Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Вики Филдс

Когда мертвые заговорят

Эта книга посвящается тем,

кто никогда не сдается


Глава I

Когда мертвые начинают говорить

Декабрь 2012

Ферма Вишенских

— Мне кажется, не стоит сегодня их ждать, — задумчиво произнесла Нина, глядя в окошко. Молчание за ее спиной было очень многозначительным. Женщина обернулась и скептически пробурчала: — Виктор, ты не хочешь поучаствовать в беседе? Я говорю, внуков сегодня мы не увидим. Будет буря. Посмотри, что творится с небом. Ветер воет так, что я боюсь, выбьет все стекла в доме.

— Мм, — ответил Виктор, перелистнув страницу потрепанной книги. — Знаешь, Нина, я думаю, что убийца — дворецкий. Посуди сама: он знает все обо всех. Подозрительный тип, ты не находишь? Но с другой стороны, разве все может быть настолько очевидно? — Он показал жене книгу, на обложке которой красовался окровавленный нож, воткнутый в деревянную столешницу. — Тут только середина, и если преступника раскроют сейчас, в чем секрет? Автор не может быть так глуп. Эм… — Он смутился от пронизывающего взгляда жены и мягко спросил:

— Ты что-то говорила?

— Я думаю, что убийца — жена.

— Милая, прекрати. — Он закатил глаза и поднялся на ноги. Приблизившись к окну, он наконец расслышал зловещий шум ветра. — Мы могли бы залезть в подвал.

— Что?

— Ничего. Ты выглядишь очень привлекательно, когда показываешь недовольство. — Положив руки ей на плечи, Виктор легонько помассировал их. — Раз нас настигла буря… и раз Вера с Катриной не приедут, мы могли бы спрятаться в подвале.

— Не будь таким противным! — возмутилась Нина, но все же на ее губах мелькнула предательская улыбка. Виктор крепко обнял жену, шепнув в седеющие волосы:

— У нас припрятана бутылочка хорошего вина.

— Как она поможет справиться с бурей?

— Она поможет мне справиться с тобой.

Нина нехотя высвободилась из объятий и вновь отвернулась к окну. Ночь была темной. Декабрь давно вступил в свои права, и на поля легла серебристая изморозь.

— А вдруг с Верой и Катриной что-то случилось?

— Ничего с ними не случилось! — раздраженно отрезал Виктор. — Марк ни за что бы не отпустил детей в такую погоду. Прекрати сгущать краски, Нина.

Виктор вернулся в кресло, схватил книгу и уткнулся взглядом в страницу, пробурчав:

— Рекомендую тебе посмотреть свой сериал, пока у нас не отключили электричество. — Едва он договорил, как во всем доме потух свет. Нина застыла у окна, словно каменная статуя, а со стороны кресла послышался раздосадованный стон:

— Я только собрался выяснить, не дворецкий ли часом зарубил всех топором!

— Виктор! — пискнула Нина, обхватив себя руками и не двигаясь. Она чувствовала, как сквозь стекло ощутимо просачивается декабрьский холод. Послышался скрип половиц.

— Ну правда, Нина. Он убил их всех. Готов спорить, он прятался на чердаке, пока они спали.

— Виктор, — предупреждающе начала Нина, но он не слушал:

— Взял свой топорик и — ХРЯСЬ!

— ВИКТОР!

Он рассмеялся совсем рядом:

— Я шучу, Нина. Ну не бойся ты, — он приобнял ее. На фоне окна фигурка женщины казалась дрожащей хрупкой тенью. — Сейчас я спущусь в подвал и…

Она ухватилась его за рубашку:

— Я боюсь.

— Знаю, — спокойно ответил он и осторожно отцепил ее пальцы от своей одежды. — Прекрати этот спектакль, Нина. В школе ты постоянно дрожала, стоило замигать лампочке. Ты уже не в школе. Прекрати! Сейчас я вернусь. Я быстро.

Глаза Нины уже привыкли к темноте, и она сумела различить фигуру мужа, чье зрение было гораздо лучше ее. Он проследовал на кухню за фонариком, что-то бурча о том, что женщина, родившая троих детей, не должна бояться такого пустяка, как выключенный свет.

Общий зал снова стал привычным убежищем с уютным камином, телевизором, мягким диваном и книжными стеллажами. В сумраке мебель была черной и едва различимой, но Нина скользнула к креслу, где ранее сидел Виктор, и, опустившись на самый краешек, принялась ждать, настороженно прислушиваясь к каждому звуку. На кухне слышалась возня.

— Где фонарик?

— В нижнем ящике стола! — раздраженно ответила Нина. Виктор постоянно перекладывал вещи, а затем не мог их отыскать. Зрение хорошее, а память при этом ужасная.

— Нашел!

Несколько секунд спустя Виктор вошел в зал и поставил на столик перед женой горящую свечу в антикварном подсвечнике.

— Подожди еще пару минут.

Нина кивнула, ощутив себя гораздо увереннее. Оставшись в одиночестве, она поудобнее устроилась в кресле и прикрыла веки. Сейчас мысль о том, чтобы пригубить чуточку вина, не казалась неуместной, как пять минут назад.

