Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Миновав лес, Пайпер продолжила свой полёт над скромными фермами их соседей, разглядывая курчавых, похожих на крохотные облачка овечек, пятнистых, задумчиво жующих траву коров, слушая крики совершенно неразличимых с высоты петухов.

Долетев до своей собственной фермы, Пайпер заложила круг над ней, не уставая восхищаться, как сильно она изменилась за последнее время. Когда Конрад впервые появился у Макклаудов, их ферма представляла собой большой, гектаров восемь, кусок каменистой земли, и больше ничего. И тут, буквально с самого первого дня, Конрад начал предлагать всё новые и новые способы ведения хозяйства. Джо Макклауд оказался достаточно умён, чтобы следовать этим советам, и очень скоро его захудалая ферма сделалась процветающей. Когда появились свободные деньги, Джо по совету Конрада прикупил ещё примерно сорок гектаров бросовой, заболоченной, никому не нужной земли, примыкавшей с юга к ферме Макклаудов. А затем…

А затем главная местная сплетница Милли Мэй Миллер едва свой язык не сломала, рассказывая всем подряд, как Джо придумал осушить свою болотину, согнал всю лишнюю воду в резервуар да засеял своё новое поле, и при этом та-акой урожай получил, та-акой урожай! Буквально в мгновение ока Макклауды из бедных, почти нищих фермеров превратились в самых успешных и процветающих земледельцев во всей округе. Теперь у Джо появился целый амбар, доверху забитый новейшими сельскохозяйственными машинами, и коровы у него завелись, и целое стадо овец паслось на лугу, который раскинулся на месте бывшего болота.

Простенький, примитивный даже, обшитый вагонкой фермерский домик давно преобразился, словно Золушка на балу. Подгнившая, покрытая облупившейся краской избёнка была отстроена заново, сверкала свежей голубой краской, белоснежными ставнями и узорчатыми оконными рамами, радовала глаз вьющимися вдоль стен стеблями дикого винограда и плюща.

Сделав ещё один, самый последний круг, Пайпер резко спикировала вниз и опустилась на крышу старого сарая. Пролезла в дыру на крыше и спрыгнула на сеновал, где её уже поджидала Миртл.

После того как Пайпер и Конрад сбежали из дьявольского института доктора Хуллиган, все их друзья с необычными способностями разбрелись кто куда. Так что непростой это было задачей — потихоньку распустить слух по всему миру, чтобы устроить Конраду сюрприз и собрать их всех здесь к сегодняшнему утру.

Первой прибыла Миртл — худенькая, скромная девочка. Впрочем, это и неудивительно, что она появилась первой, ведь Миртл могла бегать со скоростью света, а может быть, и быстрее. Сейчас же она сидела на большой потолочной балке и нетерпеливо болтала ногами.

— Миртл! Как я рада! — воскликнула Пайпер, закладывая вираж, чтобы опуститься на балку рядом с ней. — Жду не дождусь увидеть, каким станет выражение лица у Конрада, когда он всех вас здесь увидит.

— А ты уверена, что он ничего об этом не знает? — спросила Миртл и смущённо втянула голову в плечи, словно пытаясь укрыться под шапкой своих густых каштановых волос.

— На все сто. — Пайпер уверенно тряхнула головой. — Я свой язык всё время за зубами держала.

Затем она указала Миртл на сложенные в углу коробки с украшениями, и девочки принялись развешивать по всему сараю серпантин, разноцветные яркие флажки и воздушные шарики. Едва они успели приступить к работе, как появились Нален и Ахмед Мустафа — озорные, абсолютно неотличимые друг от друга братья-близнецы, умевшие управлять погодой, а следом за ними прибыли Дейзи и Джаспер. Но больше всего Пайпер была рада видеть свою любимую подругу Вайолет, которая была способна уменьшать свой рост до такой степени, что могла целиком поместиться внутри чайной чашки. Вайолет была темнокожей, с пылающими карими глазами и тихим, мягким голосом, что, впрочем, не мешало ей яростно защищать своих друзей и отличаться удивительной смелостью.

Обладавшая невероятной силой Дейзи принялась играючи расставлять по указке Пайпер тяжёлые тюки сена, Ахмед и Нален крепили к потолочным балкам витые ленты серпантина, Джаспер и Вайолет занялись воздушными шариками и надували их до тех пор, пока у них обоих не начала кружиться от натуги голова.

Есть на свете вещи, которые никогда не меняются, и хороший тому пример — Кимбер и Смитти. Они появились вместе и, как всегда, препирались — это было их постоянным занятием с того самого дня, когда Пайпер впервые увидела их, только-только попав в так называемую «школу» доктора Хуллиган. Правда, были и перемены. Пайпер не могла не заметить, что за то время, пока они не виделись, Смитти сильно вырос и обзавёлся брекетами на зубах, что, впрочем, не помешало ему сохранить прежним своё удивительное «рентгеновское» зрение, позволявшее ему видеть сквозь любые стены. Видел он и надетое на Кимбер нижнее бельё, и помешать этому не могли даже вылетавшие у неё из пальцев электрические разряды. За прошедший с момента их последней встречи год огненно-рыжие волосы Кимбер потемнели и сделались цвета тёмного янтаря. Побледнели и её веснушки, отчего кожа на лице Кимбер стала молочно-белой, нежной, как у юных очаровательных женщин, одной из которых она становилась. Однако всё это вовсе не означало, что таким же нежным стал её буйный характер, — нет. Пожалуй, он стал ещё горячее, ещё неукротимее.

