Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Василий Кононюк

Все только начинается

ГЛАВА 1

Как всегда проснувшись с восходом светила, Хор ан Дер Тон, следуя многолетней привычке, попытался вспомнить и ощутить основной смысл сегодняшнего сновидения. Он не был предсказателем, но имел слабый дар в этом редкостном направлении Искусства. Вскочив с кровати, удерживая в сердце ускользающее ощущение, он схватил со стола карты Судьбы, размешал и бросил наугад первые три. Перед ним на столе лежали Смертельная Угроза, Большие Хлопоты и Дальняя Дорога.

Хор улыбнулся, он почувствовал — сегодня у него получилось. Но времени на размышления и самолюбование не было. По многочисленным предыдущим опытам со своим даром предсказателя он знал: столь ясные указания приходят, когда события уже стоят на пороге и дорога каждая минута.

Собрав самое необходимое, он связался со своим бывшим учеником Ван ан Дором. Нужно было решать с учениками и невыполненными контрактами.

— Здравствуй, Ван, надеюсь, ты уже дома?

Тот ответил на ментальный вызов практически сразу:

— Здравствуйте, уважаемый Хор ат Дер Тон. Рад ощущать вас в добром здравии. Да, я прибыл домой еще вчера.

«Предал и что-то знает, — мелькнуло в защищенной области сознания. — Когда произносил неположенную в моем имени приставку „ат“, его ментальный фон дрогнул, не смог удержать сарказм или не счел нужным это сделать. Еще несколько месяцев назад он бы обратился ко мне просто — уважаемый учитель». Пришлось на ходу перестраиваться. Озабоченности в сознании было достаточно, поэтому, сделав вид, что пропустил оговорку мимо ушей, Хор продолжил:

— Мне нужно с тобой посоветоваться, Ван. Разговор предстоит долгий… Как ты смотришь на то, чтоб мы сегодня вечером встретились «У старого мельника»?

— С удовольствием, уважаемый Хор. Разреши…

— Вечером, Ван. Скажешь все вечером.

Невежливо прервав связь, Хор задумался. Ощущение надвигающейся беды после состоявшегося разговора перешло на уровень, требующий немедленных и самых решительных действий. «Лучший ученик… к сожалению, понятия „самый лучший“ и „самый верный“ редко совмещаются. Так должно было случиться, слишком гладко все шло последние десять сезонов. Расслабился ты, Хор ан Дер Тон. Слишком рано поверил в свою неуязвимость. А до нее еще два, а то и три сезона напряженной работы». Вспомнил, что перед отъездом Вана в Южную провинцию намекнул тому на интересную работу по приезде, связанную с разработкой элементов нового, весьма перспективного типа защиты. Хор с досадой стукнул кулаком в стену. «Воистину никто тебе не сделает так плохо, как ты сам! И предать может только тот, кому ты доверяешь. Придется обратиться к Ден Варту. Враг твоего врага почти что друг. А если не друг, то уж во всяком случае союзник». Времени на долгие размышления не было: преодолев естественное для любого разумного нежелание быть кому-то обязанным, Хор вызвал Ленора:

— Здравствуйте, уважаемый Ленор ан Ден Варт. Так сложились обстоятельства, что я вынужден просить вас о помощи.

— Рассказывай, Хор. Беру богов в свидетели, разговор останется между нами.

— Может статься, мне придется надолго уехать, и я появлюсь не раньше, чем через три сезона. Хочу вас попросить уделить время моим ученикам и завершить мои контракты. Если вы не откажете мне в этой просьбе, то все сведения я вам сейчас перешлю. Естественно, гонорар по контрактам будет полностью ваш, а ученики по окончании обучения принесут клятву верности нам обоим. И еще, десять сезонов назад вы советовали не спешить стать членом Первого круга. Я вас не послушался. Теперь мне ясно, что я совершил ошибку. Прошу простить мою глупость.

