Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

В хрустальном графине заплескалась вода.

— Я никогда не понимала мужчин, — произнесла Джорджетта. — Он был таким внимательным во время танца, а потом почему-то стал говорить, что Джулиана ему сестра.

Джулиана вдруг начала задыхаться. Она резко выпрямилась. С каждым коротким вздохом в ее груди нарастала паника.

— Не торопись, — призывала Эми. — Старайся дышать медленно. Я здесь, рядом с тобой.

«Не думай. Дыши. Не думай. Дыши».

Шурша юбками, подошла Джорджетта.

— Не двигайся. Дай Эми расстегнуть тебе цепочку на шее.

Чтобы Эми было удобнее, Джулиана наклонила голову. Медальон упал ей на колени, и Джорджетта подняла его.

— Эми, положи его для сохранности в свой ридикюль.

Она никогда больше не наденет его. Никогда не покажет ему.

— Откинься теперь назад, — посоветовала Джорджетта. Когда Джулиана послушно выполнила ее совет, Джорджетта осторожно провела прохладной влажной салфеткой по ее лицу.

Джулиана желала одного: бесчувствия.

Все замолчали. Джулиана была за это благодарна подругам. Сейчас ей было достаточно того, что они находятся рядом.

Ей показалось, что прошла вечность, когда она почувствовала, что у нее заболела шея. Она сняла с лица салфетку и подняла голову.

— Тебе лучше?

— О да. — Джулиана истерически хохотнула. — Все мои мечты разбиты, но я довольна.

Девушки встревоженно переглянулись.

— Он всего лишь хотел избавиться от моего брата, — сказала Джорджетта. — Хоук не признается в своих чувствах, пока не поговорит с тобой.

— Ты что, глухая? — раздраженно бросила Джулиана. — Он очень ясно сказал о своих чувствах. — Поняв, что была слишком груба, она поморщилась. — Прости меня, пожалуйста.

— Ты расстроена, — сказала Эми. — Мы понимаем.

— Я не верю, чтобы он хоть чуть-чуть не был в тебя влюблен, — засомневалась Джорджетта. — Когда он танцевал, он не сводил с тебя глаз.

— Джорджетта, все это бесполезно, — пожала плечами Джулиана. — Он сегодня дразнил меня, как дразнил с самого детства.

— Не унывай, — сказала Джорджетта, кладя руку на плечо подруги. — Ты не должна так легко сдаваться.

— Легко? Я его четыре года ждала! Что бы я ни сделала, ничто не изменит его чувств. — Она опустила голову. — Я поставила на него. И проиграла. — Она убедила себя, что сможет заставить Хоука полюбить ее. Так же настойчиво она пыталась завоевать любовь отца.

Что же в ней не так?

Возвратилась служанка, неся поднос с графином вина и тремя бокалами. Эми покопалась в ридикюле. Когда она, что-то тихо сказав, протянула деньги служанке, монетки звякнули у нее в руке. Раздав девушкам стаканы, служанка вышла.

— Ее зовут Мег, — сказала Эми. — Я дала ей шиллинг.

— Ой, а я об этом даже не подумала, — отозвалась Джорджетта. — Ты очень предусмотрительна.

Все трое сидели молча и пили вино. После нескольких глотков Джулиана почувствовала себя чуть-чуть лучше. Каждый раз, как она вспоминала Хоука, она подносила к губам бокал. Через несколько минут он был пуст.

— Еще? — спросила Джорджетта.

— Да, пожалуй. — Ее ноги слегка дрожали, но вино действовало как обезболивающее. Она вновь наполнила бокал и вернулась к кушетке. — Думаю, я буду жить. — Несмотря на смелые слова, ее сердце было полно горечи.

— Ты заставишь его пожалеть, — фыркнула Джорджетта.

— Джорджетта! — остановила ее Эми.

— Он свинья. — Джулиана внимательно разглядывала бокал.

— Аминь, — произнесла Джорджетта.

— Давайте поговорим о чем-нибудь другом, — предложила Эми.

— Все мужчины свиньи. — Джорджетта залпом выпила свой бокал.

— И у всех любовницы, — добавила Джулиана, вспомнив, что говорила Хестер о Хоуке. — Даже у женатых. — Как у ее покойного отца.

— Иногда я думаю, — вздохнула Джорджетта, — что этим женщинам нравится их положение.

