Валерия Чернованова

Тайна геллании

Глава первая

Никогда не бывает больших дел без больших трудностей.

Вольтер
Астен. Верден. 7126 год правления династии Аллон

Нарин

Я лежала на кровати и с наигранным интересом вслушивалась в слова гнома, почтенного господина Берэта. Вот уже который час он распинался передо мною, уговаривая явиться на некий турнир в «Закрытое общество любителей загадок». Я делала вид, что весьма польщена оказанной мне честью, но втайне надеялась поскорее избавиться от докучливого гостя. Гном уже успел привести несколько десятков причин, объясняющих, почему я не должна отказываться от предложенных почестей. Самым главным оказалось очевидное: я — человек. А ведь люди доселе не удостаивались подобных привилегий.

Я лениво зевнула и осведомилась:

— Ну и чего вы от меня хотите?

Гном обиженно засопел. Все это время он объяснял мне, что требуется от моей скромной персоны. И вдруг эта самая персона задала вопрос, с ответа на который он начал свое приглашение. Взяв себя в руки, Берэт ответил:

— Это-то я вам и пытаюсь объяснить, госпожа. Локтан желает, чтобы именно вы вручали победителям кубки и награды. Ведь вы — первый человек, сумевший разгадать нашу загадку…

И все началось сначала. Посыпались льстивые комплименты моей сообразительности и осторожные намеки на то, что, если я не явлюсь, его величество король гномов Локтан может пересмотреть свое решение относительно договора с Нельвией, а тогда…

Я мысленно досчитала до десяти, чтобы не заорать и не послать старика к чертям. И как меня угораздило остаться на должности посланницы Нельвии? Нервы ни к черту, а тут еще гномы пристают со своими идиотскими состязаниями. А все Теора…

Воспоминание о королеве испортило настроение окончательно. В памяти всплыл наш недавний разговор. Месяц назад я вернулась в Нельвию ужасно злая и утомленная — в Драгонии выполняла возложенную на меня миссию. Конечно, не обошлось без происшествий и риска — попутно я раскрыла заговор, примирила враждующие стороны и, как полагается, спасла Нельвию от неминуемой гибели. К этому следовало бы добавить: обзавелась доброй дюжиной врагов, едва не погибла, а в довершение всего влюбилась в наследного принца эмпатов и в результате — разбила свое собственное сердце…

Покидая Драгонию, поклялась закончить игру в посланницу и больше никогда не связываться с сильными мира сего. Но Теора и на этот раз оказалась хитрее. Я сдалась! И вот теперь томилась в Астене, улыбалась во весь рот и упорно не слушала бесконечную словесную вязь почтенного господина Берэта, забавного крохотного старичка с землистым лицом. Если бы не случай в ювелирной Эсферона и не болтливость Ирона, гнома, разгадав загадку которого я получила в Драгонии желанное колье, я бы сейчас не пыталась пропустить мимо ушей весь этот бред!

— А потом будет грандиозный парад в честь победителей… — не сдавался упрямый гость, пытаясь затащить меня на свой праздник.

Я опять согласно кивала, делая вид, будто внимательно выслушала всю невероятно пышную речь, и опять никак не могла выплыть из лавины собственных мыслей.

…Месяц назад, воспользовавшись моей временной небоеспособностью, Теора пригласила меня к себе и вывалила на мою бедную голову целый ворох информации. Наша дорогая правительница оказалась не нельвийкой, а, как и я, случайно попавшей в другой мир пришелицей со старой доброй планеты Земля. Все эти месяцы она обманывала меня! Анастеос, главный маг Нельвии, и колдунья эмпатов Леста тоже знали правду! Самым же обидным оказалось то, что мой друг, принц Лориэн, скрыл истину: ключ к порталу, ведущему на Землю, находился в руках Теоры… На должности посланницы Нельвии я осталась до возвращения домой. Такая возможность должна была предоставиться через два месяца. Уж этого-то королеве утаить не удалось! Раз в тринадцать лет на Этаре открывался портал в наш мир. Это был мой единственный шанс не застрять в этарском Средневековье еще на тринадцать лет! Правда, что буду делать, когда вернусь, не представляла. Без работы, семьи, документов… В своем мире я умерла, и прежней жизни у меня точно не будет. Я горько усмехнулась.