— Что сделано, того не воротишь. Тебе не за что просить прощения: раз ты не понял тогда, значит, я не сумел объяснить и в произошедшем есть и моя вина. Это не мое дело, Хор, но мне кажется, ты не о том заботишься. Никто не даст тебе спокойно уйти. Тебя будет искать не меньше половины состава Высшего и Первого кругов. Ты уверен, что сможешь от них спрятаться?

— Если боги не отвернутся от меня, то надеюсь, что смогу.

— Ну-ну… об остальном не беспокойся. Все твои дела и обязательства я доведу до конца. И пусть помогут боги тебе вернуться, когда придет пора. Ты один способен встряхнуть это болото. И знай. С тобой хотят бесчестно расправиться. Если ты выкрутишься, я буду на твоей стороне.

— Вы знаете подробности?

— Пока только догадки, но, я уверен, они недалеки от истины. Ты стал представлять опасность для всех членов Высшего круга. Твои ученики слишком быстро двигаются вверх. Если задаться вопросом, Хор, как тебя нейтрализовать, не нарушая правил и действуя в рамках закона, то по здравом размышлении остается два приемлемых варианта. Будем исходить из того, что в стане твоих врагов есть единственный боец, кто может с тобой гарантированно справиться и при этом не получить существенных ранений. Это искусник Высшего круга, глава гильдии и ее несомненный лидер Равен ат Дирам. В первом варианте предполагалось, что он тебя спровоцирует и ты вызовешь его на дуэль. Думаю, его поступки в последнее время дают достаточно фактов, чтоб ты не сомневался в существовании такого замысла. Поскольку тебе удавалось искусно игнорировать его неуклюжие попытки, у твоих врагов осталась единственная возможность — сделать так, чтоб он вызвал тебя на поединок.

— Но для этого нужно ввести меня в Высший круг, а там все пять членов живы и здоровы и никто из них не собирается добровольно уступать мне место.

— Ошибка. Понятие «добровольно» весьма растяжимое. Ведь ат Дирам может убить не только тебя, но и любого из членов Высшего круга. И если он убедительно попросит, то я не думаю, что найдется храбрец, который ему откажет. Тем более у него и у Высшего круга в запасе много приятных возможностей, которыми они поделятся с неудачником, чтоб сделать его выбор не таким болезненным. Как ты знаешь, для представления нового члена на вакансию в Высший круг нужно не менее трех рекомендаций от искусников Высшего круга и пяти от представителей Первого. С Высшим кругом у Дирама проблем нет, а вот с Первым я знал только четверых, кто танцует под его дудку. Но твоя сегодняшняя просьба свидетельствует о том, что он нашел пятую кандидатуру. Раз ты обратился ко мне, а не к Ван ан Дору, значит, у тебя есть веские причины. Для меня из этого следует вывод, что тебя можно ввести в Высший круг без твоего ведома, сделав тебе такой приятный сюрприз. Думаю, могу смело назвать тебя Хор ат Дер Тоном, и не сомневаюсь, еще сегодня ты получишь официальный вызов на дуэль от Дирама.

— Я не давал повода для вызова…

— Не думаю, что у тебя есть время на такие глупости. Повод они найдут, и разрешение на дуэль Дирам получит. Твой план спрятаться и готовиться к бою считаю правильным. Однако имей в виду, Дирам перевернет всю Изнанку, но найдет твое отражение. По правилам в этом случае он имеет право его атаковать. Если на этой стороне у тебя есть хоть призрачные шансы, то на Изнанке они равны нулю.

— Значит, он меня там не найдет.

— Хм… интересно посмотреть на этот фокус… Поспеши, и пусть берегут тебя боги, Хор.

Ленор прервал связь.

«Поговоришь с умным собеседником, и сразу тайное становится явным. Жаль, что все десять лет вместо дружбы с этим достойным человеком я пыжился доказать ему, что не зря попал в Первый круг искусников. Хорошо хоть ума хватило не разругаться окончательно. Почему вчера мы были не такие умные, как сегодня? Вопрос риторический».

