logo Книжные новинки и не только

«Давай закажем хеппи-энд» Вера Копейко читать онлайн - страница 1

Вера Копейко

Давай закажем хеппи-энд

Пролог

Ну, вот и все. Ирина стояла в холле гостиницы «Роял Нэшнл» и смотрела сквозь стеклянную стену фасада на подъезжающие автобусы. Из них вываливались люди с рюкзаками, дорожными сумками, чемоданами на колесиках и устремлялись внутрь, чтобы заполнить освободившиеся номера, в том числе и ее. Что ж, все прекрасно, она уезжает и, надо сказать, с легким сердцем.

«Легкое» сердце почему-то затрепыхалось, и Ирина почувствовала, что от этого нервного подрагивания могут сбиться капельки слез, как сбиваются желтые шарики домашнего масла из жирных сливок.

Этого еще не хватало — одернула себя Ирина. Она пока еще не перешла в возраст недержания, когда единственный способ излить нахлынувшие чувства — заплакать.

Все хорошо. Все так, как она хотела. Ее драгоценнейший сын Петруша стал студентом Лондонского университета. Она улыбнулась.

Когда губы вернулись на место, а мысли Ирины — в реальный мир, перед ней, словно из ниоткуда, возникла девушка.

— Здравствуйте, — сказала незнакомка. — Простите, вы госпожа Свиридова?

— Да, я Свиридова. — Ирина вздрогнула. Больше всего ее удивило то, что девушка обратилась к ней по-русски — от звуков родного языка вне родных стен Ирине стало тревожно. — Здравствуйте, — наконец спохватилась она. — А в чем дело?

— Ваш гид мне посоветовала обратиться именно к вам. — Девушка сделала паузу, позволяя Ирине осознать смысл произнесенной фразы. Ирина отчетливо представила себе гида Светлану — красивую девушку с черными кудрявыми волосами и белоснежной кожей. — Не могли бы вы захватить в Москву очень легкий пакет?

— Пакет? — Ирина с трудом вырывалась из плена собственных мыслей, ничего общего не имеющих ни с Москвой, ни с посторонними людьми. В этих мыслях была только она и ее сын Петруша. — Пакет… — Ирина оглядела девушку. — Надеюсь, в нем не пластиковая бомба?

— О нет, нет! Посмотрите сами. — Девушка со светлым лицом и светлыми волосами, совершенно обыкновенная, мимо такой пройдешь и не обратишь внимания, вынула из пакета журнал на английском в яркой обложке и три лазерных диска. — Вот и все. — Девушка опустила руки и выжидающе смотрела на Ирину. — Да, моя визитная карточка! — Она вынула из сумочки белую с золотым обрезом картонку и подала Ирине.

— Ну-у… хорошо. Давайте. Только как… кому я это отдам?

— Нет проблем. Вас встретят. Олег или Андрей. Я сейчас напишу номера их мобильников, на всякий случай… — тараторила девушка с явным облегчением. — Я работаю в Лондоне от звукозаписывающей фирмы. А здесь самая свежая информация. Вас встретят и отвезут домой. Вы прилетите ночью, и вам будет удобно, правда?

— Пожалуй. — До Ирины вдруг дошло, что и у нее есть собственный интерес в этой сделке. Ей не нравилось, что самолет в Шереметьево приземлится в тот мертвый час, когда до дома можно добраться только на такси. Но это дорого и рискованно, и она мысленно приготовилась ждать рассвета.

— А чтобы вы узнали друг друга, они напишут вашу фамилию и встанут с плакатом в зале прилетов.

— Понятно. — Ирина сочла этот вариант вполне приемлемым.

— На всякий случай можно ваш телефон? Рабочий или домашний? Мало ли, какая нестыковка. Тогда они вас найдут.

— Пожалуйста. — Ирина продиктовала домашний телефон. Потом уложила пакет в дорожную сумку цвета «британский зеленый», купленную вчера в бутике недалеко от гостиницы. — Я все передам.

Девушка постояла еще минуту, задала несколько светских вопросов о том, как понравился Лондон.

— Я здесь в пятый раз, — призналась Ирина, — но раз от раза Лондон мне нравится все больше.