Очевидно, Марк действительно не выпустил внучек из дома. И правильно сделал. Девочки боятся темноты хуже меня!

Нина вздрогнула, услышав перед входной дверью какую-то возню. Резко обернулась на шум.

Тук. Тук. Тук.

Дверная ручка дернулась, будто кто-то случайно задел ее. Или планировал вломиться в дом. Фитилек свечи дрогнул — так подскочила Нина.

Она шагнула в сторону, и пламя покачнулось в такт.

Тук.

Женщина ступила на шаг назад, подальше от двери.

Тук.

— Виктор?

Может, он пугает ее? Но нет, они с Виктором уже много лет женаты, и он не стал бы так жестоко шутить над супругой, зная о ее страхах.

Тук.

За окном протяжно выл ветер, стекла дрожали. Нина подумала, что, возможно, это мусорный бак опрокинулся и какая-нибудь железная банка теперь стучит у двери… но тут сквозь свирепый шум бури Нина услышала страшный голос:

— Помогите.

Нина едва не закричала.

Это призраки?

Она одернула себя: призраков не существует.

— Помогите, пожалуйста.

Слабый, тоненький голосок, вызывающий дрожь в ногах. По спине и рукам Нины побежали мурашки. Пальцы подрагивали, когда она взяла свечу и направилась к двери. Голосок ребенка продолжал молить о помощи, но делался все тише и тише, превращаясь в шепот.

— Помогите.

Отбросив ужасные мысли и запечатав где-то глубоко внутри страх, Нина рывком распахнула дверь. Пламя свечи погасло. Одновременно с этим загорелся верхний свет и послышался голос Виктора:

— Нина, ты жива?

Она застыла на мгновение, сжимая в пальцах дверную ручку и подсвечник, а затем выронила его и закрыла обеими ладонями рот, чтобы заглушить вопль. На пороге стоял демон.

* * *

— ДЕМОН!

— О боже! — Виктор рванулся вперед и успел до того, как девочка в дверях потеряла сознание. Он подхватил ее на руки и под испуганное бормотание жены уложил на диван в гостиной. Убрал с лица незваной гостьи засохшие от крови волосы и посмотрел на Нину. — Господи, как ты могла спутать ее с демоном? Взгляни, она совсем ребенок.

Нина склонилась к существу на диване. Средний рост, хрупкое телосложение, длинные темные волосы. Ее лицо и одежда были в крови, на ноге странный бугор: присмотревшись, Нина поняла, что это самодельная повязка.

— Нужно вызвать полицию. И «Скорую».

— Телефон из-за бури отключен, — сообщил Виктор. — Придется действовать своими силами. Прекрати дрожать, Нина!

Она подскочила, опустив руки. Сердце едва не выскакивало из груди, но теперь от ужаса: что случилось с этой малышкой? Она чуть старше их внучек. Такая маленькая!

— Нужно срочно обработать раны, пока не началось заражение. — Виктор отстранился и беглым взглядом осмотрел тело незнакомки. — У нее многочисленные травмы, ты только посмотри на это… Пальцы сломаны. Кровь на шее. Кажется, вывихнут плечевой сустав. Понятия не имею, как она пришла сюда. Господи, у нее рана на бедре. Но, судя по всему, артерия не задета. — Виктор потянулся к повязке, но его запястье внезапно сдавили пальцы.

Нина вскрикнула, а Виктор изумленно посмотрел на девочку. Ее глаза были открыты, но по взгляду можно было понять, что она ничего не осознает. Ее лицо было сплошь покрыто кровавыми каплями, к щекам прилипли волосы.

— Я не трогаю, — прошептал Виктор и расслабил запястье. Девочка почувствовала это и выпустила его руку. Виктор наблюдал за ней: как она тяжело вздохнула, приходя в себя, как попыталась сесть, но со стоном рухнула на спину.

— Как тебя зовут? — тем же приглушенным тоном спросил он. Девочка не реагировала на голос. Она сжала зубы и снова выпрямилась, не замечая ни его, ни Нину.

Внезапно она всхлипнула, и Нина зажала обеими руками рот.

— Что с тобой случилось, малышка?

Девочка судорожно всхлипывала, и ее тело содрогалось от слез, что явно причиняло ей еще больше боли. Когда она зажмурилась, Виктор взял жену под локоть и отвел ее в сторону.

— Нина, — прошептал он, — нам надо срочно обработать раны. Если начнется заражение…

— Что с ней случилось? — шепнула она в ответ.

— Не знаю, она в шоке. Кажется, на нее кто-то напал.

— Куда она делась? — с паническими нотками в голосе спросила Нина, выглянув из-за его плеча, и Виктор обернулся.

— Чт…

Они бросились в ванную, откуда доносился шум. Девочка уже отыскала аптечку и вытряхивала на пол целые упаковки таблеток. Нина провожала взглядом каждую коробку с лекарствами, летевшую вниз. Виктор застыл. Девочка по-прежнему плакала, но выражение ее лица оставалось решительным.