Оставалось продемонстрировать всем обещанный фокус и надеяться, что он выдержит проверку. А проверка обещала быть очень дотошной.

В свое время Хор детально разбирался с методами поиска объектов как на этой стороне, так и их отражений на Изнанке мира. Соответственно его не могли не заинтересовать методы обмана поисковых конструктов как собственной разработки, так и существовавших до него.

Условно проблему можно было разделить на два независимых задания. Первое — скрыть от поисковых конструктов физическое тело, второе — скрыть свое отражение на Изнанке. Если живое тело скрыть было практически невозможно, поисковик безошибочно идентифицировал объект по тонкой оболочке, то стоило оторвать тонкое тело от физического, как отыскать последнее становилось весьма проблематично. Таким образом, если надежно спрятать тело, пребывающее в состоянии глубокой медитации, когда тонкая оболочка оторвана от него и находится в отражении на Изнанке, можно быть уверенным: все методы искусников будут бессильны.

В этой части ничего нового не было. Методы сокрытия физического тела были отработаны давным-давно. По правилам гильдии искусников право выбора времени и места проведения дуэли предоставлялось вызываемому. Много времени прошло с тех пор, как гильдия впервые столкнулась с возможностью формального уклонения от поединка. Тогда вызываемый назначил дуэль через двадцать сезонов. Высший круг гильдии сразу доработал правила. Вызвавшему на поединок было дано право начать бой в любом месте на следующий день после вызова, в том числе разрешалось сразиться с отражением сущности противника на Изнанке. В ситуации, когда отражение не имело связи с физическим телом, без подпитки энергией, судьба такого столкновения была предрешена.

После этого прятать физическое тело, не обеспечив сокрытие отражения, потеряло всякий смысл. Нельзя сказать, что за долгую историю Искусства никто не делал таких попыток, но ни одной удачной летописи не сохранили. Проблема состояла в том, что на Изнанке спрятаться можно было лишь за чужое отражение. Это фактически означало войти своей тонкой оболочкой в физическое тело другого разумного, что было весьма непросто. Кроме того, что на такое проникновение существовало достаточно ограничений по совместимости, не в этом была основная загвоздка, донора найти проблем особых не составляло.

Проблема была в том, что надолго спрятаться не получалось. Если воля донора подавлялась сразу, то отражение искусника, вошедшего в чужое тело, всплывало буквально после нескольких декад, затеняя собой отражение бывшего хозяина. Если чужую волю не подавляли, пытаясь сожительствовать вдвоем в одном теле, то через пять-шесть лун в отражении настолько явно проступали черты спрятанной сущности, что любому поисковому конструкту средней сложности нетрудно было определить искомый объект.

Поэкспериментировав, искусники еще сотни лет назад вывели правило — надежно спрятаться на Изнанке не представляется возможным. Во всяком случае, спрятаться на продолжительный срок считалось нереальным. Если бы не характер Хора, на которого запретные догмы действовали как сильный раздражитель, он никогда бы не стал возиться с такой, казалось бы, ненужной темой и не проводил в течение целого сезона разнообразные эксперименты. Зато сейчас у него был в рукаве козырь, о котором никто не подозревал. Хлипкий такой, но козырь. По крайней мере, Хор был уверен: если ему повезет, он сможет не только скрываться три сезона, но и работать над завершением нового типа защитных конструктов. Теперь все зависело от того, найдет ли он достаточно здравомыслящего донора, которого удастся убедить пожертвовать ему три сезона, и согласится ли тот добровольно сотрудничать все это время.

Любое насилие над волей донора было недопустимо, поскольку приводило к быстрому искажению его отражения на Изнанке и неминуемому провалу. Только добровольное сотрудничество давало возможность Хору долгое время находиться достаточно близко к сознанию донора и прятать свое отражение. Вместе с тем он должен был быть достаточно далеко от него, чтоб влияние тонкой оболочки Хора на первоначальное отражение донора было незаметно в течение длительного периода.