— Вас можно понять. — Девушка улыбнулась и вынула из сумки коробку итальянских конфет — Ирина знала эту замечательную фирму — и протянула ей. — Дорога длинная, может быть, они скрасят ее…

— Что вы, что вы! Не стоит.

— Нет, пожалуйста! — И девушка положила конфеты на сумку Ирины.

Ирина благодарила и думала: надо же, какая удивительная поездка. Даже после того, как она закончила все дела, судьба решила осыпать ее мелкими, но приятными дарами.

— Ну что ж, еще раз спасибо, — сказала Ирина. — Буду вспоминать о вас всю дорогу, наслаждаясь этими конфетами. Я знаю, они очень вкусные. Мои любимые. Внутри орешек, поверх него — жидкий шоколад…

— Все мы дарим то, что больше всего сами любим, — согласилась Ирина. — Хорошо, я передам все в целости и сохранности.

Девушка откланялась, а Ирина осталась ждать свой автобус, который отвезет ее в аэропорт Хитроу. Наконец он плавно подкатил к самому входу.

Итак, поедем в другую жизнь, сказала себе Ирина, устраиваясь за спиной у водителя. В этот момент она даже не предполагала, насколько точной была пришедшая в голову мысль.

1

Самолет — битком набитый пассажирами «боинг», наверняка купленный новорусской компанией по дешевке из-под американских пассажиров и вытертый ими почти до дыр, приземлился в Шереметьево в середине ночи. Ирина Свиридова вышла через зеленый коридор, ничего не предъявляя таможенникам, и оказалась под взглядами немногочисленных встречающих. Она не всматривалась в лица, а только в таблички, которые люди, в основном мужчины, держали перед собой. Она искала свою фамилию. И нашла.

— Здравствуйте, — сказала она, подходя к мужчине в черной куртке с капюшоном. — Я Свиридова. А вы Олег или Андрей?

— Не тот и не другой, — спокойно признался он.

— Но тогда я не должна отдавать посылку вам, — шутливым тоном сказала Ирина, но сама уже протягивала ему пластиковый пакет.

Мужчина засмеялся, не спеша принимая посылку.

— Не беспокойтесь, я от них. — Он протянул руку, желая забрать у нее дорожную сумку. — Пойдемте.

Ирина отдала сумку и спокойно пошла рядом с ним к выходу из здания аэропорта на темную ночную улицу. Мужчина шагал широко, молча, не глядя на нее — ночью мало у кого возникает желание поговорить, отметила Ирина, а когда они довольно далеко отошли от входа, он наконец открыл рот и сказал:

— Моя машина не на стоянке, чуть дальше.

Ирина кивнула, принимая информацию к сведению. В воздухе пахло морозцем, она втянула его полной грудью, замечая, что он ничуть не похож на воздух, которым она дышала еще каких-нибудь четыре часа назад. Молчание ей надоело, и она затеяла обычный для встречающих-провожающих незнакомых людей разговор:

— Ну, так что тут у вас происходит с погодой? Холодно? А там двадцать один.

— Да, я слышал. Верно, у нас здорово похолодало. — Он повернулся и посмотрел на Ирину. — В выходные ездил на дачу, так там все померзло.

— Ах вы дачник!

— Да не то чтобы дачник, просто если весной что-то посадил, то осенью невредно полюбопытствовать, что выросло. — Он засмеялся. — Третий раз за лето удосужился завернуть.

— А второй раз когда? — спросила Ирина, сама не зная зачем.

— Второй раз? Это когда мне соседи позвонили и сказали, что наступила пора пить огуречный сок. — Он засмеялся.

— Ну и как?

— Пора-то пора, но не мне и не с моего огорода. — Он хмыкнул, как Ирине показалось, слегка разочарованно или обиженно. — На своих грядках я нашел одни прыщики в очень густой траве.

— А у вас что же, некому следить? — неожиданно для себя вторглась в чужую жизнь Ирина.

— Выходит, так, — уклончиво ответил мужчина. Но они уже стояли возле машины, он нажал на пульт сигнализации, та механически квакнула, приветствуя хозяина, он открыл перед Ириной дверь.