— Вы согласны?

Вздрогнув, я уставилась на гнома:

— На что согласна?

Берэт закатил глаза и театрально вздохнул. Чтобы предотвратить повторение монолога в третий раз, поспешила добавить:

— Да шучу я, шучу. Не берите в голову.

Проворно вскочила и, обняв гнома за плечи, повела к двери. Собеседник поднял на меня большие карие глаза и с надеждой спросил:

— Так что мне ответить его величеству?

— Ответьте… — Я замялась, думая, как бы отказать повежливее, но, так ничего и не придумав, закончила: — Что для меня огромная честь присутствовать на… на…

— …на празднике «Живых загадок».

— А что, они бывают еще и мертвыми?

Берэт укоризненно покачал головой. Понял, что из всего сказанного я так ничего и не услышала. Уже подойдя к лестнице, гном обернулся и добавил:

— Не забудьте, состязания начнутся в пять. Будьте пунктуальны.

«Будьте пунктуальны!» — про себя передразнила я гнома. Достали!

Потом, выразительно хлопнув дверью, подошла к окну и мысленно связалась с Феней. Вдалеке послышался громкий крик.

Из дома вышел Берэт. Заметив кружащего над зданием феникса, испуганно оглянулся и поспешил скрыться в карете.

Феня описал круг в воздухе, приземлился на подоконник и, радостно расправив крылья, поприветствовал свою хозяйку. Я с нежностью погладила птенца. Хотя нет. Птенцом моего питомца назвать было уже трудно. Из маленькой, похожей на воробышка птички за последние месяцы он превратился в прекрасного феникса, своими размерами ничем не уступающего взрослому ястребу. Красный феникс — необыкновенная птица, ее крик способен уничтожить любого, кто попытается причинить вред хозяину, в данном случае мне. Хотя, надеюсь, этого не произойдет.

В последний раз коснувшись блестящих перышек питомца, весело воскликнула:

— Доставишь послание Теоре. Пусть готовятся. Я возвращаюсь!

Леса илларов

Ноэль


В огне и пожаре
той давней вражды,
что смерть принесла
за собою,
невинною кровью
нарушен завет,
и кара Великих
упала.


Страданья и скорбь
на Этару сойдут
и крики Безликих
весь мир потрясут.
Но тот, кто ответ
в своем сердце найдет,
проклятия цепь
разорвет.

(Пророчество илларов)

— Солэн! Солэн… они идут!

Прислонившись к стене, лесная правительница сдавленно застонала. Сердце девушки сжалось от предчувствия надвигающейся беды.

— Ноэль, что случилось? — На крик сестры выбежал встревоженный иллар и едва успел подхватить ее на руки, прежде чем та, обессилев, опустилась на пол.

— Слышишь? Они сейчас будут здесь… они уничтожат нас…

— Кто они? — Солэн с силой затряс всхлипывающую илларию, пытаясь привести в чувство, но девушка не смогла ответить на вопрос брата. Заглянув в глаза, полные страха, иллар спросил: — Что тебя так напугало?

— Они… — Ноэль уцепилась за край его одежды и быстро зашептала: — Им нужна звезда. Они найдут ее… И тогда всем нам придет конец!

— Что ты видела?

— Возвращение Великого… Слышишь? — Лесная правительница прислушалась. Потом, резко вздохнув, снова зарыдала. — Проклятие… оно не разрушено! Они придут! За звездой!

Солэн вслушивался в тишину, но ни один звук не нарушал размеренного дыхания ночи. И только шепот сестры свидетельствовал о том, что беда уже близко.

— Ты не ошиблась? — Правитель убрал с лица илларии намокшие от слез волосы.