Только такое балансирование на лезвии клинка гарантировало успех. Он еще во времена экспериментов на Изнанке присмотрел себе трех потенциальных доноров на одной очень странной планете, информацию о которой откопал в архиве. Отражения разумных, проживающих на ней, были совершенно ни на что не похожи, при этом идеально маскировали его тень на Изнанке. Сложности возникали с совместимостью, но трех потенциальных доноров из миллиардов живущих на ней ему удалось отыскать.


Найти отражения интересующих его объектов по оставленным в свое время меткам и убедиться в том, что они живы и здоровы, он мог, только выйдя в Изнанку, поэтому оставалось надеяться на законы вероятности. Хоть один из них обязан быть в добром здравии, в противном случае это бы означало, сама судьба играет против него и любые телодвижения теряют смысл. Досадливо отмахнувшись от таких мыслей, Хор занялся подготовкой своего физического тела.

В состояние глубокой медитации, когда нить, связывающая физическое тело с отражением в Изнанке, становится неразличимой, он мог войти достаточно быстро. Оставался нерешенным вопрос, кто и как перенесет его физическое тело в защищенное место, причем так, чтоб это осталось тайной для врагов. Но и здесь у Хора была домашняя заготовка, связанная с его прошлыми увлечениями и изысканиями.

В свое время он заинтересовался еще одной легендой, посвященной древним искусникам. Это были истории о могучих некромантах прошлого, поднимающих толпы несокрушимых мертвецов и уничтожающих с их помощью целые страны. Всезнающая молва гласила: знания эти частично утеряны, частично хранятся в закрытой библиотеке, куда допускаются только члены Высшего круга. Потратив немало времени на практическое изучение вопроса управления мертвецами различной степени свежести, Хор вынес для себя несколько заключений.

Во-первых, относительно легко получалось управлять только свежими телами, поэтому набрать достаточное количество экземпляров для целой армии представлялось затруднительным, как и сделать из них приличных бойцов.

Во-вторых, они относительно быстро приходили в негодность.

В-третьих, изобретение еще сотни сезонов назад, во времена Великой войны за объединение, боевых самодвижущихся железных повозок полностью изменило тактику боевых действий и подготовку бойцов. Это привело к забвению плотных построений и боевых действий строем, что могло бы быть сильной стороной предполагаемой армии из мертвяков.

В наследство от тех изысканий, которые он долго считал впустую потраченным временем, остался в арсенале Хора разработанный им универсальный конструкт, управляющий мертвецом. А поскольку с технической точки зрения тело, пребывающее в глубокой медитации, ничем принципиально от свежего покойника не отличалось, то Хора посетила идея воспользоваться своей старой разработкой. Не пропадать же добру. И сейчас он увлеченно настраивал конструкт на действия, которые необходимо будет выполнить с его драгоценной тушкой, после того как его тонкая сущность отправится к отражению в Изнанке.

Закончив приготовления управляющего телом конструкта, Хор начал загружать в свою память сведения, необходимые ему для продолжения работы над целым поколением новых защитных и атакующих возможностей, идеи которых он вынашивал весь последний сезон. Ведь инфокристаллов там, куда он собрался, не будет. Кроме полной библиотеки базовых конструктов в список необходимого вошли несколько самых распространенных языков аборигенов и общие сведения о политическом устройстве того мира, куда он задумал отправить свое тонкое тело. Отстраняясь от дикой головной боли, которой всегда сопровождается насилие над памятью с помощью конструктов, Хор задумался, как поступить дальше. Он мог попытаться исчезнуть, не дожидаясь будущих неприятностей, либо подождать, пока карта Смертельной Угрозы не проявит себя, и сравнить реальность с предположениями старого и мудрого интригана Ленора ан Ден Варта. Каждый из этих вариантов имел свои плюсы и минусы.

