Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Василина Лебедева

Контракт с Аншиассом

ГЛАВА 1

«Если тебе когда-нибудь потребуется найти такого

человека, который сможет одолеть любую, даже самую

тяжёлую беду и сделать тебя счастливым,

когда этого не может больше никто: ты просто посмотри

в зеркало и скажи: «Привет!»

Р. Бах


Бремен. Старейший из прибрежных городов Германии с великолепными архитектурно-историческими зданиями, богатой культурой, множеством достопримечательностей, посмотреть на которые съезжаются туристы со всего света. Многие россиянки посчитали бы поездку в этот туристический город за счастье. Но только не Елизавета.

Молодая женщина растерянно спустилась по ступенькам крыльца огромного, белого десятиэтажного здания. Пройдя ещё несколько метров, остановилась, обняла себя за плечи и беспомощно осмотрелась, словно не понимая, где она находится.

Мимо спешили по своим делам люди, совершенно не обращая внимания на женщину, огибая её, словно это вовсе не живой человек, а просто элемент декора. Простояв на месте не больше пяти минут, она, опустив голову, повернулась и пошла, совершенно не понимая, куда и зачем движется. И только зайдя в парковую зону и приподняв голову, наткнулась взглядом на скамейку.

Она сгорбилась, как старуха, подошла к ней, шаркая ногами и присела, склонив голову, глядя на свои ладони, лежащие на коленях. Времени сейчас для неё не существовало: она не считала минуты или часы, а лишь безучастно, пустым взглядом смотрела на руки.

— По-моему вам это может понадобиться, — прозвучал рядом женский голос. И только потому, что сказана фраза была на чистейшем русском, здесь в Германии, да ещё на территории клиники, Лиза, встрепенувшись, растерянно посмотрела на подсевшую к ней, пожилую женщину, не обращая внимания на протянутый ею носовой платок.

Не отдавая себе отчёта, она молча рассматривала её: на вид лет за шестьдесят, седые волосы убраны в весьма элегантную причёску, одета правда была необычно. Платье было словно из прошлого века, с нелепыми фестончиками по горловине, поясу и рукавам. Но стоило Елизавете поднять глаза и столкнуться с взглядом незнакомки, как её словно затянуло в серое, мутное болото.

Некоторое время они сидели, не разрывая взглядов, но когда Лиза сделала судорожный вдох, словно начала захлёбываться, незнакомка тут же отпустила её сознание из плена.

Мотнув головой, Лиза нахмурилась и вновь посмотрела на пожилую женщину, которая убрала ранее протянутый ею носовой, изумительно белоснежный платок в ридикюль.

— Я подумала, что вы плачете, и решила предложить вам помощь. Если конечно вы в ней нуждаетесь. — Незнакомка улыбнулась. От этой улыбки у любого другого прошёл бы мороз по коже — словно растянули резиновую маску, а глаза сверкали при этом ледяным спокойствием. Но Лизе было совершенно всё равно.

— Мне никто не сможет помочь, — горько и тихо ответила она. — Или вы можете мне сейчас предложите тридцать восемь тысяч евро?

— Нет. Не предложу, — ответила та и Лиза лишь печально кивнула, глядя вдаль. — Но возможно помочь можно не только деньгами? Расскажите мне: что вас тревожит?

— Рассказать? — Лиза едва покачала головой. Она даже не осознала, что говорит с женщиной на русском языке, в центре Германии, не зная её имени. — Мне нужны деньги. Срочно! В течение суток. На операцию сыну… Ему в три года поставили диагноз нейробластома — это злокачественная опухоль. Тогда мы смогли собрать деньги и прооперировали его, здесь же, в этой клинике. Он прошёл полный курс лечения и вот, месяц назад у него обнаружили растущую опухоль в грудной клетке. На последние средства я привезла его сюда на осмотр, консультацию. Врач сказал, что мы обратились поздно: опухоль уже дала метастазы в отдалённые лимфатические узлы, в печень. Он предложил сделать ещё одну операцию по удалению опухоли, пройти курс лечения, за что собственно озвучил сумму. — Тяжело, судорожно вздохнув, она продолжила:

— Я могу найти деньги: продать квартиру, но деньги нужно перечислить именно в течение суток! Я обзвонила всех знакомых, никто не может достать такую сумму! Да и откуда у них взяться таким деньгам? Но всё равно, даже при полной оплате и полном прохождении всех рекомендованных мероприятий из ста процентов, только тридцать, что это поможет сыну. — Всё это она сказала безучастно, безэмоциональным голосом, словно давно уже выстрадала и выплакала все слёзы и только пустота осталась в груди женщины, да раздирающая душу боль.

Некоторое время обе женщины молчали, Но словно очнувшись от тягостных дум, Елизавета встала и направилась обратно.

— Ты что-то придумала? — Вслед ей спросила незнакомка.

— Я забираю сына, у меня нет выхода. Вернусь домой, продам квартиру и привезу его обратно.

— А если не поможет лечение? Тридцать процентов — это лишь надежда, не более!