Мужчина бросил полученный пакет на заднее сиденье, через секунду машина взревела мотором. В голове Ирины мелькнула и тотчас исчезла слабая мысль — она нарушила свое привычное правило: садясь в чужую машину запомнить номер. На всякий случай. Но слишком все предсказуемо, все идет точно так, как должно быть… Да и он отвлек ее вопросом: — Итак, куда едем?

Ирина принялась объяснять, но он плохо знал район, в котором она жила, поэтому, когда они въехали в Москву, Ирина напряженно следила за маршрутом, указывая самый короткий путь, «огородами». Через двадцать минут езды по ночному городу она была у себя дома.

Первым делом Ирина приняла душ, надела розовый махровый халат и сварила себе крепкий кофе. Рассвет уже занимался на востоке, розовая полоска, появление которой она всегда просыпала, показалась ей необыкновенной, не хотелось пропустить сегодня начало дня новой жизни. Предощущение перемен подталкивало кровь, и она неслась по венам со спринтерской скоростью.

Могла ли она сейчас заснуть? Конечно нет. Как не могла думать ни о чем другом, а только о том, что она сделала все так, как хотела. Она смогла это сделать!

Ирина с протяжным стоном откинулась на спинку дивана. Неужели это правда — Петруша учится там, куда она мечтала отправить его с тех самых пор, как ему исполнилось три года и она ушла от мужа? Неужели она заработала на его учебу сама, вопреки тому, что о ней думал бывший муж? Она уходила, а он кричал ей вслед: «Ты неудачница! У тебя никогда ничего не получится! Ты ничего не можешь!»

Ирина печально улыбнулась. Да, тогда и на самом деле она мало что могла. Но, как оказалось, человек неузнаваемо меняется при перемене обстоятельств. Если честно, сейчас она испытывала нечто похожее на благодарность к бывшему мужу: он подстегнул ее, заставил проснуться и действовать. Он подтолкнул ее вперед неистребимой мужской уверенностью в житейской никчемности женщин вроде нее.

Она стала другой, совершенно другой женщиной. А он? Ирина покачала головой — и он, он тоже стал другим. Ну кто бы мог подумать, что ее красавец-муж закончит свою карьеру церковным старостой в подмосковном поселке? Она бы еще поняла, если бы он стал регентом церковного хора. Но там нужны специалисты — в отличие от тех скороспелых радиостанций, на которых диджеем поработал самоуверенный юноша, увлеченный современной музыкой.

Ирина не гнала воспоминания, напротив, ей казалось, что они наплывают на нее с той же стремительной быстротой, как пламя утренней зари охватывает небо, еще недавно безнадежно серое. Наверное, для таких, какой она была, — молоденьких сонных девушек, рано вышедших замуж, рано родивших ребенка и еще не отошедших от родовой депрессии, которая, кстати, у некоторых женщин длится годами, а то и всю жизнь, стресс от развода явился настоящим благом. Клин клином вышибают? Да уж точно — если не умрешь, то будешь жить долго…

Развод Ирины совпал с большими переменами — стало можно то, чего нельзя было никогда прежде. Ей ничего не оставалось делать, как броситься с головой в иную жизнь.

Однажды Ирина проснулась разведенной женщиной с сыном на руках. Отраслевое издательство, в котором она работала, акционировалось. Она, как и ее коллеги, не знала, что это такое на самом деле…

Рассвет уже заполнил всю комнату, Ирина почувствовала, как сердце начинает биться неровно, опасно неровно. Она вынула из буфета бутылку «скотча», купленную на последние фунты в магазине «дьюти фри» в аэропорту Хитроу, осмотрела все надписи, отметила бордовый цветок чертополоха под названием, он умилил ее — надо же, ее цветок, ее символ — она ведь Скорпион по гороскопу. Приятное совпадение. Она отвинтила пробку и налила в рюмку немного желтоватой жидкости.

Крепкий напиток обжег горло, но через минуту пригасил жжение в крови. Прекрасно, все прекрасно, сказала себе Ирина. Я сделала все, что должна была сделать.

Она сама не заметила, как, стараясь сесть поудобнее, опустила голову на подушку, закрыла глаза от яркого света утра и заснула.

2

Резкий телефонный звонок рассек уютную атмосферу сна. Ирина раскрыла глаза и схватила трубку.

