logo Книжные новинки и не только

«Яхромский мост: Крах «Тайфуна»» Василий Карасев читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Еще несколько замечаний для тех, кто редко обращается с подобного рода литературой. Ее специфика заключается в том, что текст изобилует упоминанием номеров частей и соединений. С этим приходится мириться, но иногда нетрудно запутаться, к какой из противоборствующих сторон относятся та или иная воинская часть. Чтобы этого не произошло, необходимо запомнить несколько простых правил: пехота Красной Армии воевала в составе стрелковых дивизий, мотострелковых дивизий или стрелковых бригад, а немецкая — в составе пехотных или моторизованных дивизий. Это правило перестает работать на более «низком» уровне. Полки в немецких танковых дивизиях назывались стрелковыми. Но в данной работе речь идет в основном о дивизиях, поскольку на этом участке фронта у немцев была только одна бригада (900-я учебная моторизованная бригада). Все танковые дивизии — германские. Есть только одно исключение: наша 58-я танковая дивизия. Кроме нее в советских танковых войсках на этом направлении воевали только танковые бригады, которых не было у противника. Опять же, на этом участке фронта у вермахта отсутствовала кавалерия. Все кавалерийские части (полки) и соединения (дивизии и корпуса) — советские.


В штабе Западного фронта в конце 1941 г. Слева направо: Н.А. Булганин, Г.К. Жуков, В.Д. Соколовский, И.С. Хохлов.


Танковые группы и армейские корпуса имелись только у немцев. Немецкие танковые группы были аналогом наших армий, но более сильными по составу. Их не следует путать с временно возникавшими образованьями, которые объединяли части и соединения на каком-то участке фронта для выполнения конкретной задачи. Таковыми были, например, группы Захарова и Хетагурова. В вермахте тоже создавались такие временные соединения, которые назывались боевыми группами, например, боевая группа 7-й тд. Обычно принадлежность группы к той или иной противоборствующей стороне легко определяется по фамилии командира.

Наиболее просто разрешить все сомнения с помощью карт. Чтение литературы с описанием военных действий всегда сильно затруднено, если их нет. В данном очерке автор постарался, по мере возможностей, избежать такого недостатка. С этой целью предпринята попытка сопроводить картой каждый день боев. За основу взяты карты из книги под редакцией В.Д. Соколовского, где обстановка показана с наибольшими подробностями по сравнению со всеми остальными книгами, известными автору. Но поскольку в его труде положение войск проиллюстрировано с разрывами в несколько дней, приходилось для отсутствующего периода наносить обстановку на карту, опираясь на другие источники, в частности, пользуясь выдержками из сводок Генштаба и другими работами. Естественно, эти сообщения далеко не всегда полны и точны. Автор приносит извинения за возможные неточности и ошибки, возникшие как по его вине, так и ввиду неполноты исходных данных.


Начальник Генерального штаба РККА Б.М. Шапошников.


Скажем еще немного о терминологии. Каждый хотя бы интуитивно представляет, что такое бой, сражение или битва. В данной книге читатель встретится еще и с термином «операция». Существует иерархия этих понятий. Бой в ней основное понятие, на котором строятся остальные определения. Сражение — это совокупность боев, объединенных общим замыслом и проводимых определенными группировками войск. Операция — совокупность согласованных и взаимосвязанных боев, сражений, ударов и маневров для решения каких-то задач на театре военных действий (часто бывает, что операцией называют гораздо более мелкие по масштабу события, но здесь хотелось бы подчеркнуть именно это значение термина). И, наконец, битва — это ряд одновременных наступательных и оборонительных операций крупных группировок войск на важнейших направлениях с целью достижения стратегических результатов.

Следует помнить, что вся эта классификация применима только к войнам 20-го века. Для более ранних времен термин «битва» используется при обозначении решающего столкновения главных сил воюющих сторон. Существует еще и историческая традиция названий тех или иных военных столкновений. Например, Невская битва 1240 г. и Бородинское сражение в 1812 г. совершенно несопоставимы по масштабам, но называются так, как называются. И если второе событие можно считать сражением и по современным понятиям, то первое можно назвать только боем.

И в заключение еще об одной иерархии. Не каждый представляет, чем отличается часть от соединения, а эти термины будут далее встречаться постоянно. Здесь складывается следующая цепочка: подразделение (рота) — часть (батальон, полк) — соединение (бригада, дивизия, корпус) — объединение (армия, фронт). Каждый следующий член в этом перечне включает в себя несколько предыдущих. Так дивизия (соединение) состоит обычно из 3-х полков (частей), а корпус (тоже соединение) — из 2–4 дивизий. При этом в дивизии и корпусе имеются еще и части усиления, не входящие в стрелковые полки, например, артиллерия. Особняком среди перечисленных образований стоит бригада. Иногда ее даже относят к частям. Существует определение, что бригада это дивизия без полкового звена. По силе она превышает полк, но слабее дивизии. В ней может быть такое же количество батальонов, как и в полку, но больше средств усиления (той же артиллерии). В дальнейшем мы будем часто сталкиваться с описанием действий бригад.


