logo Книжные новинки и не только

«Яхромский мост: Крах «Тайфуна»» Василий Карасев читать онлайн - страница 13

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

При правильном применении этот метод давал возможность меньшими силами сдержать более мощного противника и нанести ему чувствительные потери при минимальных жертвах со своей стороны. В данном случае группировка 30-й А на Дмитровском направлении не позволила немцам воспользоваться наиболее удобной для них дорогой и развить успех, что имело большое значение в тот критический момент. Но, конечно, «шероховатостей» при исполнении избежать не удалось.

25 ноября 1941 г. полковник Г. И. Хетагуров сменил на посту командующего левофланговой группой 30-й армии полковника П.Г. Чанчибадзе. Об этом был издан соответствующий приказ, из которого, помимо фамилии нового командира группы, можно узнать, что ее штаб в тот момент находился в церкви села Рогачево [ЦАМО РФ. Ф, 3557. Оп. 1. Д. 14. Л. 48.]. Передовую линию обороны группы занимали 58-я тд (южнее совхоза Клинский), 107-я мед (в Гафидово и Русино) и 8 тбр (в Спас-Коркодино). Последняя образовывала южный (левый) фланг группы, который упирался в р. Лутосня. В этом районе река течет сначала на запад, а затем, примерно в 3 км от Спас-Коркодино, под прямым углом поворачивает на север. Здесь на западном берегу, имея на восточном плацдармы у Ширяева и Воронино, находился противник. Вторую линию обороны наших войск в районе Доршево занимали полки 24-й кд.

В 8.00 немцы перешли в атаку с плацдармов, которые они захватили накануне. Из района Воронино атаковала 14-я мтд, а от Ширяева — 7-я тд. Сначала противник продвинулся вперед, но к 10.00 его наступление застопорилось. На северном участке наши войска сумели развить сильный танковый огонь из Гафидова и перелесков возле Бабаек. Из немецкого журнала боевых действий следует, что оборона наших войск была построена тактически грамотно и оказалась эффективной. Танки стояли на опушке леса на подготовленных и хорошо замаскированных огневых позициях и препятствовали каждому продвижению пехоты вперед, так как имели отличный сектор обстрела. Поэтому немецкий батальон стал ждать прибытия штурмовых орудий, которые должны были занять позицию против этих танков, и готовиться к обходному маневру [NARA. Т-315. R. 648. L. 263.].

Южнее, в полосе 7-й тд, враг также отметил жесткое сопротивление. Наступление немцев на Спас-Коркодино тоже было встречено огнем пулеметов, минометов, противотанковых орудий и танков. Поэтому продвижение вперед шло достаточно медленно. Немцы пытались охватить населенный пункт с юга. Этому маневру могли бы воспрепятствовать части 17-й кд, но как уже было сказано, они были слабы, и с небольшими усилиями со стороны противника были отброшены со своих позиций.


Командующий 5-м ак Р. Руофф.


На направлении главного удара после уничтожения одного танка Т-34 и одной противотанковой пушки врагу удалось достичь юго-восточной окраины Спас-Коркодино. Затем противник отчитался еще о трех уничтоженных танках. Около 12.00 первая цель наступления, Спас-Коркодино, была достигнута [Der Geschichte des 11. (Sachs.) Infanterie-Regiments (http:// home, hccnet.nl/e. kooistra/fortzetzungl3. html).]. Части 8-й тбр были оттеснены на северо-восток и отошли через Доршево на Михалево и Садовую [ЦАМО РФ. Ф. 3067(8 тбр — 3 гв. тбр). on. 1. д. 25. Л. 13.].

К полудню и на северном участке обороны обходное движение неприятеля вынудило наше командование отдать приказ об отходе. Но «отскочить» на новый рубеж обороны, сохранив порядок, не удалось. Танки и мотострелки 58-й тд должны были занять оборону в районе Дорошево, Бутырки, где уже находилась 24-я кд. Но согласно отчету о боевых действиях 58-й тд, составленном полковником С.В. Леви, противник, наседая на отходящие части, не дал им закрепиться на новых позициях [ЦАМО РФ. Ф. 208 (ЗФ). ОП. 2511. Д. 230. Л. 6.]. Они были атакованы с юго-запада и запада и отошли в район Покровского. Гораздо более жесткую оценку произошедшего мы находим в журнале боевых действий 24-й кд. Там записано, что в районе Дорошево 58 тд, почти не оказывая сопротивления противнику, вышла из боя и отошла в направлении Покровское, Михалево, оголяя левый фланг 24 кд, «чем и достойно заслужила оценку Командарма 30, как позорно покинувшая фронт и оставившая без боя Дорошево, Покровское, Чумичево» [«Мехкорпуса РККА» (http://mechcorps.rkka.ru/).].