— Нет. Пророчество сбывается. — Ноэль с отчаянием посмотрела на брата. — Проклятие возвращается… вместе с Великим…

Астен. Верден

Нарин

Отправив феникса с посланием, начала собираться на состязания. Облачилась в скромный наряд, попрощалась с хозяйкой дома, вечно улыбающейся госпожой Риной, и вышла на улицу. До дворца решила идти пешком: не было смысла брать экипаж, чтобы проехать несколько улочек. Хорошо, что отказалась жить во дворце, иначе бы меня с ума свели бесконечными играми и балами. С какой бы целью гномы ни собирались, они всегда и везде загадывали загадки. За последние две недели я успела услышать их не менее сотни! Как вы думаете, с чего начался разговор с Локтаном, когда я впервые предстала пред его ясные очи? Угадали (не выношу этот глагол!). Попросив короля об аудиенции, я полагала, что быстренько исполню возложенную на меня миссию и на следующий же день отправлюсь обратно в Нельвию. Куда там! Увидев меня, Локтан первым делом спросил: «Что такое элантомазия и как с ней бороться?» Сначала я не поняла, чего от меня хотят. Но через час нашей игры в «отгадай сам не знаю что» пришла к выводу, что все гномы чокнутые. Впрочем, как и остальные обитатели Этары.

Я миновала мост и, обогнув странного вида статую, которая по идее должна была изображать Локтана, едва успела отпрыгнуть в сторону от проезжающей мимо кареты. Кучер не обратил на меня внимания и погнал лошадей в сторону дворца.

Стряхнув с юбки брызги грязи, погрозила кулаком вслед удаляющемуся экипажу. Как можно мчаться на такой бешеной скорости?! Здесь пешеходам тесно, а уж повозке проехать практически невозможно. Вообще я заметила, что боги, поделившие Этару между четырьмя народами на равные части, явно страдали косоглазием. По сравнению с Нельвией и Драгонией Астен казался кукольной страной. Здесь все имело маленькие размеры. Небольшие дома, узкие улочки, тесные кареты. Я чувствовала себя Гулливером, очутившимся в стране лилипутов.

Посмотрела на следы колес, оставленные каретой. Явно не гномья. Но тогда чья же? За последние пятнадцать дней я не встретила в столице Астена, Вердене, ни одного человека, эльфа или эмпата. Только мне не посчастливилось застрять здесь на неопределенный срок! Скорее бы уже Локтан подписал этот проклятый договор! Тогда можно будет с чистой совестью вернуться в Геллион.

Я помахала рукой стражникам и поспешила во дворец. Стояла поздняя осень, на улице было довольно прохладно, и поэтому пятнадцатиминутной прогулки мне оказалось достаточно.

В тронном зале уже собрались участники состязаний и приглашенные. Хорошо хоть меня позвали не участвовать в соревнованиях, а раздавать награды. Три победителя этого турнира получали право войти в «Закрытое общество любителей загадок». Сейчас кандидаты «разминали» мозги, чтобы показать свою сообразительность и накопленные за годы жизни знания. Рядом с королем на мягком троне восседал светловолосый эльф. Интересно, такой же, как и я, посланник или просто проезжавший мимо турист? Заметив меня, Локтан приветливо помахал рукой и пригласил устраиваться на небольшом пуфике по левую руку от его величества. Жаль, что не пришла раньше. Тогда бы этому белобрысому не пришлось сидеть на столь удобном предмете мебели! Как только я приблизилась к трону, эльф вскочил и предложил мне свое «тронное» место. Я благодарно улыбнулась незнакомцу и поклонилась королю.

— Садитесь, Нарин, садитесь, — нетерпеливо пробормотал его величество.

И чего раскудахтался! Сесть я всегда успею. А вот присесть, пожалуй, соизволю.

Локтан окинул меня быстрым взглядом и загадочно улыбнулся.

— Как вы думаете, что станет с лепестками арделии, если их сначала засушить, а затем истолочь и смешать с маслом горании?

— Вы об этом уже спрашивали, — разочаровала я гнома. Расположившись в кресле, с любопытством посмотрела на эльфа.

От Локтана не ускользнул мой взгляд. Его величество поспешил представить незнакомца:

— У нас сегодня двойной праздник. Граф Аммиан из рода Дэон ар’ Лэй приехал с поручением от его величества короля Седрика. Думаю, нас ожидает не одно состязание.

Мы с эльфом настороженно переглянулись. Уточнять у Локтана, что он имел в виду, — гиблое дело. Вместо ответа король задаст очередную головоломку и не успокоится, пока мы на нее не ответим. Гномы не любят, когда их загадки разгадывают.