Начальник оперативного управления Генерального штаба РККА А.М. Василевский.


С точки зрения стабильности состава полки и дивизии представляют собой наиболее устойчивые образования. Дивизия могла провоевать всю войну, имея в своем подчинении одни и те же полки. Только в случае полного уничтожения (например, гибели в окружении) дивизия приобретала при новом формировании совершенно другой вид. В то же время и корпуса, и армии могли менять свой состав многократно, подстраиваясь под выполнение конкретных задач. Но и здесь были исключения. Особенно в моменты кризисов. Так, в период оборонительного сражения под Москвой командование Западным фронтом собирало с пассивных (и не совсем пассивных) участков даже взводы и направляло их в части, которые вели самые ожесточенные бои.

Очерк содержит три части. В первой помещен рассказ об оборонительных боях, в которых наши войска, отступая, пытались сдержать продвижение противника. Во второй описан период некоторого равновесия сил, когда положение линии фронта мало менялась в ту или другую сторону. Третья часть посвящена периоду контрнаступления. В конце даны списки командиров соединений противоборствующих сторон и другой справочный материал. Предваряет основную часть краткое описание общей обстановки и хода операций на северном крыле Западного фронта в интересующий нас период времени.

Общий ход событий. От Ламы до Ламы

С самого начала войны взятие Москвы было главной целью германского командования. Однако мы не будем доводить ситуацию до абсурда и начинать рассказ с 22 июня 1941 г. или описывать всю Московскую битву. Чтобы понять, какое место занимали бои на территории северного Подмосковья (и в частности Дмитровского района) в общей картине боевых действий, мы очень коротко опишем ход военных действий на правом крыле Западного фронта в ноябре-декабре 1941 г.

Все, о чем рассказано далее, происходило во время второго этапа немецкого наступления на Москву и в начале контрнаступления Красной Армии. Исходным для наступления противника на северном крыле был рубеж р. Лама. Туда же немецкие войска откатились после первого этапа контрнаступления советских войск. Конечно, их позиции в конце декабря не совсем точно совпадали с теми, на которых они находились к середине ноября. Например, нашим войскам удалось взять в декабре Волоколамск, который в ноябре был в руках у вермахта. Однако в целом можно считать, что противники вернулись в исходное положение. Дальнейшие боевые действия на этом направлении (прорыв обороны на р. Лама) относятся уже к другому этапу зимнего наступления Красной Армии.

В ноябре 1941 г. против северного крыла группы армий «Центр» оборонялись войска Калининского (командующий И. С. Конев) и Западного (командующий Г. К. Жуков) фронтов.

На левом фланге Калининского фронта располагалась 30-я А (командующие В.А. Хоменко, затем Д.Д. Лелюшенко) в составе: 5-й, 185-й сд, 107-й мед и 46-й кд, 21-й и 8-й тбр, 46-го мцп, 2-го ми, 20-го запасного пи, 276-го арт. дивизиона ПТО и др. частей. Армия обороняла рубеж: берег р. Волга в 6 км юго-восточнее Калинина, Лукьяново, Дорино (это пункт на Ламе несколько южнее места ее впадения в Волжское водохранилище) и далее по восточному берегу р. Лама. При этом к 15 ноября 185-я сд находилась в резерве Калининского фронта в 6 км севернее г. Калинина. Армия насчитывала 23 тыс. бойцов, 110 полевых орудий, 25 орудий ПТО, 75 минометов, 20 танков. Уже в ходе боев 30-я А была передана в состав Западного фронта.




На Западном фронте правофланговая 16-я А армия генерала К. К. Рокоссовского была развернута в два эшелона. 17-я кд, курсантский полк, 316-я сд, 50-я и 53-я кд, 18-я, 78-я сд и 58-я тд занимали оборону на рубеже Матюшкино, Харланиха 2-я, Ченцы, Данилково, Щелканово, Слобода. В полосе 16-й А линия фронта была отодвинута от р. Ламы. Так, Ченцы расположены несколько восточнее Волоколамска. 126-я сд, 27-я и 28-я тбр., 1-я гв. тбр. располагались в районе Теряева Слобода, Ильинское, Чисмена, Пашкове, Устиново. По восточному берегу р. Истра от Раково, и от г. Истра до Крюково занимали укрепленный рубеж 302-й и 301-й пулеметные батальоны. Включенные в состав 16-й А 24-я, 44-я и 20-я кд сосредоточивались западнее и юго-восточнее Клина. Ширина фронта обороны армии составляла около 70 км. Армия насчитывала 50 тыс. бойцов, 287 полевых орудий, 180 орудий ПТО, 300 минометов, 150 танков.