logo Книжные новинки и не только

«Яхромский мост: Крах «Тайфуна»» Василий Карасев читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru


Командующий 3-й ТГр Э. Гепнер.


С действиями правого крыла Западного фронта были тесно связаны действия Калининского фронта, который начал наступление 5 декабря против находившейся перед ним 9-й армии противника. Наступление фронта протекало медленно. Немецкая пехота находилась на своих позициях почти два месяца и сумела хорошо подготовиться к обороне. Войска Калининского фронта к моменту начала контрнаступления не получили из резервов Ставки свежих соединений. Здесь действовали ослабленные в предыдущих боях части и соединения. Кроме того, на ряде участков командование неверно организовало прорыв обороны противника. В результате, например, наступление 29-й армии было остановлено в первый же день, а часть ее соединений оттеснена в исходное положение. Несколько более успешно действовали войска 31-й армии южнее Калинина. Но и здесь положение (как и в целом, в окрестностях Калинина) кардинально изменилось только в связи с успехами 30-й армии Западного фронта. Ее продвижение после освобождения Клина стало угрожать немецким тылам и принудило 9-ю немецкую армию в ночь на 16 декабря начать отход. В этот же день Калинин был взят, а 30-я армия передана обратно в состав Калининского фронта

В ходе Клинско-Солнечногорской наступательной операции советские войска разгромили: 3-ю и 4-ю танковые группы врага, отбросили их разбитые соединения на 90—110 км, уничтожили и захватили большое количество орудий, танков, другой боевой техники, боеприпасов и разного имущества. Был ликвидирован выступ фронта севернее Москвы, образовавшийся в ходе немецкого наступления в ноябре. К сожалению, разгром был неполным. Противнику удалось спасти значительную часть живой силы, что и обусловило тяжесть боев на Ламе.

Из сорока дней войны (с 15-го ноября до 25-го декабря), пришедшихся на эти две операции, только десять дней враг находился на рубеже канала Москва — Волга, а в секторе, образованном Ленинградским и Дмитровским шоссе, чуть больше трех недель. Именно в этот промежуток времени и произошли главные военные события на Северном крыле Западного фронта.

Яхромский мост

«Главное не пустить немцев за канал»

Маршал Б.М. Шапошников

«Зная, что они должны задержать врага, и мучаясь сомнениями, что может быть завтра им самим эти мосты понадобятся, они откладывали их уничтожение до самого последнего момента и иногда опаздывали»

Б. Такман, «Августовские пушки»

Бои, на северном крыле Западного фронта в конце ноября — начале декабря 1941 г. были так или иначе связаны с борьбой за линию канала Москва — Волга (на участке от Дмитрова до Химок). В силу своей конфигурации канал оказался как на пути немецких войск, двигавшихся непосредственно к Москве, так и перед той группировкой противника, которая стремилась прорваться на восток. Даже зимой канал оставался серьезным препятствием для наступающей стороны. В конце ноября лед на нем был еще тонок. Да и в дальнейшем его можно было взломать, изменив уровень воды в канале, или просто взорвать. Это создавало трудности даже для пехоты, а тяжелую технику лед не мог выдержать и в декабре. Чтобы обеспечить действия танков, необходимо было иметь в распоряжении мосты на канале. Овладение ими и образование плацдармов для дальнейшего продвижения вперед стало важнейшей задачей для наступающей стороны.


Автогужевой мост у г. Яхрома. Снимок сделан немецким фотографом 28 ноября 1941 г. Время съемки — первая половина дня, до 13.00, когда советская авиация в ходе бомбежки подожгла фабрику на западном берегу канала (этот пожар виден на других фотографиях, сделанных противником в тот же день).


Одним из эпизодов этой борьбы был захват немцами плацдарма на канале у г. Яхромы и его ликвидация советскими войсками. Это было единственное место, где врагу удалось перейти через канал. Поэтому происшедшее остро воспринималось военным руководством обеих сторон. На несколько суток мост на канале оказался в центре событий. Да и затем длительное время сохранялось влияние тех дней на ход боевых действий. Поэтому данная глава, как и вся работа, получила название «Яхромский мост».

Этот эпизод упоминается в большинстве книг, где затрагивается тема Московской битвы в целом: и в 12-ти томной истории войны [История второй мировой войны 1939–1945. Том четвертый. — М.: Воениздат, 1975. С. 106.], и в трудах, посвященных начальному периоду войны [Самсонов А. М. Крах фашистской агрессии 1939–1945. — М.: Наука, 1980.]. Однако большей частью это только краткая констатация факта. В случаях же, когда данному эпизоду уделяется большее внимание, все ограничивается описанием боев за Перемилово.