Интересно, Локтан уже успел вытрясти из эльфа душу?

Я украдкой взглянула на красавчика. На вид ему было около тридцати. А сколько на самом деле, демон его знает. До сих пор не могу привыкнуть к их возрастным меркам. В отличие от большинства сородичей, волосы у Аммиана оказались коротко острижены. Шальные искорки в серо-зеленых глазах свидетельствовали о веселом нраве эльфа. «Это ненадолго, — злорадно подумала я. — Через неделю жизнь в обществе гномов не будет казаться тебе такой прекрасной».

Прикрыла глаза и просмотрела эльфа. На светлом фоне души перемешались светлые и темные цвета. Не люблю, когда у кого-либо оказывается подобная душа. Трудно понять, к чему его тянет больше: к чистому и возвышенному или низкому и греховному.

Заметив выражение моего лица, эльф поинтересовался:

— С вами все в порядке?

Я заверила его, что чувствую себя превосходно, и, воспользовавшись моментом, когда Локтан произносил напутственную речь игрокам, в свою очередь спросила:

— Если не секрет, зачем вы приехали в Астен?

— Не секрет. — Эльф улыбнулся, обнажив белоснежные зубы. — Седрику нужны найденные в копальнях гномов кристаллы. Это открытие для нашего мира. Его величество желает заполучить их.

Демоны! Я желала заполучить их не меньше! Точнее, Теора. Узнав о неожиданной находке гномов — кристаллах, которые не позволяют эмпатам просматривать души, королева поспешила отправить меня в Астен. Несмотря на то что у людей с Драгонией сейчас подписан мир, Теора пожелала завладеть кристаллами, из которых можно сделать амулеты защиты. Это спасет ее подданных от проникновения в их души и в значительной мере пополнит казну королевства. Ведь желающих приобрести подобные талисманы окажется море.

Оказывается, эльфы тоже каким-то образом узнали о находке гномов и решили завладеть сокровищем. К сожалению, кристаллов обнаружили слишком мало, на оба королевства их точно не хватит. А Теора еще надеялась подписать с Локтаном договор о постоянной поставке кристаллов в Нельвию! Это означало, что Седрику не достанется ничего.

— А вы с какой целью пожаловали в Астен? Если не секрет.

— Секрет. — Я кокетливо улыбнулась эльфу и сменила тему: — Вам уже успели загадать загадку?

Аммиан выразительно хмыкнул, но ответить не успел. Вернулся его величество и объявил о начале состязаний.

Из десяти кандидатов, как уже сказала, в «Закрытое общество» должны были войти только трое. Десять школ Астена отправили на соревнования лучших учеников. И теперь те с волнением ожидали финала.

Соревнования состояли из двух туров. В первом участники разбивались на пары и задавали друг другу свои собственные загадки. Судьи в лице Локтана и трех старост «Закрытого общества» оценивали их по нескольким критериям. Например, нашли ли игроки правильный ответ, интересна ли была их собственная загадка — и так далее.

Я особенно не следила за игрой, была поглощена размышлениями о том, как заставить Локтана подписать договор. Не хотелось бы возвращаться в Нельвию ни с чем.

Аммиан с интересом наблюдал за состязаниями, но потом отвлекся. Не обращая внимания на сидящего между нами короля, нагнулся ко мне и тихо спросил:

— А это правда, что вам удалось отгадать загадку гнома?

— В какой-то мере, — так же тихо ответила я. — Мне помогали.

С улыбкой кивнув, эльф продолжил следить за игрой.

После короткого перерыва начался второй тур. К участникам вышел один из старост и раздал каждому по загадке. Игрокам дали десять минут, чтобы подумать и найти правильный ответ.

Я все время изнывала от скуки. Честно скажу, многие из загадок были просто глупыми! Наконец в центре зала появился очередной ученик и зачитал очередную загадку. После чего в нерешительности замолчал и сконфуженно посмотрел на короля.

Заметив на моем лице снисходительную улыбку, Локтан осведомился:

— Что вас так развеселило, сударыня?

— Не обращайте внимания. Кажется, этот юноша затрудняется с ответом.

