logo Книжные новинки и не только

«Яхромский мост: Крах «Тайфуна»» Василий Карасев читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Василий Карасев

Яхромский мост: Крах “Тайфуна”

От автора

За время, прошедшее с начала работы над первым вариантом книги «Яхромский мост», прошло более 10 лет. В этот период автору удалось ознакомиться с большим количеством новых источников. Это, в частности, отчетные документы как частей и соединений РККА, так и вермахта.

Знакомство с широким кругом источников позволило не только выявить новые факты, но и более критически отнестись к воспоминаниям участников боевых действий. Мемуары как род литературы обладают определенными недостатками и не всегда точны в силу свойств человеческой памяти. Особенно это касается тех случаев, когда авторы не пользовались материалами архивов. Только сопоставление с документами позволяет понять, насколько воспоминания, написанные спустя десятки лет после войны, расходятся с действительностью. Тем не менее, как живое свидетельство мемуары весьма важны и цитаты из них остаются и в предлагаемом новом варианте книги.

Используя более широко данные архивов, удалось внести большую ясность в изложение хода событий и вместо предположений представить читателю версию, основанную на документах.

В новом издании существенно переработаны карты, которые отражают события каждого дня боевых действий. Автор постарался, чтобы каждый из населенных пунктов, упомянутых в рассказе, читатель смог найти на карте. Кроме того, в книге опубликован ряд карт и схем, которые присутствуют в архивных делах наших и немецких соединений.

К читателю

«О фокшанском деле я получил, так сказать, глухую исповедь и не знаю, что писать ко двору. Синаксари Александра Васильевича очень коротки; извольте истребовать от него подробного донесения, как дело происходило, и куда неприятель оборотился»

Потемкин — Репнину, 1789 г.

23 ноября 1941 г. в г. Дмитров приехал только что назначенный командующий армией, у которого не было ни одного солдата и ни одного работника штаба. Звали генерала Василий Иванович Кузнецов, и его армия пока существовала только в строках приказа, а ее части были разбросаны по эшелонам, двигавшимся из разных концов европейской и азиатской частей СССР. За неимением войск генерал мог только инспектировать рубежи обороны вдоль канала Москва — Волга.


Дмитровский район на карте Подмосковья.


Оставалось еще несколько дней до того момента, когда война вступит на территорию Дмитровского района. Конечно, она пришла сюда раньше, еще в июне 1941 г., когда началась мобилизация. Потом, по мере приближения фронта, развернулось строительство укреплений, начались бомбежки. В октябре территория района стала уже ближайшим тылом. По дорогам потянулись к фронту колонны солдат и техники вперемежку с грузовиками и гужевыми повозками, которые обеспечивали снабжение боевых частей, а навстречу им шли машины с ранеными. Но боевые действия здесь начались только в конце ноября.

Канал Москва — Волга, окрестности которого осматривал генерал Кузнецов, вскоре стал одним из тех рубежей, у которых был остановлен враг и где была окончательно похоронена стратегия немецкого блицкрига. Здесь же началось контрнаступление Красной Армии, и в результате вермахт потерпел свое первое крупное поражение во Второй Мировой войне. Поэтому события конца ноября — начала декабря 1941 г. действительно имеют (без всяких поправок на местный патриотизм) всемирно-историческое значение.

1-я УдА [Полный список сокращений приведен в конце книги.] Кузнецова сыграла в этих боях одну из ключевых ролей. Но только «одну из», о чем не всегда помнят. Несколько десятилетий назад на западной окраине Дмитрова установили стелу с памятной надписью, сообщающей, что на этом месте был остановлен враг, и отсюда 1-я Ударная армия перешла в контрнаступление. Спустя некоторое время надпись подправили и добавили туда еще одну армию — 30-ю. Это было и правильно, и неправильно. Правильно потому, что 30-я армия вынесла на себе всю тяжесть оборонительных боев на дмитровском направлении и приняла активное участие в контрнаступлении. Неправильно — потому, что из района Дмитрова наступала только 1-я Ударная. 30-я армия действовала в 25–35 километрах западнее и большей частью вне территории Дмитровского района, но ее вклад в его освобождение не менее весом, чем 1-й Ударной. Были и другие участники событий, о которых следует помнить.

Упомянутый выше обелиск теперь не существует. Зато возле памятника на Перемиловской высоте стоит гранитная плита с перечнем соединений, воевавших в окрестностях. Здесь список участников расширен, но опять неполон, поскольку в нем отсутствует 16-я армия.

