logo Книжные новинки и не только

«Наследники стали» Виктор Зайцев читать онлайн - страница 6

Knizhnik.org Виктор Зайцев Наследники стали читать онлайн - страница 6

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Двигались беглецы на север, стремясь покинуть опасный район, сражаться с кем-либо мужчина не собирался. Несмотря на его феноменальные способности, проигранное сражение убавило самоуверенности у Белова. Мужчина на горьком опыте убедился, что шаманы и волхвы научились блокировать ментальное излучение своих воинов и смогут подобраться к нему незаметно на любое расстояние. А в близком сражении никакой карабин и револьверы уральцу не помогут, враги легко захватят его в плен, как поступили волхвы с ушкуйниками, либо застрелят из луков, как пытались сделать шаманы с кочевниками. Поэтому путники решили избегать любых контактов с аборигенами, пока не доберутся до уральских владений, а там действовать по обстановке. За день удалось пройти примерно тридцать вёрст, остановились задолго до темноты, обнаружив небольшую ложбинку с озерцом. По меркам уральцев, это была скорее лужа, но многочисленные следы диких животных, копытных и хищников подтверждали стойкость и долговременность этой лужи, ставшую постоянным водопоем. Напившись и поужинав, они устроились вдалеке от водопоя, чтобы не мешать косулям и сайгакам, потянувшимся к воде в сгущавшихся сумерках.

Раны у уральца затягивались быстро, однако на душе было тревожно. Сурочьи норы на месте сражения ясно показали, что Хорг прыгнула в будущее не на месяцы, а на годы. Где сейчас оказался уралец с женой, в каком веке? Что случилось с Уральским царством, существует ли оно? Не ожидает ли Белова зрелище разрушенных крепостей и одичавших потомков? А может, они вообще оказались в ином мире, где никакого Уральского царства не существовало? Нет, мир должен быть именно тем, где проживали хурги, решил Белов, размышляя логически. Но остальные вопросы ежеминутно приходили в голову, не давая чётких ответов. Даже мелькнула жалкая мыслишка, что всё кончилось и что он вернулся в своё время. Однако несколько часов наблюдения за ночным небом не выявили ни одного спутника или самолёта. И прослушивание всех радиодиапазонов по рации не дало результатов, оказывается, намертво сели батареи. Для прослушивания радиопередач в режиме детекторного приёмника не было возможности раскинуть большую антенну, увы.

Пришлось двигаться к родным краям, тщательно скрываясь от любых кочевников. Лишь там, ближе к Уралу он надеялся получить ответы на мучившие его вопросы. На север супруги шли ещё два дня, после чего Белов рискнул свернуть на запад, посчитав, что удалились от Алтайских гор достаточно. Судя по высохшей траве и заметному похолоданию, дело шло к сентябрю, если не октябрю, надо спешить. Затею с плотом, на котором можно сплавиться по Иртышу до уральских крепостей, повторить вряд ли удастся. Несмотря на то, что организм его окреп, за день удавалось пройти до сорока вёрст, при таких темпах до Иртыша идти да идти. По прикидкам уральца, оставшиеся до великой сибирской реки три-четыре сотни вёрст они преодолеют за месяц, как раз к началу ледостава. Ошибся он ненамного, на второй день, как беглецы свернули на запад, выпал снег и сильно похолодало.

— Всё, — взглянув на небо, занесённое хлопьями падающего снега, решил невольный путешественник во времени, — устраиваемся надолго. Будем утепляться.

Пока жена устраивала лагерь, готовила пищу и точила имеющиеся ножи, уралец отправился на охоту к ближайшему стаду сайгаков. Прежде чем животные догадались скрыться, он подстрелил из карабина с глушителем четырёх антилоп и начал переносить их к устроенной полуземлянке. Жена, истинная дочь скотовода, не забыла, как выделывать шкуры, сразу принялась за дело. Белов, немного отдохнув от переноса тяжестей, — раны пока давали себя знать, — занялся копчением мяса впрок. Задержаться пришлось на неделю, до прекращения снегопада. К этому времени из полутора дюжин шкур сайгаков хурга изготовила по две пары запасных сапог, куртки и порты, даже небольшую палатку. Белов накоптил полтонны мяса, сварганил неказистые, но надёжные нарты, вмещавшие всю провизию и немногочисленное имущество. Охотиться в метель ему понравилось, способности определять местонахождение животных и людей не исчезли, это давало неоспоримые преимущества беглецам, пока о них не знают шаманы, по крайней мере.

