logo Книжные новинки и не только

«Право любви» Вера Чиркова читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Вера Чиркова Право любви читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Да за что?!

— Зайчик, объясни… почему ты хотел врезать Таросу?

— За оскорбительные намеки. — Зайл уже сообразил, что без его помощи друзьям не восстановить мир в их маленьком отряде. — Но Васт тебя вроде сейчас не оскорбил?

— А если человек сказал чистую правду… а его считают лгуном и притворщиком — это не оскорбление?! — В душе Костика начала расти обида, и он побыстрее стиснул зубы и зажмурился.

— Самое обидное оскорбление, — твёрдо сообщил Зайл. — Я уже на своей шкуре испытал. Васт… раз она сказала, что не хочет есть… всё-таки мы там дыма порядочно наглотались… а у неё организм не такой…

— Я понял, извини… извините оба. — Васту явно нелегко дались эти слова. — Мне не следовало так безоговорочно верить Таросу… но Тина вела себя несколько непривычно… извините.

— Ладно, — невольно пожалел запутавшегося командира Костик, — проехали. Зайчик, принеси немного водички… спасибо.

— Тина… не больше одной капли…

— Будешь учить — уволю из друзей. Только три… вот так. Ну а теперь у меня сюрприз… — Костик бдительно оглядел пустынные скалы и полез за пазуху.

Блондины, как по команде, отвернулись.

— Можете поворачиваться. — Тонкие пальцы ловко достали из потайного кармана крохотный запечатанный квадратик — Васт, это тебе.


Насторожившийся анлезиец не задал ни одного вопроса и никакого удивления или недоверия не выказал. Просто молча распечатал приказ харифа и так же молча прочёл. Лицо его сразу стало как-то жёстче и старше, на высоком лбу появилась тонкая морщинка. Против всех ожиданий Костика, командир повёл себя очень хладнокровно. Не стал ни спорить, ни обижаться, что ему, практически свободному человеку, приказывают резко сменить маршрут. И вместо надёжной Гатирской крепости отправляться в маленький прибрежный городок Луонс.

— Понятно. Ты в курсе? — Васт испытующе смотрел на иномирянку.

— Да, — коротко кивнул землянин.

Сообщать лучнику, что при нем этот приказ и писался, и запечатывался, Костик вовсе не собирался, он никогда терпеть не мог оправдываться или объясняться. Как не собирался и рассказывать, что там присутствовала и моряна. Хариф никак не хотел отступать от первоначального плана, пока королева не привела свои доводы.

— В таком случае выступаем немедленно. — Командир встал с песка и оглянулся на Тину. — Тебе помочь?

— Сама как-нибудь… — пробормотала целительница, поднимаясь с одеяла. — Вот вещи не забудьте.


Следующие часа три стали для землянина испытанием на прочность. Васт еще километр вёл отряд по проторенной дороге, потом резко свернул и погнал панга по дну ручья. Сначала Тине даже понравилось, не так душно, но потом, когда со склонившихся к воде ветвей начали слетаться местные комарики, размером с осу, она поняла, почему на всех окнах крепости висела тонкая сетка.

Едва отряд вылетел на более-менее свободное место и комары остались позади, Тарос придержал своего панга и, поравнявшись с девушкой, протянул ей нечто наподобие огромного мешка из жесткой сетки.

— Давай помогу…

Спорить Костик не стал, комаров он никогда не любил, а после некоторых укусов у него на коже вздувались болючие и чешущиеся, долго не проходящие шишки. Так дома были нормальные комары, а не летающие монстры, как тут.

Выяснилось, что в сетку нужно было залезть целиком, как в мешок, и потом протянутую через края бечёвку крепко стянуть в узел, находящийся примерно на животе. Сам Костик с непривычки такую процедуру вряд ли осилил бы с первого раза, а у Тароса получилось очень ловко. И ладони он на этот раз где не нужно слишком долго не задерживал… ну если чуть-чуть.

— Тина… прости…

— Не сегодня. И вообще, сначала попроси прощения у Васта.

— А у меня за что? — Оказалось, командир ожидал неподалёку.

— Я не доносчик, — коротко отрезал Костик. — Ну, едем?

Признаваться, что езда с каждым километром превращается для него во всё большее мучение, он не желал. Как не желал ни жалости, ни сочувствия спутников. Просто на очередном привале, вернувшись из кустиков, выпил очередные три капли и молча полез в сетку.

Глава 3

Тина

В маленький хуторок медогонов, состоящий всего из трёх домиков, они въехали в тот час, когда порядочные люди, поужинав, садятся на скамеечках или крылечках возле своих домиков и умиротворённо прощаются с прошедшим днём.

— Негде мне вас поместить. — Худощавая жилистая старуха в повязанной по-пиратски бандане смотрела на незваных гостей неприветливо.

— Мы хорошо заплатим. — Васт уже слез с панга и стоял возле калитки.