— Бедняжки! — сердито воскликнула Эми. — Они вынуждены торговать своим телом.

— Но мы тоже зависимы, — сказала Джулиана. — Мужчины управляют нашей жизнью. У них в руках власть. Мы ждем и ждем их. А они развлекаются с продажными женщинами и, как могут, откладывают брак. Мы возлагаем на них все наши надежды, а потом пф-ф — и они исчезают, потому что хотят продолжать распутство.

— Ты права, — согласилась Эми. — А если не дать им власти над нами?

— Этот разговор меня угнетает. — Джорджетта поднялась с кушетки. — Я хочу еще вина. Эми, я и вам могу налить.

— Но я свой еще не допила.

— Тогда я долью его доверху. — Она взяла у Эми бокал и нечаянно пролила немного вина на юбку. Красное пятно начало расплываться, впитываясь в ткань. — Ох!

— Лучше приложи к пятну влажную салфетку, — посоветовала Эми.

— Но тогда мои юбки промокнут, — захихикала Джорджетта. — Ой, они уже промокли.

Все расхохотались.

Джорджетта подошла к столику и наполнила бокалы.

— Нужно быть осторожными, чтобы не напиться, — предупредила Эми.

— А почему бы не напиться? — Джорджетта снова залпом выпила вино. — Мужчины уверены, что мы напились.

— Но мы же леди.

— Мы пьяные леди — засмеялась Джорджетта.

— Еще не совсем. — Джулиана отпила глоток. — Хотелось бы мне как-нибудь обидеть его.

— Глупо. — Эми отставила бокал в сторону. — Мы же не знаем ни одного ругательства.

— Я знаю, — самодовольно заявила Джулиана. — «Проклятие».

— «Чертова гадина», — сказала Джорджетта.

— «Дьявол», — хихикнула Эми.

Втроем они стали придумывать для Хоука различные пытки, в том числе дыбу и цепи. Через несколько минут Джорджетта вылила остатки вина из графина в свой бокал.

— Джули, и все же я убеждена, что Хоук в тебя влюблен.

— Ничего подобного. — Джулиана неожиданно икнула.

Эми посмотрела на нее, нахмурившись:

— Джулиана, все в зале заметили, как он смотрел на тебя во время танца. Он не отпустил тебя, даже когда закончилась музыка. Думаю, его дела говорят больше, чем слова.

Джулиана застыла. Он дразнил ее, а потом пристально и долго на нее смотрел.

— Ты права, Эми. — Она снова икнула. — Он заставил меня поверить, что неравнодушен ко мне. Но когда понял, что все говорят о нашем вальсе, струсил. Как он — ик! — посмел делать из меня игрушку?

— Мы заставим его заплатить за это, — ухмыльнулась Джорджетта.

— Мы не единственные, кто вынужден страдать от негодяев, стремящихся избежать женитьбы, — сказала Эми. — Но ведь должен быть способ, который любой женщине даст в руки власть.

— Какой? — спросила Джорджетта.

— Ты умница! — Джулиана схватила Эми за руку.

— Но у меня нет решения, — заморгала Эми.

— У меня есть, — улыбнулась Джулиана. — Спасибо Хестер. Она сказала мне, как соблазнить — ик! — распутника, а я, как дура, не обратила внимания на ее слова.

— Разве нам нужно соблазнять распутников? — спросила Эми. — А почему бы нам не сосредоточиться на порядочных джентльменах?

— А кто такие порядышные джентльмены? — проворчала Джорджетта, допивая вино.

— Приятные молодые люди, — нахмурилась Эми.

Джулиана вновь икнула.

— Эти юнцы, — насмешливо проговорила Джорджетта, — с трудом могут вымолвить слово не заикаясь.

— Вы обе — ик! — не поняли, — сказала Джулиана решительно. — Мы можем соблазнить мужчину, заставив его подумать, что мы пылаем к нему страстью. А потом бросим его, как горячий уголек.

— К завтрашнему дню мы все это забудем, — предположила Эми. — Джулиана, тебя одолевает икота. Тебе лучше больше не пить.

Джулиана еще раз икнула и едва не расплескала вино, ставя бокал на пол.

— Я помню каждое слово, которое говорила Хестер, и все запишу для вас обеих.

— Если мы хотим добиться успеха, нужно, чтобы все одинокие молодые женщины присоединились к нам, — заявила Джорджетта. — Лишь тогда мущины это заметят.