Наверняка в ходе отступления были элементы паники. Но наиболее вероятной причиной неудачных действий стала организационная неразбериха. Так, например, 58-й тд были подчинены некоторые части 107-й мсд. Они, как и подразделения 58-й тд, не задержались в Доршево и продолжили отступление на восток через Покровское. Там их в три часа дня перехватил С.И. Леви и приказал занять оборону в районе

Пруды, Ивлево. Однако при отходивших частях не было их командиров и штабов, а те, кто получил его указания, похоже, не знали о переподчинении частей и просто проигнорировали приказ [ЦАМО РФ. Ф. 208 (ЗФ). ОП. 2511. Д. 230. Л. 6.]. В результате проселки южнее дороги на Рогачево, также идущие в восточном направлении, перекрыты не были.

Доршево было захвачено немцами в 16.55, а в 17.45 пало Покровское. Результат этих боев А. В. Егоров заносит в свой актив, поскольку немцам не удалось продвинуться дальше Покровского, но в действительности противник всего лишь выполнил здесь задачу дня. А южнее дела обстояли гораздо хуже.

Сразу после занятия Спас-Коркодино 7-я тд сформировала передовой отряд, состоящий из роты танков и роты разведывательного батальона, который двинулся через Мишнево на Ивлево, занял этот населенный пункт и высоту 222.9 рядом с ним. Поскольку наши части здесь так и не появились, немцам никто не препятствовал. За их передовыми подразделениями следовал мотострелковый батальон, который закрепил достигнутый успех. Одновременно немцы выслали вперед две разведывательные группы. Вследствие наступившей темноты они достигли только линии Аревское — Пруды. В лесу в километре северо-восточнее Ивлево ими были встречены заграждения из деревьев, а на юге разведка наткнулась на многочисленные минные поля. Попытка найти через них проход увенчалась успехом только частично [NARA. Т-315. R. 409. L. 85.]. Однако, поскольку никаких советских войск впереди обнаружено не было, решение этой проблемы было только вопросом нескольких часов. Так окончательно сформировалась брешь между двумя нашими армиями — 16-й и 30-й.

Тем не менее, в докладе штаба немецкой 3-й танковой группы отмечено, что «противник по-прежнему оказывал сильное сопротивление при поддержке танков, особенно в полосе 14 пд (мот.)» [Битва под Москвой. Хроника, факты, люди: В 2-х кн. — М.: Олма-Пресс, 2001, Кн. 1. С. ПЗ.]. Там же сообщается, что 7-я тд будет продолжать наступление на Новоселки и ночью. Но до ночных действий дело пока не дошло.

В середине дня, когда немецкое наступление еще только набирало силу, 56-й ак отдал приказ [NARA. Т-315. R. 407. LL. 199–202.], ставивший дивизиям, подчиненным корпусу, конкретные задачи по выходу на рубеж канала. От 7-й тд требовалось достичь Рогачевского шоссе у Новоселок и находится в готовности нанести удар к югу от дороги Рогачево — Дмитров на канал у Яхромы, а частью сил продвигаться к Яхроме через Федоровку. Конечной целью операции был захват шлюза № 3 у Яхромы. Похоже, противник не рассчитывал получить в руки неразрушенный мост и намеревался воспользоваться для переправы строениями шлюза.

14-я мтд сначала должна была достичь восточной окраины Рогачево. Если населенный пункт окажется занят противником, то требовалось не ввязываться в уличные бои, а сломить сопротивление советских войск путем обхода. Затем дивизия должна была пробиваться в направлении Дмитрова. Отмечалось, что для дальнейшего ведения боев на канале решающим будет захват территории высот западнее Дмитрова и севернее Яхромы. Еще одна дивизия 6-я тд должна была пока оборонять северный фланг корпуса.


Положение 5-го армейского корпуса немцев на утро 26 ноября 1941 г. и планы дальнейших действий связанные с выходом 2-й танковой дивизии на Рогачевское шоссе в районе Бабаихи.


Название «Рогачево» неоднократно повторяется в немецком приказе. Об этом важном населенном пункте помнили и в наших штабах. По воспоминаниям А.В. Егорова командующий Западным фронтом телеграфировал командиру 8-й тбр: «Прошу вас удержать г. Рогачево хотя бы еще одни сутки». Эта формулировка несколько необычна, поскольку ГК. Жуков, обычно требовал, а не просил. Возможно, он понимал, что перед подчиненными стоит трудная задача. При отсутствии локтевой связи с соседней армией левофланговой группе войск 30-й А предстояло оборонять Рогачево, имея неприкрытые фланги [Егоров А. В. Указ. соч. С. 177.].