Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Она неописуемо красива, не правда ли? — раздался голос Хестер у них за спиной. — Теперь все мужчины падут к ее ногам.

Джулиана закрыла медальон. Ее глаза блестели, когда она взглянула на Хоука.

— Постараюсь не наступить на их распростертые тела.

Хоук хмыкнул. Это была та самая веселая Джулиана, которую он знал.

— Это моя девушка.

«Моя девушка». Все время, пока они ехали в экипаже, его слова эхом отзывались в голове Джулианы. Она продолжала смаковать их, когда они входили в палладианский особняк Бересфорда и медленно поднимались по лестнице. Когда они сообщали свои имена, Хоук улыбнулся ей так, что сердце растаяло. Потом Хестер заявила, что у нее нет сил, и неспешно проследовала к стульям, которые были заняты пожилыми леди и девушками, оставшимися без кавалеров.

Пока Хоук вел Джулиану по периметру бального зала, многие пристально наблюдали за ними. Косой взгляд дал ей понять больше, чем несколько дам, смотревших на нее с кривыми улыбками. Пусть смотрят, ревнивые кошки. Сегодня она идет под руку с самым красивым мужчиной в зале. И до конца вечера она надеялась заставить его почувствовать то же желание, что ощущает она.

Джулиана краем глаза взглянула на Хоука. Темные брови и выдающиеся скулы делали его похожим на проказника. Она так хорошо знала его лицо, и тем не менее всякий раз, когда смотрела на него, оно завораживало ее.

Он бросил на нее ответный взгляд, и на его губах появилась обещающая улыбка — дескать, все будет хорошо. Потом он еще раз осмотрел многочисленных гостей.

Джулиана уже посетила столько балов, что сбилась со счета, но сегодня все было пропитано волшебством. Обычно Джулиана обращала мало внимания на убранство, но сейчас замечала самые незначительные подробности. На рядах полок, покрытых красной саржей, стояло множество вазонов с оранжерейными цветами. С каминных полок между канделябрами, словно водопады, свешивались ярды алой ткани. Она поклялась себе навсегда запомнить обстановку, которая ее сейчас окружала.

Джулиана крепче сжала пальцами руку Хоука. Теплота его тела словно перетекала в нее. Внутри было тепло и все трепетало.

«Хоть бы он скорее сделал мне предложение».

Когда они приблизились к площадке для танцев, Джулиана затаила дыхание в надежде, что Хоук пригласит ее на следующий танец.

В огромном зеркале отражались кружащиеся пары, выделывающие замысловатые па. Над ними в великолепной хрустальной люстре, словно звезды, горели свечи. Она думала, что он остановится посмотреть на танцующих, но он повел ее дальше, к нише, в которой стоял большой бюст лорда Бересфорда.

Хоук взглянул на худого долговязого молодого человека, который прошел мимо них. Он посмотрел на Джулиану и едва не упал, запутавшись в собственных ногах.

— Вот совершенно безобидный парень, — сказал Хоук. — Пусть пригласит тебя. Я намекну ему.

— Я не нуждаюсь в вашей помощи, — сказала Джулиана.

— Ты не хочешь танцевать? — поддразнил он ее.

Ясно, что он спросил, не ожидая ответа. Обидевшись, Джулиана отпустила его руку.

— Пойду, поищу подружек.

Джулиана едва сделала шаг, как он поймал ее руку и привлек Джулиану к себе.

— Подожди, — сказал он. — Скажи, что я сделал не так?

— Вы, очевидно, считаете, — ответила она, не глядя на него, — что никто, кроме неуклюжих мальчишек, не может потанцевать со мной?

— С момента, как мы вошли в зал, — саркастически ухмыльнулся Хоук, — я заметил несколько дюжин джентльменов, которые глазели на тебя. У некоторых дурная репутация. Держись от них подальше.

Хоук говорил сердито. Может быть, он ревнует ее к этим мужчинам?

— Хорошо, — ответила Джулиана.

— Как? Ты не споришь? — Он отпустил ее и сделал вид, будто едва не упал от изумления.

Его выходка смутила Джулиану. До сих пор он говорил совершенно серьезно, а потом вдруг начал шутить. Конечно, он может все обратить в шутку. Она убеждала себя, что это его натура и часть его обаяния, но чувство неловкости ее не оставляло.