Джулиана нахмурилась. Джорджетта стала коверкать и путать слова.

— Мы должны будем пок-поклясться, что сохраним молчание, — продолжала Джорджетта. — Держу пари, что все остальные девушки так же с вращением относятся к мужчинам, как и мы.

— Ты хотела сказать «с отвращением», — поправила ее Джулиана, заметив, что взгляд Джорджетты остекленел.

— Но не бросим ли мы тогда мужчин в объятия артисточек или, того хуже, замужних дам, у которых нет ни капли стыда? — спросила Эми.

— Мы будем, как — ик! — Анна Болейн, — с самодовольным видом изрекла Джулиана.

— Что? — одновременно воскликнули обе ее подруги.

— Она держала короля Генриха Восьмого на поводке много лет, кормя его обещаниями.

Джорджетта и Эми расхохотались.

В это время открылась дверь.

— Мег, ты как раз вувремя, — сказала Джорджетта. — Принеси еще вина.

— Похоже, вам уже достаточно. — Из-за спины Мег появилась Хестер.

Джулиана икнула и прикрыла рот ладонями.

Хестер взглянула на пустой графин и повернулась к Мег:

— Сейчас все отправились вниз на ужин. Не позволяйте девушкам покидать комнату. Я тотчас вернусь.


Хоук, согнувшись, сидел в своем кресле перед карточным столом. Он надеялся, что с Джулианой уже все в порядке. Несмотря на озабоченность, он автоматически держал в памяти сброшенные карты и представлял себе оставшиеся — несложная задача, если запоминать только одну масть, в данном случае червовую. Через стол сидел Рамзи, хмуро глядя в свои карты и не решаясь сделать ход. Подонок в самый последний момент присоединился к игре. Много лет Рамзи не упускал возможности уязвить его. И все это время Хоук не обращал внимания на колкости Рамзи. Сегодня Рамзи все же довел дело до ссоры.

Хоук подавил зевок. Ему было скучно из-за постоянных задержек. Рамзи играл плохо. С довольной улыбкой Хоук положил даму и выиграл взятку и роббер, лучшие три из пяти игр.

Его партнер Истмен, молодой парнишка, шумно радовался:

— Вы кудесник. Вы словно видите карты сквозь рубашку.

Хоук промолчал. Много лет тому назад он научился считать разрозненные карты.

— Черт возьми! — Дерли, партнер Рамзи, собрал карты и смешал их.

— У вас есть талисман? — спросил Истмен, перегнувшись через стол и пристально глядя на Хоука.

— Нет. — Почти все игроки суеверны и носят при себе различные предметы, которые должны принести им удачу в игре. Многие, тем не менее, теряли состояния и объясняли это капризами судьбы. Он же собрал приличную сумму, просто выходя из-за стола, когда был в плюсе. Когда он попытался использовать выигрыш, чтобы расплатиться за совершенную когда-то ошибку, его отец отказался взять деньги.

К ним направлялся лакей, и Хоук нахмурился.

— Лорд Хоукфилд, ваша тетушка зовет вас к себе. Она в бальном зале, — сказал слуга. — Она также просит прийти лорда Рамзи. Дело срочное.

Сердце Хоука бешено колотилось в груди, когда он поднимался с кресла. Джулиана, возможно, серьезно больна, а он бессмысленно теряет драгоценное время. Он быстро вышел, опасаясь худшего. Рамзи шел рядом.

Хестер ждала возле дверей. Хоук увидел, как другие гости выходят из бального зала, направляясь на ужин.

— Где Джулиана? — спросил Хоук.

— С подругами в спальне, примыкающей к комнате отдыха.

Хоук представил себе, как Джули дрожит, лежа на кровати.

— Насколько тяжело ее состояние?

— Все в ужасном состоянии, — ответила Хестер.

— Я найду Бересфорда, — замерев в оцепенении, сказал Рамзи, — и попрошу его немедленно послать за врачом.

— Этого не следует делать, — покачала головой Хестер. Она огляделась вокруг, проверяя, не слышит ли их кто-нибудь. — Они выпили целый графин вина.

Из-за двери комнаты отдыха не доносилось ни звука.

— Сейчас все отправились вниз на ужин, — прошептала Эми.