Петруша! — мелькнула в голове первая мысль. Он хочет узнать, как она долетела и как ночью добралась домой. Милый мальчик, с нежностью подумала Ирина, зачем так волноваться?

В глазах было темно, она никак не могла сообразить — который час. Неужели вечер? Она что же, проспала весь день? — стучались в голове пробуждающиеся мысли.

— Алло, — прохрипела она в трубку и услышала собственное эхо. Значит, звонят издалека, и голос идет через спутник.

— Добрый день, — услышала она женский голос. — Это Оля, из Лондона. Ирина, почему вы не встретились? Мне позвонил Андрей, он сказал, что приехал, но никто к нему не подошел!

— Что? — Ирина подумала, что не расслышала спросонья. — Ольга, я отдала ваш пакет. Мужчине, который держал плакат с моей фамилией. Он сказал, что он от Олега и Андрея. — Ирина почувствовала, как тело покрылось липким потом. — Он стоял в зале прилетов, где обычно стоят все встречающие, на груди у него была табличка. «Свиридова», крупными буквами.

— Ой, Ирина… это кто-то третий. Это не наш человек. Кто-то перехватил нашу информацию. Кошмар-ар, — простонала Ольга, а Ирине хотелось снова заснуть и не просыпаться. Над многими тысячами километров от Москвы до Лондона повисла напряженная тишина. — Я просто не знаю, что теперь будет. — Гудки.

Ирина положила трубку и почувствовала, что сна больше нет и в помине. Широко открыв оба глаза, она обшарила стену, и увидела то, что искала. Часы. Восемь вечера, высветилось на циферблате. Она что же, проспала целый день. И проспала бы ночь, наверняка, если бы не этот звонок.

Внутри что-то заныло, в солнечном сплетении стало горячо, и протяжный, хотя и безмолвный стон пронзил душу: да что с ней случилось? Как могла она настолько расслабиться, рассиропиться и взять чью-то посылку? Сколько раз она говорила «нет» на подобные просьбы, обижая, расстраивая людей, вызывая злость. Но первое, что ей пришлось научиться делать в жизни, оставшись одной с сыном, это говорить «нет» и не испытывать угрызений совести. Будешь заниматься чужими делами — не хватит времени на свои, сказала она себе, обжегшись несколько раз.

Она спокойно выслушивала от недовольных ее отказом упреки в черствости, сухости, молодости и бездушии. Но она-то знала: в Москве у нее не будет лишней минуты ждать тех, кто придет или не придет за посылкой. Она всегда спешила с поезда по делам и не могла ждать. Сама она никогда никого ни о чем подобном не просила. И вот на тебе! Расслабилась. Рассиропилась. Поглядите-ка на нее — она готова любить весь мир! Ее встретят. Ее отвезут домой на машине! Ей даже подарили конфеты.

— Тьфу, черт, — выругалась она и едва удержалась от того, чтобы не стукнуть себя кулаком по голове.

Ладно, черт с ними и с их информацией. Пускай разбираются сами, решила Ирина. Она встала с дивана и потопала на кухню. Невредно и поужинать, уж если так вышло.

Она заглянула в холодильник и увидела хороший кусок мяса. Она знала, что стресс лучше всего снимать вкусной едой. Мясо подойдет.

Ирина бросила антрекот на сковородку-гриль и через пять минут, когда пошел невыносимо манящий аромат, перевернула мясо на другую сторону. Еще пять минут и на тарелку рядом с ломтиками помидоров и огурцов опустился хорошо прожаренный кусок мяса. Щедро сдобрив его айвовым соусом, который приготовила сама перед отъездом, Ирина взялась за нож и вилку.

Она отрезала сочный кусочек и уже поднесла ко рту, как телефон снова зазвонил. Она не двинулась с места, пока не положила кусочек мяса в рот, потом заставила себя ощутить его вкус, оценить и получить удовольствие.

Телефон звонил и звонил. Она впивалась в сочную плоть и чувствовала, как уверенность снова возвращается к ней.

Телефон звонил. Она проглотила мясо и пошла в гостиную. Голос Ирины Свиридовой звучал совершенно спокойно, когда она бросила в трубку:

— Алло?

— Это Андрей, Ирина. Здравствуйте.