В глазах короля заиграли искорки азарта.

— Ну так, может, вы ему поможете? Я так понимаю, вам известна разгадка.

— И правда. Было бы интересно услышать ваш ответ, — поддакнул Аммиан.

Черт! Я ведь даже не слышала загадки!

В зале повисла напряженная тишина. Я закусила губу и с мольбой глянула на Берэта. Старик понял мой многозначительный взгляд, подошел к участнику игры. Взял у того из рук листок и сам прочел загадку:


Оно с ума свести любого может
И разъедает сердце кислотой,
Видения безумные приносит
И приближает страшный смерти час.


Никто помочь в тот миг тебе не сможет,
В своем кошмаре будешь одинок.
Не разорвешь оковы дикой боли
И не уймешь в холодном теле дрожь.

Я поднялась и, выхватив у Берэта листок, пробежалась по нему взглядом. Идей не прибавилось. Возможно, это любовь. Но при чем тут тогда кошмары и безумные видения? Или, быть может, это ревность? Ревнивец на все смотрит сквозь призму недоверия, он боится быть обманутым.

— И какие у вас по этому поводу идеи? — издевательским тоном поинтересовался Аммиан.

Я еще раз опустила взгляд на листок, но ничего, кроме ревности, придумать не смогла. Решив не тянуть с ответом, высказала догадку.

— А вот и нет! — Локтан чуть в ладоши не захлопал, услышав неверный ответ. — И вовсе это не ревность. Может, кто другой знает разгадку? — обратился он к притихшей публике.

Но никто не спешил делиться своими предположениями. Видно, мыслей у них по этому поводу было не больше, чем у меня.

Вдруг посланник громко расхохотался, нарушив гнетущее молчание:

— Ответ прост и ясен. Это яд. Думаю, филонелия. Или что-то сродни ей.

Локтан досадливо хмыкнул, и сразу стало ясно, что эльф оказался прав.

— Не сочтите за труд, объясните, что такое филонелия, — обратилась я к посланнику.

— Филонелия — растение, сейчас крайне редко встречающееся в лесах Этары. Поэтому очень дорогое. Из ее семян делают поистине великолепное орудие убийства. Жертва умирает долго, и впоследствии невозможно установить, что стало причиной смерти. Зачастую филонелия приводит к помутнению рассудка.

Ничего не скажешь, хорошенькое средство, чтобы избавиться от врага. Но откуда я могла знать ответ? Ядами я не увлекаюсь. А вот наш всезнающий посланник, похоже, неплохо в них разбирается.

Я вернулась в кресло и услышала приказ короля продолжать игру. Недогадливый игрок выбыл из числа участников состязаний, а его место в центре занял следующий кандидат в «Закрытое общество».


Только через час Локтан вместе со старостами подвел итоги и назвал имена победителей. Счастливые ученики, облегченно вздохнув вместе со мной, приняли из моих рук награды и грамоты. Я порядком подустала от всех этих игрищ и мечтала поскорее оказаться как можно дальше от дворца. На помощь мне пришел Аммиан, предложив окончить «прекрасный» вечер за ужином и приятной беседой. С моей стороны возражений не последовало.

Проявив явную невоспитанность и непочтительность к его величеству, то есть попросту не попрощавшись с ним, мы покинули дворец. Пока проходили соревнования, на улицы города успел пролиться дождь, и дороги превратились в маленькие озерца. Со смехом перепрыгивая через лужи, направились на главную площадь города. Только там можно было найти более или менее приличный трактир. Пока шли, Аммиан не замолкал ни на минуту. Такого веселого и остроумного эльфа я еще не встречала. Даже близнецы и те так меня не веселили. Я едва не позабыла, что завтра вынуждена буду стать его соперницей и сделать все возможное, чтобы Локтан подписал с Нельвией договор. Аммиана же, как мне показалось, его миссия совершенно не заботила. То ли он был уверен, что сможет меня обыграть, то ли эльфу было все равно, с чем возвращаться в Долину. Но я, как норовистая кобылка, почувствовала вкус соперничества и решила выиграть во что бы то ни стало и заставить Локтана отдать кристаллы людям.