— Надеюсь, Конрад не видел, как вы пришли, ребята? — спросила Пайпер, радостно обнимая их.

— Исключено. Никто нас не видел, — уверенно ответила Кимбер.

— Коровы нас видели, — поправил её Смитти.

— Хорошо, — раздражённо откликнулась Кимбер. — Нас не видел никто, кто мог бы об этом сказать. Доволен? Господи, ну почему мы постоянно ссоримся из-за всякой ерунды?

Самой последней из их группы прибыла Лили Якимото. Нет, она могла бы появиться намного раньше, но ей пришлось дважды останавливаться, чтобы поправить причёску. Лили было девять лет, и она неустанно заботилась о том, чтобы выглядеть безупречно. Волосы Лили всегда были тщательно уложены, её туфельки блестели, а чтобы подчеркнуть свою воздушную фигурку, она носила всегда только самые красивые платья из самого тонкого шёлка и муслина. Свой дар телекинеза Лили очень часто использовала для того, чтобы поправить вплетённые в волосы ленты или заново завязать бант, до которого невозможно было дотянуться руками.

— Пять минут, — громким шёпотом предупредила Пайпер. — Конрад всегда забегает сюда перед завтраком, чтобы проверить, всё ли в порядке с его экспериментами.

Говоря это, она указала кивком на середину сарая, где Конрад оборудовал свою импровизированную научную лабораторию. И пусть клочки сена падали на собранные здесь с миру по нитке старые компьютеры и прочее разномастное электронное оборудование, эта лаборатория странным образом внушала благоговейный трепет. Было такое ощущение, что ты находишься в мастерской какого-то сумасшедшего гениального учёного.

Но вот уже повесили на стены последние воздушные шарики, прикололи к потолочным балкам последние ленты серпантина, Вайолет раздала всем картонные колпачки и дуделки, а Пайпер помогла своим друзьям спрятаться за тюками сена. Скорчившись сама за одним из тюков, Пайпер с трудом сдерживала радостное возбуждение и не сводила глаз с двери сарая, готовая вместе со всеми выскочить из укрытия.

— Апчхи! — громко разнеслось вдруг по всему сараю.

— Тсс! — Пайпер, вскочив на ноги, огляделась.

— Апчхи!

Тут Пайпер увидела, что это Лили. Она прикрыла лицо обеими руками, согнулась вперёд и снова:

— Апчхи!

— Лили, Лили, тише! — отчаянно прошептала Пайпер.

— Но я… апчхи! Ничего не могу… — жалобно ответила Лили. — Это сено… оно… апчхи! Это я из-за него… апчхи!

— У неё, наверное, аллергия на сено, — шёпотом заметила Миртл.

Да, вот этого Пайпер совершенно не предвидела.

— У тебя аллергия на сено? — спросила она у Лили.

Глаза у Лили слезились, лицо покраснело и припухло. Она ничего не ответила, только жалобно кивнула и ещё раз чихнула.

— Апчхи!

— Вот, — сказала Пайпер, бросая Лили свой свитер. — Чихай в него. И как можно тише, пожалуйста.

— Кто-то идёт, — предупредил Смитти, уловивший движение снаружи своим рентгеновским зрением.

— Все по местам, — шёпотом скомандовала Пайпер.

Все снова спрятались за тюками сена и стали прислушиваться к приближающимся шагам. Спустя пару секунд дверь сарая негромко скрипнула и отворилась.

— СЮРПРИЗ! — закричала Пайпер, выскакивая из-за своего тюка и швыряя высоко в воздух пригоршню разноцветного конфетти.

Все остальные тоже повыскакивали, а Кимбер даже снопы ярких искр из кончиков пальцев выпустила вместо конфетти. Эффектно получилось, красиво.

— СЮРПРИЗ! СЮРПРИЗ!

— С днём рождения!

И только тут они заметили, что перед ними стоит не Конрад, а напуганный до полусмерти отец Пайпер, Джо Макклауд. Вот это сюрприз так сюрприз!

— Папа? — спросила Пайпер. — А ты что тут делаешь?

Держась за грудь, Джо сделал пару шагов назад, чтобы опереться о стену, а когда немного отдышался, молча указал рукой на стоящие у стены мешки с кормом для цыплят.

— Ох, сегодня же вторник! — понуро опустила плечи Пайпер. Только сейчас она вспомнила, что именно по вторникам Джо забирает из сарая мешок с кормом для цыплят, которого им хватает как раз на неделю.