Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— А где ты? — рефлекторно вырвался у меня вопрос, хотя я его не собирался задавать. С моей стороны допрашивать Настю не очень вежливо, но было очень интересно, куда она могла попасть.

— На свадьбе НПС. Сегодня грандиозное событие — Император с Властелином устраивают мероприятие во дворце. Очень красивое, кстати, мероприятие, жаль, что тебя нет — пригласительный билет пропал.

— Подожди, но свадьба только через два часа! — блеснул я информацией. — Я могу успеть — до дворца мне десять минут бега.

— Было бы очень замечательно, но здесь строгий регламент в одежде. У тебя есть смокинг?

— Нет… Стоп! Я недалеко от лавки Реандра! Через двадцать минут жди меня у ворот дворца!

Гном Реандр — один из НПС-торговцев, которого разработчики ввели с одной-единственной целью — создавать шедевры и тянуть с их помощью из игроков деньги. Шедевры вообще бывают разными — кто-то творит картины, кто-то скульптуры, а Реандр творил одежду. В Барлионе портных, как мастеров, было огромное количество, как среди игроков, так и среди НПС — не все могли позволить себе дорогую одежду, однако быть красивыми хотелось всем. Поэтому Реандр не был монополистом на рынке костюмов для игроков — он был монополистом на рынке совершенных костюмов для игроков. Платья, смокинги, шляпы, сапоги — Реандр делал все! Причем делал так, что сам Император не гнушался заказывать у него свои наряды.

— Чем могу помочь? — поправив очки, спросил меня хозяин магазина. В облике Реандра разработчики постарались воплотить все свои представления о респектабельном мастере, прекрасно осознающем себе цену, но не выставляющим это напоказ. Одетый в клетчатый костюм собственного изготовления, гном производил очень приятное впечатление. — Желаете заказать себе костюм?

— Простите, мастер, но у меня нет времени на это, — произнес я, прекрасно понимая — только что цена костюма увеличилась в два-три раза. Автоматически! — Мне необходим смокинг для приема у Императора, прямо сейчас.

— Но позвольте! — покачал головой гном, пока Имитатор выстраивал свою линию разговора. — Все костюмы делаются на заказ и…

— Уважаемый Реандр, — продолжал я загонять себя в яму огромных трат. То, что я собираюсь совершить, — безумство, пустая трата денег, но терять уважение учителя Ювелирного дела мне совершенно не хотелось. Можно списать это на предчувствие, однако сейчас я морально созрел для хорошей траты. — Прошу прощения, но у меня всего десять минут. Прекрасно понимаю, что костюмы делаются на заказ, что у вас может не быть готовых, однако должен попытаться. Мне нужно попасть на мероприятие во дворце, чтобы спасти имя мастера Ювелирного дела, которое сам же и запорол!

— Магическая подгонка обойдется в сорок тысяч золотом, — немного подумав, ответил гном. — Сам смокинг — двести тысяч, ботинки — сорок, трость — десять. Итого — триста тысяч. Если говорим о срочности и необходимости помочь одному из мастеров — я готов пойти навстречу!

— Позвольте, вы назвали товара всего на двести девяносто тысяч!

— Как же я мог забыть! — улыбнулся Реандр. — Бабочка! К смокингу должна прилагаться бабочка! И она стоит именно десять тысяч!

— Сколько времени у вас займет подготовка костюма? — спросил я, стараясь не показывать свои чувства. Триста тысяч золотых за кусок программного кода, воспринимаемый моим мозгом как красивая одежда! Триста тысяч на алтарь собственного предчувствия… Если я ошибусь и не получу видимых результатов — придется пересмотреть свое отношение к ощущениям!

— Две минуты. Вы согласны? — перед глазами возникло окошко с согласованием списания денег со счета. Поколебавшись мгновение, я нажал кнопку «Да». — В таком случае я оставлю вас, присаживайтесь. Вернусь через мгновение…

— Махан, ты меня не перестаешь поражать! — произнесла Анастария, когда меня доставили до дворца. Стоит отдать должное Реандру — кроме подгонки одежды он заказал экипаж, доставивший меня по назначению. Хоть в этом ему спасибо! — Даже спрашивать не буду, сколько ты только что потратил. Порядок цен у Реандра я знаю! Идем?

— Идем, — согласился я, отпуская экипаж. — Насть, мне нужно увидеть Тавию.

— Кого?

— Невесту. Причем увидеть до того, как начнется церемония.

— Это невозможно! Ее сейчас может и не быть во дворце.

— Насть — это важно! Помоги, пожалуйста!

Девушка тяжело вздохнула, шумно втянув в себя воздух. Закрыв глаза, она пару мгновений подумала, после чего спросила:

— Насколько важно?