— О Боже, нельзя, чтобы брат увидел меня вылившей, — заволновалась Джорджетта.

— Ты хотела сказать «выпившей». — Джулиана еще раз икнула. — Я попробую уговорить Хоука ничего не говорить Тристану. Иначе брат запрет меня дома. — От всех этих мыслей ее начало мутить.

— У меня есть план, — сказала Джорджетта. — Мы исчезнем, пока они не успокоятся.

— Спрятавшись, мы только отложим неизбежное, а их гнев на нас увеличится, — сердито произнесла Эми.

— Ха! Ты не из тех, кто должен стоять под дулами р-рас-стрельной команды. — Пошатываясь, Джорджетта подошла к двери и приоткрыла ее. — Мег, займите.

— Она имела в виду «зайдите», — икнула Джулиана.

— Нам н-нужно в туалет, — обратилась Джорджетта к служанке, когда та оказалась в комнате.

— Вам следует дождаться возвращения леди, — неуверенно ответила служанка.

— Мне невмоготу ждать, — сказала Джорджетта. — Попросите леди Рут… Рутледж подождать нас внизу, если мы разминируемся с ней.

— Миледи, вам лучше оставаться здесь, — стояла на своем Мег. — Вам вино ударило в голову, это точно.

— Нет. — Джорджетта направилась к Эми и Джулиане. — Пойдемте.

— Джорджетта, лучше не надо. — Джулиана колебалась.

— Я ухожу, — сказала Джорджетта и, пошатываясь, вышла в коридор.

— Джулиана, — вставая, сказала Эми, — мы должны ее остановить.

Они быстро направились к выходу.

— Джорджетта, вернись, — позвала Джулиана, заметив, что подруга направилась в противоположную сторону от лестницы.

Мег тоже подошла к двери.

— Миледи, вернитесь, лестница в другой стороне.

Джорджетта хихикнула, но продолжала идти.

— Я догоню ее, — предложила Мег.

— Мег, боюсь, она не послушается тебя, — сказала Эми.

— Мы быстро вернемся, — пообещала Джулиана, беря у Мег свечу. Она ладонью прикрыла пламя от встречного воздуха, но это не помогло, поскольку они двигались слишком быстро.

Путеводной звездой для них было белое платье Джорджетты. В конце коридора она остановилась и уставилась на закрытую дверь.

— Там был шум, — сказала Джорджетта, когда они оказались рядом.

— Пойдем, надо возвращаться, — сказала Эми, дергая Джорджетту за руку.

Из-за двери раздались ритмично повторяющиеся глухие звуки. Джулиана икнула и в ужасе оглянулась, испугавшись, что те, кто находился в комнате, сейчас распахнут дверь и обнаружат их.

Мужчина начал стонать.

— Ему что, плохо? — прошептала Джорджетта.

Звуки стали громче. Теперь женщина начала повизгивать, как свинья, которую схватили за хвост. Джулиана нахмурилась:

— Что они — ик! — делают?

— Надо убираться отсюда, — тихо сказала Эми.

Звуки превратились в настоящий грохот, и между громкими стонами мужчина прокричал:

— Познай мой могучий меч!

— У него меч? — удивилась Джорджетта.

Женщина за дверью громко закричала.

— Он убил ее, — тяжело дыша, сказала Джорджетта.

— Я кончаю, — снова раздался мужской голос.

— Только не в меня! — крикнула женщина. — Я не хочу залететь!

Джулиана уронила свечу и зажала рот ладонями. Она думала, что для этого нужна кровать. Она уставилась на дверь, не в силах понять, как управляется эта пара любовников.

— Мы должны уходить! — прошипела Эми. — Немедленно!

Девушки приподняли юбки. Истерически хохоча, они побежали по коридору. Джулиана вырвалась вперед и бросила через плечо взгляд на подруг.

— Смотри вперед! — крикнула Эми.

Джулиана врезалась во что-то большое и мужское. У нее перехватило дыхание, когда две сильные руки схватили ее за плечи.

— У тебя огромные неприятности! — крикнул Хоук.


Глава 4

Забудьте исполненные благих намерений советы своей матушки и берите дела по подготовке брака в свои умелые руки.

Из «Женских секретов обольщения»

Когда экипаж тронулся, Хоук снял шляпу и бросил ее на кожаное сиденье. Он никогда не забудет, как Джулиана и ее подруги неслись по коридору, хохоча, словно ненормальные. Черт! Она провела его.

