logo Книжные новинки и не только

«Яхромский мост: Крах «Тайфуна»» Василий Карасев читать онлайн - страница 7

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

«У нас оставалась одна дорога — на Новощапово. — вспоминает К. К. Рокоссовский. — Да и здесь на протяжении нескольких километров наши машины не раз попадали под обстрел немецких танков, вышедших северо-восточнее Клина. При переезде через реку Сестра — она уже замерзла — мы лишились сопровождавшей нас машины со счетверенной пулеметной установкой: немцы разбили ее.

Поскольку Солнечногорск был уже занят противником, пришлось двинуться в объезд через Рогачево. Нас было несколько человек на двух легковых автомобилях. Сила небольшая… Ехали ночью, со всеми предосторожностями» [Рокоссовский К. К. Указ. соч. С. 84.].

Предосторожности в неясной обстановке, конечно, не были лишними. Это сейчас мы точно знаем, что немецкие танки направились не на восток, а к южной окраине Клина, где в 16.35 захватили еще один мост через реку и вторглись в город с юга. В это же время группа Зиры, пройдя через город, вышла на его восточную окраину. Однако, еще около часа продолжались ожесточенные бои в полосе наступления центральной группы немцев [NARA. Т-315. R. 406. L. 205.]. К 18.00 город пал.

Кроме описания отъезда из Клина никакой конкретной информации о действиях частей 16-й А на дмитровском направлении из мемуаров К. К. Рокоссовского почерпнуть не удается. Нет данных об этих критических часах и в сводках Генштаба. В утренней сводке от 24 ноября ничего не говорится о происшедшей накануне сдаче Клина и Солнечногорска. Только в сводке от 25 ноября сообщается о потере этих городов и указывается, что «126 сд, полк 25 тбр, 31 тбр в течение 23.11 вели бой с противником в районе г. Клин. Положение их уточняется» [Битва под Москвой. Хроника, факты, люди: В 2-х кн. — М.: Олма-Пресс, 2001. — Кн. 1. С. 762.].

Более точны немецкие данные. Вечернее донесение группы армий «Центр» 23 ноября сообщает: «LVI ак после многочасового упорного боя в 16.00 силами 7 тд и частей 14 пд (мот.) (Группа «Зиры») занял Клин» [Там же. С. 744.]. Там же говорится о захвате в 15.0 °Cолнечногорска 2-й тд. При этом наши источники всегда сообщают, что в боях за Клин принимала участие 6-я тд. Однако немецкая сводка указывает совсем иное ее назначение в этот день: «бтд: Охранение участка Минино — Спас-Заулок — Завидово (иск.)» [Там же.].

В действительности операцию по овладению Клином проводила 7-я тд немцев. И, тем не менее, доля истины есть и в наших сводках. В состав боевых групп немцев были включены части и других дивизий 56-го ак. В группу генерала Зиры входил полк 14-й мтд, а в группу фон Вальденфельса — полк 6-й тд. Сам командир этого полка и был одновременно командиром группы.

Немецкие источники указывает на упорный бой и тем самым подтверждают, что описание накала боев при оставлении Клина у полковника Хетагурова соответствует действительности: «…во второй половине дня танки и мотопехота противника вторглись в Клин. Началась яростная огневая дуэль на главной его улице. В то же время все теснее сжималось кольцо вокруг города.

Нельзя было допустить, чтобы там осталась и погибла хотя бы часть наших и без того ограниченных сил. С разрешения командарма я начал отводить части на Воронино и Спас-Коркодино» [Хетагуров Г. И. Указ. соч. С. 75.].

К сожалению, тяжелых потерь избежать не удалось. В ходе этих боев был окружен и почти полностью погиб 70-й кп 24-й кд с истребительным батальоном [ЦАМО РФ. Ф. 3557 (24 кд). On. 1. Д. 5. Л. 15.], а также часть сил 58-й тд.

Таким образом, дмитровское направление пришлось защищать войскам 30-й А, самой слабой на северном крыле Западного фронта. К тому же армия оказалась разорванной на три части. Правый ее фланг был отброшен за Волгу севернее Московского моря, а центр, отделенный от группы Хетагурова поймой р. Сестра, с боями отступал в район Конаково. Левый фланг, как это следует из предыдущего рассказа, прикрывал шоссе Клин — Дмитров. К вечеру составлявшие его соединения располагались так: 58-я тд на участке Плюсково, Селюхино, Губино, 24-я кд — Мал. Щапово, Белавино (с 56-м кп севернее Сестры в районе Соково, Рогатино, Мужево), 107-я мед — на участке Опалево, Голиково [ЦАМО РФ. Ф. 1158 (107 мед — 49 гв. сд). On. 1. Д. 8. Л. 338–339.].