— Добрый вечер, — сказала низким голосом Ирина.

— Вы знаете, насчет чего я звоню, — начал он без всякой преамбулы. — Мы должны с вами встретиться.

— Но если вы полагаете, что я знаю, насчет чего вы звоните, то нам незачем встречаться. У меня нет ничего, что могло бы вас заинтересовать. — Голос ее звучал уверенно и холодно, с обладателями такого голоса обычно не шутят. — В данном случае, кто кого и может упрекнуть, так это я себя. Я нарушила собственное правило: никогда не брать чужих посылок. Но Европа, знаете ли, Андрей, способна расслабить кого угодно. — Она засмеялась. — Даже меня.

— Даже вас? — В его голосе она уловила ехидную нотку. — Вы супер-женщина? Вас нельзя увлечь?

— Вы полагаете, что я купилась на прелести вашей партнерши Ольги?

— Или того, кому вы отдали пакет?

— Вы считаете, я работаю на ваших конкурентов? — Голос Ирины стал откровенно ехидным. «Ну, берегись! — подумала она. Сейчас ты у меня получишь!»

— А почему бы и нет? Вы не представляете, сколько они могут заработать на информации, которую получили? От вас, между прочим.

— Мне это неинтересно. Нет никакого проку считать деньги в чужом кармане.

— Смотрите, Ирина, как бы вам не пришлось с этих пор считать в своем кармане каждый медный пятак.

— Мой золотой, да будь вы сами чистое золото, не надо мне угрожать. Не советую. — Ирина была совершенно спокойна.

— А если к вам нагрянет налоговая полиция?

— Тогда ей придется иметь дело с ОМОНом.

На другом конце провода раздался сухой кашель.

— Вот тут вы, может быть, и не хитрите.

— Я вообще не хитрю. Никогда. Это не в моих правилах. Прямой путь всегда короче.

— К краху — возможно.

— Слушайте, о чем мы с вами толкуем?

— О том, что если вы не поможете мне вернуть то, что послано мне, то и вы можете многое потерять. Свою фирму, к примеру, которая так устойчиво трудится на ниве просвещения уже полных десять лет.

Ирина почувствовала, как кровь хлынула к щекам. Ого, посмотрите-ка, как быстро он подготовился! Собрал информацию.

Он же, полагая, что огорошил ее и теперь она долго не оправится от потрясения, добавил легким, даже игривым тоном:

— И мальчик ваш, Петруша, тоже может вернуться из Лондона. Но даже не в Московский университет, а совсе-ем в другое место. Он ведь курит, ваш мальчик, да? — Сердце Ирины ухнуло в живот, покатилось ниже, и она ощутила дикую слабость, словно в предощущении экстаза. — Если дым такой сладенький-сладенький, то что он курит, наш малыш, а? А ведь он может долететь только до Шереметьево, а дальше его встретят… И обнюхают его сигаретки. А потом отвезут не домой, не к вам, в ваш милый райончик… — Он дал ей секунду, чтобы она осознала все, что он вложил в угрожающее молчание. — Я настаиваю на встрече, — отрывисто бросил он.

— Не трудитесь, господин хороший. Я не играю в чужие игры. У меня своих по горло. — В ее голосе отчетливо слышалось раздражение.

— Значит, будет еще больше. Я, конечно, понимаю, вы не одна сидите на пеньке среди темного леса, и за вами стоят те, кто позволил вам арендовать комнатки в Варсонофьевском переулке. Идешь-идешь, а тут арка — бух в нее, а там железная дверь, вошел в нее, а там евроремонт. Отлично, прямо скажем. Только вот мне не нравятся лампочки — ряд светящихся точек на потолке. Казенно. Впрочем, для обучения иностранцев, может, и ничего.

Ирина расхохоталась.

Собеседник явно опешил.

— А что смешного я сказал?

— Слушайте, если вы сумели за полдня узнать такие детали, то какого черта? Зачем я вам нужна? Этого типа, который перехватил ваш пакет, могли бы уже найти с вашей-то прытью.

— Мадам, я ценю вашу выдержку. Примите мое восхищение. Мне нравится ваша реакция. Другая тетенька давно бы согласилась встретиться со мной и не только там, куда я вас хотел пригласить.