Смысла скрывать правду от девушки не было, поэтому я рассказал ей о задании Ювелира, создании камней и провале задания. Настя посмотрела на четыре Опаловые слезы, хмыкнула, поражаясь их красоте, пробурчала что-то в духе «а мне ты такого никогда не делал», после чего произнесла:

— Махан, Махан… Как же ты любишь влезать туда, куда, по логике, влезть нельзя! Давай договоримся — я тебе помогаю, но с одним условием — ты показываешь мне свои свойства, задания, мешок… Да все, что захочу! Надоело гадать, что у тебя есть, а чего нет. Хочу точно знать все!

— Не вопрос, только с тебя ответный жест. Свойства и мешок — слишком личная информация, чтобы ей делиться просто так. Мне тоже интересно посмотреть, с кем имею дело.

— Жук! — улыбнулась девушка, после чего протянула мне руку. — Соглашение?

— Соглашение, — ответил я, подтверждая слова рукопожатием.


Вы открыли свои свойства игроку Анастария.

Вам доступны свойства игрока Анастария.


— А что за метки на карте? — практически мгновенно послышался вопрос от девушки. — Одна от Ишни, это я помню. Откуда две другие?

— Давай потом. Ты обещала мне помочь. Церемония через час, — напомнил я Насте, погрузившейся с головой в изучение моих виртуальных внутренностей.

— Зануда! Такую конфетку забирает! Взываю к Вестнику! Мне нужна твоя помощь!

— Ты звала меня, и я пришел. — Рядом с нами открылся портал, и из него вышел посланник Императора, после чего принялся стандартно стращать: — Если твой вызов был напрасен, ты понесешь наказание.

— Мне известны правила, Вестник! По праву, дарованному мне Императором, я прошу о срочной встрече с ним! Вопрос чести Империи!

— Прошу в портал, — даже не сделав попытки спросить, что и как, ответил Вестник. Нужно уточнить у Насти, каким образом такие права зарабатываются — полезная вещь! — Император готов вас принять.

— Пойдем, — безапелляционно заявила Анастария, обращаясь ко мне. — Я дала тебе шанс — постарайся его не проворонить!..

— Ты и есть тот Ювелир, что сделал это убожество? — спросила молодая девушка, брезгливо посмотрев в мою сторону. Император был крайне удивлен моей просьбе о встрече с Тавией, однако, как только я рассказал ему историю, согласился дать мне шанс исправить диадему. Именно диадему, так как Тавию, по словам Императора, уже не исправить — ее даже доставлять во дворец пришлось под конвоем Вестников. Девушка наотрез отказывалась выходить замуж. По ее словам, она скорее бросится в пропасть, чем наденет на церемонии то безобразие, что принесла ей мать. Как услужливо сообщил мне Вестник, доставивший к девушке, диадема лежит в правом углу комнаты, заваленная ворохом одежды.

— Вы вправе считать незаконченную вещь некрасивой, Герцогиня, — склонив голову, я приветствовал девушку, — но если позволите, то я смогу доказать, что…

— Доказать? — прервала меня девушка. — Доказать, что мне просто необходимо стать рабыней? Что моя мать спелась с Императором и они решили пожертвовать моей судьбой?

— Рабство? — удивился я, и, видимо, изумление на моем лице было таким красочным, что девушка снизошла до ответа:

— Да — рабство! Мной распоряжаются как вещью! Никто ни разу не спросил, хочу ли я сейчас замуж, нужно ли мне это… Мне даже образ Тредиола ни разу не показали — по законам Картоса договорные браки играют так, чтобы молодые не видели друг друга до церемонии! Вдруг он старый и морщинистый урод, с которым мне придется прожить остаток своих лет? Разве это не рабство? Не такую судьбу я желала, мечтая о принце на белом коне, но если за меня все решили… Свадьбе не бывать! Я придумала эту отговорку с диадемой, надеясь оттянуть церемонию и что-нибудь придумать, но я не смогла! Вестники следили за каждым моим шагом, не позволив сбежать! Ненавижу! Как же я всех ненавижу!

— Простите, но… — начал я, но тут же замолчал. Что нужно говорить в ситуации, в которой оказалась Тавия? Оказать поддержку? Она ей сейчас нужна, как собаке пятая нога. Сочувствие? Объяснить, что во благо Империи нужно забыть о собственных чувствах? Угу… Причем начать нужно такими словами: «Ты же программа. Сказано выходить замуж, чего нарушаешь алгоритмы? Учти — могут удалить!»

— Уходи! — произнесла девушка. — Церемония начнется с минуты на минуту, и если мне суждено быть рабыней, то последние минуты свободы я хотела бы провести одна.

Вот тебе и социальная составляющая игры…

— Тавия, я… — несмотря на прямую просьбу молодой Герцогини покинуть ее комнату, уходить я не хотел. Даже не так — я не должен уходить! Разработчики задумали сценарий по воссоединению Империй путем моральной жертвы двух молодых людей. Вернее, двух молодых программ, поэтому их «не жалко». Потом, естественно, Тавия поймет, какое счастье ей перепало, и станет счастливой и довольной. Эту историю будут показывать по всем каналам, возрождая в игроках давно позабытое желание самосовершенствоваться и развиваться. Но все это будет потом, а сейчас девушке предстоит наступить на горло собственной песне.