Действительно, эти бои шли совсем недолго. Однако всякое событие имеет некую предысторию и последствия. На то, как сложилась ситуация в какой-либо точке вооруженной борьбы, влияют действия противников в местах, подчас весьма отдаленных в пространстве и времени.

Как указывалось ранее, для более детального выяснения обстановки территориальные и хронологические рамки повествования несколько расширены. В качестве начального и конечного пункта нашего рассказа избран г. Клин. Этот город расположен на пересечении шоссейных дорог, ведущих с запада на восток, с Ленинградским шоссе и находится в центре коридора, образованного Московским морем и северными оконечностями Истринского водохранилища и Сенежского озера. Владение им обеспечивало вермахту как осуществление прорыва напрямую к Москве между Сенежским озером и Истринским водохранилищем, так и наступление далее на восток. Это предопределило упорство боев за город. Захват его противником сделал возможным выход немецких войск к Дмитрову и Яхроме и дальнейшие действия против Москвы с северного направления вдоль Ленинградского и Рогачевского шоссе. Сразу скажем, что значение Клина как важнейшего стратегического пункта сохранилось и в период советского контрнаступления.


Реконструкция Яхромского моста в начале XXI века. Старый мост (на снимке — слева), восстановленный после взрыва и переживший множество ремонтов, будет разобран через несколько месяцев.


Как уже упоминалось выше, 15–16 ноября противник приступил к реальному осуществлению завершающего этапа операции по окружению Москвы. Через неделю, 23 ноября, готовы были созреть предпосылки для решающего броска к столице и в восточном направлении. Поэтому начнем с этой даты.

23 ноября. Клин

«Особое внимание обратите на Дмитровское направление»

Первые части 1-й Уд А выходят на рубеж обороны. Командующий 16-й А генерал К. К. Рокоссовский прибывает в Клин. Положение 30-й А. Образование левофланговой группы армии. Мероприятия по усилению обороны Клина запаздывают. Враг захватывает Солнечногорск. Падение Клина. Действия инженерных войск Западного фронта. В Дмитров прибывает 29-я сбр 1-й Уд А.


Мы начали свой рассказ с того момента, когда в г. Дмитров прибыл командующий 1-й УдА. Его войскам только предстояло собраться в районе Дмитров — Загорск.


Положение на правом фланге Западного фронта 23 ноября 1941 г.


За четыре дня до этого советский Генштаб оценил сложившуюся обстановку и наметил меры для противодействия замыслу противника. Было определено, что «выдвижение танковых групп противника севернее и южнее Москвы вызывало настоятельную необходимость в срочном сосредоточении крупных сил на этих направлениях и в районах, находившихся вне возможного танкового окружения столицы. Такими районами были намечены: восточный берег канала Москва — Волга на севере и район Рязани на юге» [Шапошников Б.М. Битва за Москву. Версия из Генштаба. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. С. 35.].

Этими крупными силами и должны были стать вновь сформированные резервные армии. Они предназначались не только для укрепления обороны или участия в контрнаступлении, но и для деблокирующего удара на случай самого неблагоприятного развития событий. 1-я УдА должна была располагаться севернее Москвы.

Надо сказать, что в этот момент советский Генштаб практически раскрыл планы противника и довольно точно оценил его реальные возможности. Часть гитлеровского руководства еще продолжала планировать операцию гораздо большего масштаба, чем позволяли возможности войск. И в случае, если бы противник наступал на Ярославль и Рыбинск, как мечтали в Ставке Гитлера, и при более скромном варианте окружения Москвы по линии Дмитров — Загорск — Коломна, как еще в начале ноября замышляло командование группы армий «Центр», 1-я УдА оказалась бы на острие главного удара немецких войск, а не на фланге, как получилось в реальности.

Когда мы говорим об отсутствии войск у только что назначенного командующего армией, то необходимо сделать небольшую поправку. Генерал действительно не привел с собой не только никаких бригад и дивизий, но даже и штаба. Однако к полудню 22 ноября прибыл, и концу дня был переподчинен 1-й ударной армии Дмитровский отряд МЗО (образован 21.11.41 г. приказом № 220 командующего войсками МВО [Битва за Москву. История Московской зоны обороны / Сост. С. С. Илизаров, С.В. Костина/ — М.: АО «Московские учебники и Картолитография, 2001. С. 253.], командир — подполковник Г.В. Лихов). Он состоял из 310-го пулеметного батальона и бронепоезда № 73 внутренних войск НКВД. Разместившись на заранее подготовленных позициях на рубеже Татищево — Перемилово и имея десантную роту бронепоезда на высоте 158,5 (Красная Гора), отряд стал первым подразделением армии, занявшим рубеж обороны на канале Москва — Волга.