Возможно, у многих возникнет сомнение в уместности эпиграфа, который предваряет эту работу. Причем здесь краткость донесений, отправленных в далеком 18 веке? В действительности же приведенная цитата довольно точно отражает ситуацию и с описанием боев конца 1941 г. Обычно сведения, публикуемые в периодической печати во время празднования какого-нибудь очередного юбилея, достаточно фрагментарны. Дело выглядит примерно так: неизвестно откуда взявшийся противник захватывает плацдарм на восточном берегу канала, а случайно оказавшаяся армия тут же его отбивает. Все рассказы о борьбе за Яхрому или Перемилово ведутся без особой связи с общим ходом событий даже в пределах района. Рассказ о контрнаступлении Красной Армии сводится к описанию боев за Яхрому и Белый Раст. При этом забывают, что освобождение той же Яхромы произошло не только за счет усилий тех, кто дрался непосредственно за город, но и тех, кто действовал в десятках километрах от него.

Автор попытался устранить этот недостаток и воспроизвести более целостную картину военных действий, рассказать «как дело происходило, и куда неприятель оборотился».

Поэтому описание не сводится к пересказу событий на рубеже канала Москва — Волга или вблизи от него. Ряд важных событий, которые определили обстановку в районе Дмитров — Яхрома, как в оборонительный период сражения, так и во время наступления советских войск, произошли вне Дмитровского района. [Необходимо также отметить, что район рассматривается в его современных границах. Сейчас он включает территорию всего прежнего Коммунистического (с центром в с. Рогачево») и часть бывшего Краснополянского.] Войска действуют на местности, не оглядываясь на административные границы районов и областей. Поэтому пространственные и временные границы предлагаемого повествования несколько раздвинуты по сравнению с тем отрезком времени, когда боевые действия велись, собственно, на канале.

В предлагаемой работе описаны, в основном, действия частей и соединений по обе стороны фронта. Воюют не толпы солдат, а батальоны, полки и дивизии. И то, как ими управляют, и то, как эти части и соединения выполняют соответствующие приказы, определяет исход сражений. Поскольку рассматривается чисто военный аспект проблемы, за рамками повествования остается судьба гражданского населения, оказавшегося в зоне боевых действий. Это тема для отдельной работы [В основном этой теме посвящена кн. Табунова Н.В., Рыбаков С.С. Страницы памяти. Дмитровский край в годы Великой Отечественной войны. — Дмитров, 2015.].

При написании данного труда была привлечена мемуарная литература, работы по истории Великой Отечественной войны, и в частности, Битвы за Москву, документы из отечественных и зарубежных архивов. Ссылки на все эти источники даются далее по ходу изложения. Здесь мы не будем подробно их анализировать. Сделаем лишь несколько замечаний.

Из обобщающих работ по истории Московской битвы необходимо отметить, прежде всего, труд Генерального штаба, который вышел еще в 1943 г. под редакцией начальника Генерального штаба Красной Армии маршала Б.М. Шапошникова [Шапошников Б.М. Битва за Москву. Версия из Генштаба. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.]. Он был написан по горячим следам событий, но сразу же засекречен. При знакомстве с мемуарами военачальников старшего звена становится понятно, что и их авторы пользовались в своей работе этой книгой. К ней восходит изданный в открытой печати капитальный труд по истории битвы за Москву коллектива под руководством бывшего начальника штаба Западного фронта В.Д. Соколовского [Соколовский В.Д., ред. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой. — М.: Воениздат 1964.]. В дальнейшем она будет часто нами цитироваться. Другим важным источником служат опубликованные в составе материалов по Московской битве сводки Генерального штаба Красной Армии [Битва под Москвой. Хроника, факты, люди: В 2-х кн. — М.: Олма-Пресс, 2001. — Кн. 1 и кн. 2.]. Эти источники создают каркас повествования. Остальные документы, список которых приведен в конце книги, позволяют сделать важные дополнения и уточнения к их сведениям.

Относительно мемуарной литературы необходимо заметить, что действия разных частей и соединений освещены в ней весьма неравномерно. В одних случаях имеется несколько источников, в других — ни одного. Соответственно разной степенью полноты обладает и наш труд. Однако это не означает, что действия какой-либо части менее значимы для хода борьбы, чем другой. Например, боевой путь 8-й тбр освещен достаточно подробно. Изданы мемуары командира ее танкового полка А. В. Егорова, командира бригады П.А. Ротмистрова, начальника штаба 30-й А Г.И. Хетагурова и самого командующего армией Д.Д. Лелюшенко. А вот про 21-ю тбр, сыгравшую не меньшую роль в боях под Москвой, имеются лишь отдельные упоминания. Достаточно сказать, что танк Т-34, который с боем прорвался через занятый немцами Калинин, изрядно попугав захватчиков, принадлежал к 21-й тбр.

В предлагаемой работе ход сражения излагается так, что все события, происшедшие в один и тот же день, описываются в соответствующем разделе. Если приходится сослаться на что-то, имевшее место раньше или позже, то приводится соответствующая дата. В военных сводках и донесениях принято излагать обстановку, начиная с правого фланга. Автор не всегда придерживался этого правила, поскольку это затрудняет чтение при переходе от одного раздела к другому и не всегда удобно внутри глав.