Кто-то окликнул ее по имени. К ним приближались ее подруги Эми Хардвик и леди Джорджетта Дэнфорт. За ними шел лорд Рамзи, старший брат Джорджетты. Джулиана вздохнула. Она спросит, каково мнение подруг, как только они смогут поговорить без свидетелей.

— Я не видела вас целую вечность.

— Я скучала по тебе, — сказала Эми. — Письма не могут заменить живое общение.

— Тебе удалось покорить Хоука? — Сверкая голубыми глазами, Джорджетта кивком отозвала их в сторону.

— Не совсем, — ответила Джулиана вполголоса. — В этом сезоне он будет моим опекуном.

У подруг перехватило дыхание.

— О, это чудесно, — пробормотала Эми.

— Я видела, как Хоук смотрел на тебя, — шепнула Джорджетта на ухо Джулиане. — Уверена, он весь вечер будет танцевать с тобой.

— А я уверена, что в этом году он сделает тебе предложение.

— Разве он сможет устоять перед тобой? — усмехнулась Джорджетта.

Джулиана через плечо взглянула на Хоука. Рамзи что-то говорил ему. Странно, но Хоук одарил его ледяным взглядом и заговорил с тремя джентльменами. Джулиана тут же выбросила из головы странную реакцию Хоука и вновь повернулась к подругам:

— Мне нужен ваш совет.

После того как она рассказала о смутившем ее поступке Хоука, Джорджетта улыбнулась:

— Я думаю, сам того не желая, он выдал свои нежные чувства.

— Но почему он сделал это в виде розыгрыша?

— Он не уверен в твоем к нему отношении, поэтому прибег к шутке, — сказала Эми.

Джулиана решила, что Эми права.

— Он дразнит меня уже много лет. Может быть, все это время он ждал какого-то знака с моей стороны?

— Ты должна ему показать, что рада иметь такого поклонника, — сказала Эми.

— Нет, — покачала головой Джорджетта. — Тебе надо потанцевать с другим мужчиной, чтобы заставить его еще сильнее ревновать.

— Я не согласна, — возразила Эми. — Это жестоко ранит его. Он может решить, что совсем не нравится Джулиане.

— О! — громко вздохнула Джорджетта. — Почему сердечные дела обязательно должны быть так запутаны?

— Потому что любовь делает человека беззащитным, — ответила Эми. — Мы все хотим защитить наши сердца. Я думаю, что из-за своей гордости мужчинам это делать вдвое труднее.

— Просто удивительно, как людям удается жениться, — проворчала Джорджетта.

Джулиана снова взглянула на Хоука. Она уже начала было поворачиваться, но тут Рамзи вдруг посмотрел на нее. Его глаза заблестели, когда взгляд опустился ниже. Негодяй пялился на ее грудь.

Она отвела взгляд и поняла, что пропустила часть разговора.

— Джулиана должна продемонстрировать интерес к Хоуку и поговорить с ним, чтобы получше его узнать, — заявила в этот момент Эми.

— Да я его знаю тысячу лет, — нахмурилась Джулиана.

— Сомневаюсь, что он рассказывал тебе о сокровенном, — сказала Эми.

— О каком сокровенном? — с насмешкой произнесла Джорджетта. — Хоук — обольститель и плут. Он легкомыслен. Или ты не согласна, Джули?

— Я никогда не видела его мрачным. Даже после похорон отца он пытался подбодрить остальных. — Джулиана вздохнула. — Он обладает удивительной способностью рассмешить любого, даже в тяжелое время.

— Ой, смотрите! — громким шепотом произнесла Эми, округлив глаза. — Сюда идет лорд Рамзи.

Джулиана вздрогнула. Ей неприятно было смотреть на него после того, как он разглядывал ее грудь.

— Папа заставил его присматривать за мной, — простонала Джорджетта. — Думаю, так он хотел наказать Генри. Разумеется, мама не сказала, какие у него проблемы.

— Он уже близко, — сказала Эми.

— Леди Джулиана, — подойдя к ним, Рамзи поклонился, — вы сверкаете, словно солнце.

— Надеюсь, на мне нет пятен, — хмуро произнесла Джулиана.

Джорджетта фыркнула.

Громкий хохот Рамзи отозвался у Джулианы в позвоночнике, и ей стало не по себе. Его взгляд опустился, как будто он мысленно раздевал ее. У нее загорелись уши.