Дальнейшее продвижение на запад сильно замедлилось, упряжка нарт не проходила, по оценке бывалого сыщика, больше тридцати вёрст за день. Да и то, в лучшие дни, когда ветер дул в спину, что вскоре прекратилось. Работать ездовым мужчиной Белову ещё не приходилось, но он быстро втянулся в тяжёлый труд, понимая необходимость движения на запад. Северный ветер принёс ясную солнечную погоду с морозом, далеко за двадцать градусов. После того, как Хорг едва не отморозила лицо и руки, решили переждать холода в укромной лощине рядом с небольшой рощей. Поутру, немного полечив обмороженную кожу жены на щеках, он заметил явные признаки заболевания у Хорг. Её заметно знобило, лихорадило, хотя девушка держалась стойко, даже пыталась улыбаться. Белов пришёл к выводу, что задержаться придётся на неделю, не меньше. Надо восполнять запасы продуктов, да и просто разведать обстановку. Успокоив Хорг, он отправился на разведку, в южную сторону, где ощущал присутствие стада каких-то крупных травоядных животных.

С трудом разглядев против слепящего солнца, что за скотина пасётся на бесснежном, продуваемом всеми ветрами холме, сыщик расплылся в невольной улыбке. Пучки подсушённой ветрами и солнцем травы поедали два десятка шерстистых носорогов. Уралец невольно выпрямился во весь рост и пошёл к стаду подслеповатых тяжеловесов, он не забыл границу в сотню метров, за пределами которой носороги никого не трогают. Но, видимо, зимой дозволенная граница оказалась шире летней, пара животных двинулась к человеку с подозрительными намерениями. Оглянувшись, уралец не захотел бежать до ближайшего укрытия, рискнул применить свои способности общения с животными. Мысленно потянулся к двум ближайшим носорогам и погладил их по спинам, похлопал по загривкам, почесал их морды, проявляя всю возможную любовь и дружелюбие.

Поглаживая фыркающих носорогов, уралец внезапно подумал, чем не ездовые животные. Решив начать с малого, отвёл одного из самцов подальше от пасущегося стада за пригорок. Там, максимально успокоив зверя, он осторожно забрался на спину носорога, поёрзал на ней, устраиваясь удобнее, и подал команду к движению в сторону временного жилища. Постепенно самец перестал беспокоиться, двигался ровно, следуя малейшим мысленным командам седока, а человек установил со зверем тесный мысленный контакт, выясняя подробности предстоящего движения стада. Судя по всему, как минимум три дня носороги ещё побудут на этом пастбище. Это вполне устраивало его, сделав пару кругов по степи, уралец отпустил даже не запыхавшегося самца в стадо. В приподнятом настроении вернулся к палатке.

— Красавица, дальше мы поедем на конях, надо спешить, готовь себе маску от ветра.

— Но у нас нет сёдел и корма для коней, — удивилась хурга, — потом, где ты взял коней? Был бой, на нас напали? Я срочно одеваюсь.

— Не волнуйся, поедем завтра с утра, — Белов присел у костра, наливая пару глотков кипятка в свою кружку, — людей поблизости нет, всё спокойно. А поедем мы с тобой на необычных лошадках, на шерстистых носорогах. Я проверил, сидеть на них можно и без седла, на шее у них целая грива, за которую удобно держаться. Да, будет трудно, но мы сможем на двух носорогов погрузить запасы мяса и одежду, продвижение наше заметно ускорится. Иначе мы рискуем зазимовать в этой степи, надеюсь, ты помнишь, чем нам грозит встреча со здешними племенами?

Так и вышло, рано утром Белов пригнал двух носорогов к месту ночлега, где Хорг уже собрала вещи. Жену он усадил на уже привычного самца, «объезженного» накануне, сам забрался на спину второму носорогу, оказавшемуся самкой. Довольно скоро он научился управлять реликтовыми животными автоматически, чего не скажешь о самом передвижении. Да, носороги шли неспешной рысью, да, с них трудно упасть. Но, как оказалось, держаться на них нелегко, особенно без уздечки и стремян. Вечером уралец соорудил примитивные сёдла со стременами, после чего двигаться стало немного удобнее. Попытки набросить уздечку ни к чему не привели, от этих предметов экипировки носороги просто переставали двигаться, пока не рвали повод. Как подозревал Белов, носороги спокойно питались кусками копчёного и мороженого мяса, запасённого на двухнедельной стоянке. И он этому не удивлялся, поскольку знал ещё из прошлого-будущего, что лоси и олени при возможности с удовольствием лакомятся птичьими яйцами, маленькими птенцами, неосторожными лесными мышами и леммингами, в периоды их массовой миграции.

Так что в возможности временного изменения рациона носорогов Белов практически был уверен. Но старался устраивать ночлег в малоснежных местах, чтобы его шерстистые друзья могли питаться привычным кормом. Зато спать приходилось урывками, чтобы оставшиеся без ментального контроля звери не ушли ночью. Две недели пути, проведённые в полудрёме, довольно вымотали путешественника. Но с каждым днём носороги всё меньше нуждались в контроле, всё легче понимали даже невербальные команды всадников. За две недели пути, сопряжённые с совместным питанием и ночлегом, люди и животные привыкли друг к другу, шерстистые носороги оказались очень доверчивыми и приручаемыми животными. Возможно, подумал уралец, именно поэтому их легко истребили.