— Да при чём тут плата? — возмутилась женщина. — Все взрослые в лес с утра ушли, раньше завтрего не вернутся, а на меня ребятню и зелёных девчонок оставили. Как я потом их матерям в глаза смотреть буду, если эти дурёхи топиться от любви начнут?

— Но мы… — Васт смотрел на старуху возмущённо, — даже пальцем! Обещаю!

— Вот то-то оно и есть, — не сдавалась старуха, — вы ими просто брезгуете, а они от обиды думают, будто жить не достойны.

— Бабушка, а можно только я у вас переночую? — взмолилась Тина, сообразив, что Васт сейчас развернётся и поведёт отряд в ближайший лесок, ночевать у костра. — А они вон в том дальнем стожку?! Я обещаю, они его не сожгут… и не перемнут весь.

— А ты кто такая? — непримиримо уставилась на Тину хозяйка.

— Знахарка я, целительница. А вон тот — мой муж, который поплечистее. Вот браслет.

— А другие двое?

— Его дядья, по матери.

— Надо же как, — удивилась старуха, — а я и не слыхала, что такое бывает.

Несколько минут она изучающе разглядывала парней, хмурилась и сердито сопела, потом, наконец, решила:

— Ладно, идите вон в ту избу, я сейчас приду… только ребятню угомоню. А ты лечить-то всё можешь?

— Да, — делая знак Васту, чтобы не задерживались и не мозолили старухе глаза, твёрдо кивнула Тина. — А у вас кто-то болен?

Анлезийцы недостатком смекалки не страдали и желанием ночевать на земле тоже не горели, потому резво развернули пангов и помчались к дальнему дому.

— Ну, не так чтобы… — Старуха изучала сидящую перед ней девчонку с большим сомнением. — Сама-то не больно на здоровую похожа.

— А я сегодня и не здоровая… — За время пребывания в женском теле Костик успел понять, что женщины значительно смелее делятся между собой рассказами о недугах, чем мужчины.

— Что… женские? — мгновенно угадала старуха. — Какой день?

— Первый…

— Ох ты, долюшка наша… тебе бы полежать сегодня… ну идём со мной, у меня водица тёплая нагрета, малышню на ночь умывала.

Следующие полчаса Тина блаженствовала. Хозяйка занималась её проблемами так рьяно, словно гостья была ей родной внучкой. Вскоре чистая, в свежей одежде и с распущенными для просушки волосами девушка мирно сидела за столом под навесом, завешенным со всех сторон той же сеткой. В одной руке она держала огромный свежайший медовый пряник, в другой глиняную кружку с холодным молоком и впервые за весь день ощущала себя настолько комфортно, что даже не сразу сообразила, чьи это глаза разглядывают её сквозь сетку с тоскливой укоризной.

— Мы там ждём… — больше сказать Таросу ничего не удалось.

— Неужто сами не можете себе постели приготовить и еду разогреть? — яростно напустилась на квартерона приютившая их старуха. — Девочка и так еле на ногах стоит. Додумались тоже, в таком состоянии её на зверя сажать! Небось, не особо спешные у вас дела, обождали бы денёк другой. Здесь она спать будет, Феда уже постель стелет. А вам я сама всё покажу…

Хозяйка зацепила Тароса за рукав и уволокла в темноту, оставив Тину давиться хохотом. Такого изумлённого возмущения на лице мужа ей еще видеть не приходилось.


Утром Костик по привычке проснулся рано, немножко понежился в необыкновенно мягкой постели, потом решительно слез с неё и начал одеваться. Его одежду вчера старуха решила выстирать, вот и щеголял он в чужой женской блузе и юбке. Не испытывая, впрочем, никакого неудобства — одежда селян оказалась на порядок проще и комфортнее той, какую носили горожанки.

Неторопливо потягиваясь, выбрался во двор, узрел болтающееся на верёвке собственное барахло и вдруг похолодел. Черт! Ведь в карманах штанов были письма! И еще кое-какие важные вещички! Вот он лох!

— Риха! — взволнованно позвал он старуху, и из сараюшки немедленно отозвался спокойный голос хозяйки:

— Я тут, корову дою. А ты чего так рано встала?

— Так ехать нам нужно… — Костик пробрался в сарайчик и встал в дверях. — А ты не вынимала из карманов записки? Я вчера про них забыла.

— Вынимала, сейчас отдам, а со свету уйди, и так плохо вижу.

— Хорошо, — облегчённо вздохнула Тина и побрела в баню умываться, хозяйка еще с вечера выдала ей указания, где что лежит.

— Вон там твои вещички, — цедившая под навесом молоко в глиняные крынки Риха кивнула на узелок. — Свежее молочко будешь? Вот пряники, хлеб, мёд, садись, позавтракай.

— Спасибо, а мои вещи высохли?

— Почти. Я тебе их сверну, как выезжать соберётесь. А тебе лучше ехать в этом… это моей дочки вещи, теперь она растолстела… уже не влезает. Только посмотри… малыша Туна. Может, сможешь помочь, я заплачу.