— Имею честь пригласить вас на следующий танец, — сказал Рамзи.

В этот момент к ним подошел Хоук.

— Джулиана, полагаю, этот танец вы подарите мне.

Танцевать с ним!

Она улыбнулась подружкам и передала свой веер Джорджетте. Когда он вел ее к площадке для танцев, ей казалось, что она парит в воздухе.

Хоук уводил Джулиану, стиснув зубы. Он бы с удовольствием дал Рамзи по физиономии, когда заметил, как этот подонок разглядывал Джулиану.

У него не оставалось выбора, и он оттащил ее от распутника. Рамзи было тридцать шесть, и он был слишком стар для невинной Джулианы. Хоук слишком хорошо знал повадки Рамзи, чтобы позволить ему находиться рядом с ней.

Когда они ступили на деревянный пол, оркестр заиграл вальс. Джулиана от радости приоткрыла рот.

— Полагаю, ты знаешь, как нужно двигаться? — спросил он, глядя в восторженные глаза девушки.

— Знаю, — ответила она, движением головы отбросив назад кудри.

— И брат это одобряет? — Он с удивлением поднял брови.

— Он бы не возражал, если бы я танцевала вальс с вами.

Хоук отнюдь не был в этом уверен, но отступать было поздно. Он взял ее руку, а другой обхватил за тонкую талию.

— Положи мне руку на плечо, — сказал он, не начиная танца.

Она вздрогнула и подчинилась.

— Ты же никогда не танцевала вальс, — сообразил он.

— Брат следит за каждым моим шагом. И это глупо.

Зазвучали фанфары. Он двигался маленькими шажками, чтобы ей было легче следовать за ним. Он заметил, что она смотрит под ноги.

— Смотри на меня.

Она подняла ресницы и посмотрела на него с озорной улыбкой.

— Вы так осторожны, потому что боитесь, что я поставлю вас в неловкое положение?

— Это что, вызов?

И, не дожидаясь ответа, он закружил ее раз, другой, третий.

— О, как чудесно! — воскликнула Джули.

Он вальсировал с таким числом женщин, что уже не мог и вспомнить. Все говорили, что танцует он божественно. Но ни одна не проявляла столь искренней радости. Это был первый вальс Джулианы, и для нее танец был особенным в отличие от женщин, у которых он вошел в привычку.

До него донесся аромат ее цветочных духов. Он посмотрел в ее сияющие голубые глаза и понял, что очень не хочет, чтобы она стала циничной, как знакомые ему светские дамы.

— Даю не больше пенни за ваши мысли.

— Я раздавлен, — драматично вздохнул он, — раз ты считаешь, что мои мысли так мало стоят.

— Пока вы со мной ими не поделитесь, я не могу быть уверена, что они стоят дороже, — ответила Джулиана.

Ее от природы хрипловатый голос всегда очаровывал его.

— Ты можешь оказаться шокированной.

— Почему бы не попытаться? — предложила она ему с дерзкой улыбкой.

— За мои нынешние мысли ты должна заплатить мне по-королевски. — Ему нравилось дразнить ее.

— А сколько сейчас готов платить король?

— Тысячу фунтов.

— Значит, они действительно могут шокировать.

— Именно поэтому я и назначил такую цену.

«Потому что я не решаюсь признаться, что ты сегодня необыкновенно привлекательна».

— А что, если вы блефуете? — Ее глаза светились озорством.

— Тогда я, пожалуй, учетверю сумму. — И он снова начал ее кружить. Когда он едва не столкнулся с соседней парой, Джулиана рассмеялась.

Хоук подмигнул партнерше. Она всегда была немного дерзкой, и у нее в семье считали, что это из-за его дурного влияния.

Но ее радостное волнение от первого вальса неудержимо влекло его к ней.

Кружившиеся рядом пары словно обволокло туманом. Взгляд ее голубых глаз стал мягче, и он вновь восхитился ее длинными ресницами. Постепенно улыбка исчезла с ее лица и губы чуть приоткрылись. Он чувствовал под ладонью плавный изгиб ее талии.

Когда музыка стала затихать, Хоук замедлил шаг. Он не мог дать ей сразу же уйти и продолжал держать. Он едва видел проходивших мимо. Сердце стучало в груди, когда он смотрел на ее свежие губы.