Здесь пора упомянуть еще одного участника борьбы. По решению Ставки Верховного Главнокомандования от 17 ноября были созданы три оперативно-инженерные группы (ОПТ) для устройства на пути наступающего врага сильных инженерных заграждений, чтобы задержать его продвижение. Заграждения должны были быть поставлены на ближних северо-западных и западных подступах к Москве. На интересующем нас направлении действовала группа с номером два под командованием генерала И.П. Галицкого. Штаб группы находился в Покровском. Вот как описывает задачи группы ее командир.

«Оперативная инженерная группа состояла из трех отрядов заграждения. Отряд № 1 подполковника ИД. Мельникова имел 122-й легкий инженерный батальон, 214-й саперный батальон и роту понтонеров. Задача отряда — подготовить к разрушению дороги вдоль шоссе Клин — Рогачево — Дмитров. Отряд заграждения № 2 (командир майор М.Н. Шперов), действуя в составе отряда особого назначения войск НКВД, готовит к разрушению Ленинградское шоссе на участке Ямуга, Клин, Солнечногорск, Черная Грязь и дорогу Каменка — Икша. Отряду заграждения № 3 (командир майор П.Н. Вакуловский) в составе 244-го саперного батальона и саперной роты отряда особого назначения НКВД поставлена задача заминировать и подготовить к разрушению шоссе Рогачево — Федоровка — Каменка и Федоровка — Яхрома… Каждый отряд действует в назначенной ему полосе» [Галицкий И.П. Дорогу открывали саперы. — М.Воениздат, 1983, С. 25.].

Противник был осведомлен о ведущейся минной войне. Широкое использование мин сильно нервировало командование вермахта и снижало темп наступления противника. Замедляло маневр и простое разрушение дорог. Двигаясь по Лениградскому шоссе, немцы периодически обнаруживали огромные воронки от взрывов, полностью уничтоживших дорогу. Эти взрывы произвели в последний момент бойцы подразделений НКВД.

В неразберихе, возникшей между Клином и Солнечногорском, 2-я тд врага захватила карту зоны заграждений, которую вез офицер связи из штаба 30-й А в штаб 16-й [NAPA. Т-315. R. 1246. L. 0752.]. Документ немедленно размножили и разослали подчиненным, соседям, а также специальным самолетом высшему командованию.

По этому поводу в донесении штаба группы армий «Центр» сообщалось: «Из захваченной карты командующего Западным фронтом генерала Жукова от 19.11 видно, что между каналом им. Москвы (здесь погрешность работы современного переводчика, поскольку канал получил это название только в 1947 г — Прим. автора) г. Яхрома — перекресток дорог 30 км севернее г. Яхрома и линией Истринское водохранилище — Зеленино (40 км севернее г. Волоколамск) планировалось создать зону заграждений, что удалось, однако, лишь в западной части и у шоссе Москва — Калинин. Отсюда можно сделать вывод, что противник планирует оставить район к западу от канала им. Москвы и вновь занять оборону на линии Яхрома — Солнечногорск — Истринское водохранилище. Сильные минные заграждения и преграды различного рода, встречаемые войсками 3-й танковой группы, подтверждают данные этой карты. Перед восточным фронтом 3 ТГр находятся крупные силы противника, которые пока не оказывали значительного давления на запад» [Битва под Москвой. Хроника, факты, люди: В 2-х кн. — М.: Олма-Пресс, 2001. — Кн. 1, С. 744.].

Потеря Клина инициировала важное решение командира ОИГ: «Поскольку судьба Клина была предрешена, пришлось передислоцировать наш штаб в Дмитров. Мы считали, что наступил момент подготовки к взрыву мостов через канал Москва — Волга в Яхроме и Дмитрове. Поэтому послали боевое распоряжение подполковнику Мельникову, чтобы он немедленно отправил туда по одному взводу с необходимым количеством взрывчатых веществ. Готовность к взрыву мостов — 8 часов 24 ноября. Взрыв по особому приказу»  [Галицкий И.П. Указ. соч. С. 32.].

Оставалось только отдать приказ, но, как показал опыт предыдущих месяцев войны, это не всегда успевали сделать.


Командир оперативно-инженерной группы Западного фронта И.П. Галицкий.


В те часы, когда Рокоссовский выбирался из горящего Клина, в Дмитров прибыл эшелон с головными частями и штабом 29-й сбр полковника А.А. Федотова. Ей и предстояло принять на себя первый удар 7-й тд и 14-мтд 56-го ак немцев. Пока будущих противников разделяло 50 км. По меркам лета 1941 г. это было мизерным расстоянием. Тогда танковые дивизии вермахта могли бы преодолеть его за одни сутки. Но в последние дни осени продвижение немецких моторизованных частей шло не столь стремительно, как в начале войны, хотя и медленным его назвать нельзя. При чтении воспоминаний участников событий из состава 30-й А может сложится впечатление, что оборонительные бои между Клином и Дмитровом продолжались, по крайней мере, неделю. В действительности же прошло всего четыре дня до того момента, когда командир боевой группы немецкой 7-й тд Хассо фон Мантейфель увидел в полевой бинокль окрестности Яхромы и свою главную цель — мост через канал.