Раздумывая над этим непростым вопросом, он раскрыл окно в приемной на первом этаже. Именно через него он планировал надолго покинуть свой уютный дом. Но Судьба решила избавить Хора от лишней умственной деятельности. Его взору предстали трое посетителей, приближающихся к сигнальному колокольчику, висевшему на одиноком столбе рядом с въездным проемом в зеленой изгороди. Хор не терпел заборов и ворот. Их ему заменяли как густые колючие кусты, растущие по периметру, так и охранный конструкт, встречающий нарушителя шквальным ветром и выбрасывающий его за пределы охраняемой зоны. Вдобавок к этому по двору всегда бродил ездовой ящер Хрум, имеющий весьма злобный характер. Кроме охранных функций Хруму в обязанности вменялось также следить за ландшафтным дизайном, чем он занимался с большим удовольствием, постоянно удивляя Хора своими новаторскими идеями в искусстве озеленения приусадебного участка и авангардными скульптурными группами из фигурно обгрызенных кустов и деревьев.

— Мрита, у нас гости. Иди встречай. — Звук сигнального колокольчика подтвердил его слова.

— Кого это принесли темные боги? — Мрита как всегда излучала гостеприимство и душевность своей богатой натуры.

— Сейчас узнаем. Кто там? — Специальный конструкт отнес звуковые колебания воздуха к столбу так, чтоб вопрос услышали пришедшие.

— Харим ан Дер Стон с учениками.

— Что привело уважаемого к моему скромному жилищу?

— У нас к вам два послания, которые мы обязаны вручить лично. Первое от Высшего круга гильдии, второе от главы гильдии Равена ат Дирама.

— Сегодня отличная погода. Вас проводят в беседку и предложат напитки, пока я буду знакомиться с посланиями и писать ответ в случае надобности. Прошу меня извинить, но я не ждал гостей и не готов принять вас в доме, — холодно сообщил гостям Хор.

«Ленор угадал все верно. Достаточно иметь голову на плечах, и не нужен никакой Дар провидца».

— Мрита! Проводи гостей в беседку и предложи им своего божественного бодрящего напитка. Скажи Хруму, чтоб к ним не приставал, и принеси мне послания, которые доставили наши гости.

— Если вы нас боитесь, уважаемый Хор, мы можем поклясться, что не причиним вам вреда.

— Это очевидно и без вашей клятвы, уважаемый Харим. Причинить мне вред вы можете только в своих мечтах и сновидениях.

— Не хотите ли вы меня обидеть, уважаемый?

— Не вижу в этом смысла. Вместо меня это уже давно сделали боги. К сожалению, вынужден прервать нашу занимательную беседу и сосредоточиться на посланиях.

В послании от гильдии содержалось торжественное уведомление о том, что в связи с добровольным выходом Зирда ат Хатана из состава Высшего круга образовалась вакансия, которая должна быть заполнена представителем Первого круга. За принятие в члены Высшего круга Хора ан Дер Тона высказалось больше половины состава Высшего и Первого кругов гильдии, в связи с чем принято решение ввести его в Высший круг и именовать отныне — Хор ат Дер Тон. Далее шел поименный список тех, кто высказался за данное решение. Как и следовало ожидать, среди них фигурировал и его ученик Ван ан Дор.

Второе послание являло собой официальный вызов на дуэль до смерти одного из участников. Вызов уже был рассмотрен и одобрен Высшим кругом. Прочитав указанную причину дуэли, Хор в сердцах воскликнул:

— Темные боги! Не думал, что чьи-то подлость и лицемерие еще способны меня удивить! Видят боги — я ошибался! «Причина вызова — подозрение на использование Хором ат Дер Тоном в своих конструктах разработок Равена ат Дирама». Большей чепухи придумать невозможно! Это у неуважаемого мной Равена ат Дирама последний конструкт наполовину совпадает с моими разработками!