Воздух между их телами нагрелся и потрескивал, как перед летней грозой. Запретная мысль молнией пронзила его.

«Я хочу ее».

Его насторожила неестественная тишина, воцарившаяся в бальном зале. Он посмотрел в зеркало за спиной Джулианы. В ужасе он увидел, что все уже покинули площадку для танцев. Он резко обернулся. Вокруг собралась толпа. Все смотрели на него и Джулиану.

И неожиданно грянул гром аплодисментов.


Глава 3

Чтобы не попасть в брачный капкан, лгите без зазрения совести.

Из «Правил поведения соблазнителя»

Озадаченный Хоук увел Джулиану с площадки для танцев. Сердце едва не выскочило из груди. Что, черт возьми, случилось?

Джули свела его с ума.

Толпа стала еще плотнее. Когда они подошли, все заговорили одновременно и довольно громко.

— Вы видели, как он смотрел на нее?

— Бог мой, я думала, он ее поцелует!..

— Я едва не растаяла, глядя на них!..

— О Боже, — едва слышно произнесла Джулиана.

— Не останавливайся, — пробормотал Хоук. Дьявол! Половина этого проклятого высшего света были свидетелями того, как он держал Джулиану, не в силах оторвать от нее глаз, словно один из многих влюбленных в нее франтов. Проклятие, проклятие, проклятие!

Даже будучи совершенно невинной, она смогла околдовать его. Он пал под ее чарами. Только так можно объяснить этот идиотизм. Нет, это было хуже. Много хуже. Им овладела страсть к сестре лучшего друга. Боже, ведь он ее опекун. Она для него — под запретом.

Хоук посмотрел в ее сторону. Мечтательное выражение на лице Джулианы заставило его почувствовать себя негодяем. Очевидно, она все еще пребывала под впечатлением первого вальса и не понимала значения того, что произошло.

Если эти чертовы желтые газеты намекнут на помолвку, они оба окажутся вымазанными грязью. Дьявольщина, как он будет теперь объясняться с Тристаном?!

Тупой, грязный дурак!

Он должен все изменить. Когда он заметил тетку, сидевшую возле стены, он понял, что должен оставить Джулиану с ней. Сам он отправится в комнату с картежниками и попробует обратить все в шутку.

Пока он вел ее сквозь толпу, все смотрели им вслед. Он сжал губы и делал все возможное, чтобы не замечать любопытных взглядов.

Он не успел уйти далеко, как их перехватили Эми Хардвик и леди Джорджетта. Их взволнованные лица предвещали беду.

— Все только и говорят о вашем вальсе! — восторженно воскликнула Джорджетта.

— У меня едва сердце не остановилось, когда все зааплодировали, — добавила Эми.

Он уже собирался оставить Джулиану с подругами, но к ним направлялся Рамзи.

— A-а, вот вы где, леди Джулиана, — сказал Рамзи. — Я хотел бы пригласить вас на танец, который Хоук украл у меня.

— Она не хочет танцевать. — Хоук злобно смотрел на него.

Стоявшая рядом с ним Джулиана напряглась. Ее подруги наблюдали за происходящим, не веря своим глазам. Но ему было все равно.

— А кто вы такой, чтобы отвечать за даму? — нахмурился Рамзи.

— Ее опекун.

— Замечательно! — рассмеялся Рамзи. — Назначили ястреба [Хоук — ястреб (англ.).] охранять курятник.

— Вы обвиняете меня в дурных замыслах в отношении этой девушки? — процедил Хоук, холодно глядя на Рамзи.

Рамзи натянуто улыбнулся.

— Чтобы вы или кто-либо иной, — Хоук прищурился, — не поняли меня неправильно, сразу сообщу: леди Джулиана практически моя сестра.

Все повернулись к ним, несколько джентльменов хмыкнули и посмотрели на него с удивлением.

— Следовательно, вы возражаете, — Рамзи поднял светлые брови, — чтобы другие джентльмены танцевали с ней?

— Я возражаю, чтобы вы танцевали с ней. — Недавно до него дошел еще один слух, будто Рамзи и шестеро его распутных приятелей тайно провели проститутку в комнаты частного клуба и по очереди поимели ее. Ничто не заставило бы Хоука позволить этому маньяку танцевать с Джулианой.

— Леди Джулиана, — Рамзи наклонил голову, — я вынужден отказаться от своего предложения. Ваш опекун возражает.