У Лизы промелькнули воспоминания: через что пришлось пройти её сынишке в прошлое лечение. И от мысли, что ему предстоит вновь пройти через теже мучения, перехватило дыхание. Она судорожно пыталась втянуть воздух, но грудную клетку словно сдавили тисками. Покачнувшись, Лиза чуть не осела на асфальт, но незнакомка поддержала её под локоть.

Стоило женской руке пожилой женщины коснуться локтя Лизы, как спазм сжавший лёгкие тут же отступил. Она позволила подвести себя к лавочке, на которую тяжело опустилась.

— Егор спит? — Спросила незнакомка, и Лиза, автоматически кивнув, настороженно замерла.

Только после нескольких мгновений повернулась к ней, судорожно осматриваясь, пытаясь понять — кто она и что ей нужно.

— Кто вы? Я ведь не называла имени сына! — Лиза, вскочив и задышав чаще, подозрительно смотрела на собеседницу.

— О, ну наконец, мозги заработали! — Едко бросила та и усмехнулась. — Меня зовут Шиасса, для тебя пока этого достаточно.

— Откуда… — Начала было Елизавета, но её перебили:

— Молчи. Главное для тебя то, что я могу помочь твоему ребёнку! Причём со стопроцентной гарантией!

— Можете? — Прошептала Лиза и обратно опустилась на лавочку. Придвинувшись к незнакомке, она схватила её за руку, чего та не ожидала и нетерпеливо спросила: — Как? Как вы можете помочь? Вы…

— Да, могу! — Шиасса выдернула свою ладонь из захвата Лизы, и надменно приподняв голову, посмотрела на неё. Покачав головой, скривила губы: — Так, сколько твой сын ещё будет спать?

— Часов пять, не меньше, — быстро ответила Елизавета, не отводя взгляда от женщины, словно боялась, что та вдруг исчезнет, кинув зерно надежды на благодатную почву.

— Понятно, — Незнакомка грациозно поднялась. — Тогда пошли. Для начала заберём твои вещи из того клоповника где ты остановилась. Пока поживёшь в том же отеле что и я, там и поговорим.

Спустя час Лиза входила с сумкой в номер фешенебельного отеля. Все попытки за это время задать вопросы этой загадочной Шиассе, были жёстко пресечены. И она, нетерпеливо бросив сумку на пол, зло спросила:

— Ну, теперь-то вы ответите?

— Здесь поживёшь какое-то время, — Проговорила женщина, не обращая на Елизавету никакого внимания. Прошла по номеру, заглянула в одну дверь, в шкаф, поморщилась и, пройдя к креслу, опустилась в него. — Я живу тремя этажами выше, а тебе вполне подойдёт и этот номер, всяко лучше той ночлежки, — пробормотала она себе под нос.

— Это был хостел. — Отрезала Лиза, присев на край кровати. — Весьма экономный вариант и там довольно чисто, что бы вы себе не надумали. И, в конце концов, объясните уже: как вы можете помочь!? — Чуть ли не закричала она, потеряв всякое терпение.

— Хм, с чего бы начать, — Шиасса бросила на Лизу задумчивый взгляд и с удовольствием наблюдала, как у той вытягивается лицо от удивления.

— Как… как вы это сделали? — Прошептала она, потому что сейчас вместо пожилой женщины, напротив неё сидела довольно-таки молодая, черноволосая южанка, с тёмной, словно после хорошего солярия, кожей, немного раскосым вырезом глаз и весьма красивой наружности. — Это… это невозможно, так не бывает! — Лиза вскочила и заметалась по комнате, иногда бросая на Шиассу растерянные взгляды, потом метнулась к одной из дверей и подбежала к умывальнику.

Несколько раз ополоснула лицо холодной водой, повторяя: «Я брежу. Такого не бывает! Мой бедный мозг не справился со всем, и я сошла с ума!».

Посмотрев на своё отражение в зеркале, мимолётно отметила круги под тёмно-зелёными глазами, как тускло, и неопрятно сейчас выглядят её ранее насыщенно-рыжие волосы. Припухшее лицо совершенно не радовало хозяйку, которой было наплевать на внешность.

Пройдя обратно в комнату, застала всё ту же картину: молодая женщина — Шиасса, расположилась в кресле и, закинув ногу на ногу, с усмешкой смотрела на неё.

— Может, уже сядешь? — Она приглашающим жестом указала на кровать. — Начну с того, Елизавета, что я знаю — кто ты, знаю всё о твоей семье. Стоит отметить, скорей всего, больше чем ты сама. Но — самое важное для тебя — я действительно могу помочь твоему сыну! Хотя, вернее будет сказать, что это ты сможешь помочь своему сыну полностью излечиться. Только вот для этого тебе придётся попутешествовать в весьма непростых условиях, я бы даже сказала — тяжёлых и найти там средство исцеления. Я кстати могу дать стопроцентную гарантию, в отличие от всех врачей этого долбанного мира! — Произнеся эту тираду, Шиасса выжидающе посмотрела на неё.