— Как ты себя чувствуешь, дорогая? — спросила тетушка Хестер, похлопывая ее по руке.

Хоук не слышал ответа Джулианы из-за громкого стука копыт по мощеной мостовой.

— Скажи, если тебя станет тошнить, — громко сказал он. — Мне не хотелось бы, чтобы содержимое твоего желудка нашло свое окончательное место в экипаже.

— Марк! — воскликнула Хестер.

— Может быть, попросить кучера остановиться? — Впервые в жизни ему удалось шокировать свою тетку.

— Меня не тошнит! — раздраженно крикнула Джулиана.

— У тебя завтра утром голова будет раскалываться! — гневно бросил он, повысив голос, чтобы быть уверенным, что она слышит его.

— Марк, оставь ее в покое, — попросила Хестер.

Но он и не собирался этого делать.

— Что ты можешь сказать в свое оправдание, Джулиана?

— Вы своими выпадами избавили меня от икоты.

— Тебе все это кажется забавным? — спросил он. — Уверяю тебя, что это не так! Тебе безразлична твоя репутация?

— Постойте, постойте, — вмешалась Хестер. — Я уверена, что Джулиана не хотела напиваться.

— Мои извинения. Я не предполагал, что ее подруги силой вливали ей в рот вино.

— Я отказываюсь отвечать на подобные обвинения, — сказала Джулиана недовольным тоном.

— Разумеется, — согласился он. — У меня тоже нет намерения обсуждать эту тему, пока ты не сможешь рассуждать более разумно.

Она резко отвернулась к окну.

Экипаж остановился. Хоук вышел и помог тетке спуститься на землю. Когда Хестер направилась к дому, Хоук протянул руку Джулиане. Она ее не приняла и сама, шатаясь, выбралась из экипажа. Проклятие! Она упала бы, если бы он вовремя не обхватил ее за талию. Она попыталась вырваться, но он еще сильнее стиснул пальцы.

— Не сопротивляйся.

— Пустите меня, — сказала она, повернувшись к нему.

Когда входная дверь открылась, Хестер обернулась к ним.

Тетка и дворецкий смотрят на нас. Возьми меня под руку.

Джулиана шагнула в сторону. Он одним движением схватил ее руку и повел к двери. Когда они оказались у входа в дом, он наклонился к ее уху и грозным тоном произнес:

Приготовься к хорошей выволочке, когда я приду завтра, моя девочка.

— Я не ваша девочка. — Она издала странный булькающий звук и бросилась в дом.

Час спустя Джулиана, умывшись, вытерла лицо и собралась лечь в постель. Перед этим ее вырвало, и она чувствовала себя отвратительно.

Служанка Бетти откинула простыни. Джулиана вскарабкалась на кровать легла и натянула одеяло до подбородка.

— Мисс, не позвать ли леди Рутледж? — нахмурилась Бетти. — Она догадывается, что вам плохо.

— Пожалуйста, не беспокойте ее, — откашлявшись, попросила Джулиана. — Я высплюсь, и все будет в порядке.

Простыни пахли солнечной свежестью, что совершенно не соответствовало мраку, царившему в комнате. По привычке она повернулась на бок, взяла другую подушку и прижала ее к груди — так она делала каждую ночь после своего первого танца с Хоуком на своем первом балу четыре года назад. И каждый раз представляла себе, что обнимает Хоука в их первую брачную ночь. Ее сердце наполнилось печалью, а из глаз полились слезы. Она отбросила подушку. У них не будет совместных ночей.

Джулиана перевернулась на живот и зарыдала, уткнувшись в подушку. Как она могла быть такой дурой? Такой слепой? Она действительно не умеет скрывать своих чувств. Даже Хестер заметила.

Со скрипом открылась дверь.

— Детка! — воскликнула Хестер.

Когда матрас просел под тяжестью грузной дамы, Джулиана оторвала голову от подушки. Рядом на столике колыхалось пламя свечи, принесенной Хестер.

— Скажи, что случилось? — Хестер погладила Джулиану по спине.

Гордость помешала ей ответить.

Хестер порылась в ящиках прикроватного столика и достала оттуда носовой платок.

— Бетти нашла меня и сказала, что беспокоится о тебе.

— Я просила ее не тревожить вас, — сказала девушка, высморкавшись.