Когда Рамзи отошел, Хоук начал успокаиваться, но тут почувствовал, что пальцы Джулианы, сжимавшие его локоть, дрожат. Он с тревогой взглянул на нее и заметил, что она побледнела.

— Джулиана, тебе нехорошо?

Она приоткрыла рот, но не издала ни звука.

— Я думаю, тебе лучше сесть. Ты можешь идти? — спросил Хоук.

— Милорд, — Эми Хардвик взяла Джулиану за руку, — мы проводим ее в комнату отдыха.

Ему показалось, что Джулиана вот-вот упадет в обморок.

— Она больна. Я схожу за моей тетушкой, и мы отправимся домой.

— Нет. — Джорджетта сердито посмотрела на него. — Мы позаботимся о ней. Она нам все равно что сестра.

Эми кивнула в сторону Джорджетгы, потом обратилась к Хоуку:

— Милорд, если Джулиана быстро не оправится, мы пошлем за вашей тетушкой.

Когда они удалились, Хоук нахмурился. Черт побери этого Рамзи, расстроившего Джулиану. Очевидно, он обидел Джорджетту, не разрешив ее распутному брату танцевать с Джулианой. Все это очень плохо.

«Леди Джулиана практически моя сестра».

Ошеломленная Джулиана старалась выкинуть из головы эту мысль и даже споткнулась о порог, входя в женскую комнату отдыха. Она почти не помнила, как дошла сюда.

— Осторожнее! — Эми поддержала ее.

— Здесь и подходящих кресел нет, — сказала Джорджетта. — Ей необходимо отдохнуть.

Джулиана едва держалась на ногах. Три служанки суетились вокруг женщин, подвивая локоны и расправляя оборки на платьях. Одна из служанок закончила с прической пожилой дамы и обратила внимание на Джулиану.

— Есть здесь помещение, где бы мы могли присесть и где бы нас никто не беспокоил? — Джорджетта жестом подозвала девушку.

— Да, миледи. Идите за мной.

Она взяла свечу и повела девушек в спальню, смежную с комнатой для отдыха. Джулиане пришлось опереться на руку Эми, когда они последовали за служанкой. Пока служанка зажигала новую свечу, Джулиана присела на кушетку. Она сжала руки в перчатках, чтобы не было видно, как они дрожат.

— Все будет хорошо, — прошептала Эми, садясь рядом с ней.

«Нет, этого уже не будет».

Служанка с поклоном обратилась к Джорджетте:

— Может быть, ей что-нибудь нужно? Бедняжка очень плохо выглядит.

— Вина, — попросила Джорджетта. — Для всех.

Служанка кивнула и удалилась.

— Вина для всех? — шумно вздохнула Эми, когда дверь закрылась.

— Мне бы тоже не помешало, чтобы успокоить нервы, — сказала Джорджетта, усаживаясь рядом с Джулианой. — Дорогая, чем мы можем тебе помочь?

Джулиана закрыла лицо ладонями. Хотя на руках у нее были перчатки, ее пальцы заледенели. Оцепенение начало уходить. Но голос Хоука продолжал звучать у нее в ушах. «Леди Джулиана практически моя сестра». О Боже, он ее не любит!

— Тебе хорошо бы выплакаться, — посоветовала Эми.

— Я не могу. — У Джулианы запершило в горле. — Я не хочу, чтобы он видел мое заплаканное лицо. Он тогда обо всем догадается.

— Почему он столь бессердечен? — раздраженно спросила Джорджетта.

— Не надо об этом сейчас, — тихо попросила Эми.

— Я так зла на него за Джулиану, — сказала Джорджетта. — Он ведет себя омерзительно по отношению к ней.

Джулиана заплакала.

Пока Джулиана лила слезы, подруги молчали. Эми дала ей носовой платок.

— Обопрись на меня, — прошептала она.

Джулиана положила голову на ее худое плечо и вытерла мокрые щеки.

— Джорджетта, на умывальнике должен быть кувшин, — сказала Эми. — Не принесешь ли его сюда?

— Конечно.

Джулиана закрыла глаза, но слова Хоука не шли у нее из головы. Он даже не подозревает, какой удар он ей нанес. Она бы должна быть ему благодарна, но гордость не текла бальзамом на ее израненное сердце.