Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Я видела, как ты смотришь выступления своего отца по телевидению, и решила попросить Д. побольше узнать о нём. — Пайпер тяжело сглотнула и продолжила: — Я, знаешь ли, подумала, что если твой отец станет президентом, то ты вернёшься домой, а мне не хочется, чтобы ты уезжал.

— Что за глупости, Пайпер! Теперь мой дом здесь.

— В самом деле? Ты это серьёзно?

— Серьёзно. Ну, конечно, если только ты не будешь мне капать на мозги и не сведёшь меня с ума, что в данный момент вовсе не кажется мне чем-то невозможным.

Пайпер облегчённо вздохнула, улыбнулась и сказала, легонько тронув Конрада за плечо:

— Всё, проехали. А теперь пошли праздновать твой день рождения. Будем веселиться!

— Ну, если ты настаиваешь, — усмехнулся Конрад.

Напряжённая атмосфера рассеялась, а Д. вытащил из своего заплечного рюкзачка папку и сказал, протягивая её Конраду:.

— Вот, это тебе.

— Что это? — спросил Конрад, не спеша протягивать руку за папкой.

— Считай, что это мой подарок тебе ко дню рождения. В папке информация о твоём отце, которую просила меня собрать Пайпер. Тебе необходимо с ней познакомиться.

— Нет уж, спасибо.

— Твой отец не тот, за кого он себя выдаёт, — негромко, словно боясь, что его ещё кто-нибудь услышит, сказал Д.

— Тайны моего отца меня больше не интересуют.

— Ну, если так… — протянул Д. таким тоном, словно Конрад совершал сейчас большую ошибку.

— Конрад, Конрад, — умоляюще воскликнула Пайпер, забирая папку из рук Д. — Возьми её. Это может быть очень важно.

— Ты хоть знаешь, как его зовут? — неожиданно спросил Конрад, кивком головы указывая на Д.

— Как-как? Д. его зовут, — опешила Пайпер.

— Д. — это не имя. Это буква. — Конрад вроде бы разговаривал с Пайпер, но сам при этом не отрываясь смотрел на Д. — И мы ничего не знаем о том, кто он, откуда взялся, чем занимается и что ему известно. Почему? Да потому, что он не желает нам сказать этого. Так почём мне знать, не скрывает ли он что-нибудь от нас?

— Ну, потому что… потому что… — смутилась Пайпер. — Потому что он Д.

— Для меня этого недостаточно, — отрезал Конрад. — И вообще, сегодня у меня день рождения, а это означает, что я должен есть торт и сиять от счастья. Так что с вашего позволения…

Конрад развернулся на каблуках и, чётко чеканя шаг, вышел из сарая, оставив Пайпер и Д. в неловком молчании.

— Мне кажется, он не любит сюрпризов, — промямлила Пайпер. Щёки у неё пылали. — А это… это я отдам ему позже, — добавила она, засовывая под мышку взятую у Д. папку. — Не сомневаюсь, что он оценит твой подарок по достоинству, когда немного… Ну, короче…

Д. со вздохом собрал свои вещи в рюкзак, закинул его за плечи и сказал:

— Можно привести лошадь к воде…

— … но пить ты её всё равно не заставишь, — закончила за него известную поговорку Пайпер.

Д. направился к двери, по пятам за ним поспешила Пайпер.

— Ты уходишь? Уже? Не останешься ещё хоть ненадолго? Неужели торта не хочешь? — тараторила она на ходу.

— У меня много дел. Неотложных, — ответил Д., широкими шагами выходя во двор фермы. — У меня появился источник информации, и мне кажется, на этот раз я подобрался очень близко к цели.

— Ты имеешь в виду поиски того засекреченного места, где все такие же, как мы? — взволнованно спросила Пайпер. Взволнованно и, пожалуй, слишком громко.

— Тсс.

— Прости.

Вот уже несколько месяцев Д. говорил ей о том, что идёт по горячим следам, ведущим к тайному обществу, все члены которого наделены необычными способностями. От одной мысли об этом по спине Пайпер всякий раз пробегал холодок.

— Но ты расскажешь мне, когда будешь знать? — шепнула она.

Д. уже начинал становиться невидимым, но его макушка всё ещё была видна Пайпер.

— Вскоре ты кое-что от меня услышишь.

4

Праздничный завтрак в честь дня рождения Конрада получился слегка сумбурным. Да и как могло быть иначе, когда одиннадцать подростков — целая футбольная команда! — собрались за столом в гостиной Макклаудов, наперебой выкрикивая шутки и толкаясь локтями, чтобы пробиться к приглянувшемуся угощению. А посмотреть тут было на что — стол ломился от горячих булочек с черникой, хрустящих ломтиков бекона, омлетов с сыром, сладких пирожков, вафель. Остаётся лишь удивляться тому, как в такой толкучке никто не пострадал.

В какой-то момент маленький Джаспер, который обычно ни звука не издавал, вдруг так громко рассмеялся над очередной шуткой Смитти, что покраснел, заревел, как осёл, и изо рта у него посыпались крошки. Что это была за шутка, вы спросите? «Что самым последним проносится сквозь мозг жука, когда тот ударяется о ветровое стекло машины? Его зад!» Смех Джаспера породил новую волну веселья, да такую, что у Кимбер отовсюду электрические искры посыпались, а Дейзи неожиданно икнула, причём с такой силой, что от этого разлетелся на мелкие кусочки стул, на котором она сидела. Когда же наконец все немного успокоились и впихнули в себя ещё кто сколько смог еды, Бетти подала на стол торт и мороженое, а затем прогнала всех на улицу, пока они ещё чего-нибудь в доме не натворили.

Затем Пайпер собрала всех на крыльце — пришла пора дарить Конраду подарки. Конрад принялся рассматривать и трясти каждый из странных подаренных ему предметов, надеясь обнаружить в одном из них плутоний, который был так необходим для его машины времени. Узнав о том, что именно он ищет, все начали уверять его, закатывая глаза, что у них и в мыслях не было дарить ему плутоний на день рождения. Узнав об этом, Конрад явно был слегка разочарован, однако продолжал с любопытством рассматривать свои подарки.

Лили подарила Конраду шёлковый галстук, при виде которого все дружно застонали, но она, не обращая на это внимания, упорно продолжала уверять, что такие галстуки сейчас считаются последним писком моды в Париже. Тогда Ахмед и Нален сотворили небольшой вихрь, который унёс галстук, — таким способом братья хотели положить конец бесконечной лекции Лили о парижской моде. Вы думаете, Лили на этом сдалась? Ничего подобного! С помощью телекинеза она вернула свой драгоценный галстук, да не просто так, а ещё и опрокинув — о, совершенно случайно, разумеется! — кончиком галстука стаканы с соком, которые держал кто-то из братьев Мустафа, им на колени. Тем самым Лили очень вежливо напомнила Ахмеду и Налену о том, что им лучше не связываться с ней, а самое главное — держаться подальше от её замечательного шёлкового галстука.

Вайолет подарила Конраду редкостную монету, которую она сама же и нашла во время своих последних археологических раскопок. Но самый большой фурор произвёл подарок, который преподнесла Миртл. Во время одного из своих недавних путешествий вокруг земного шара она наткнулась на стадо карликовых носорогов и привезла одного из них в подарок Конраду. Карликовый носорог был размером с футбольный мяч и мирно спал, неряшливо завёрнутый Миртл в бумагу. Когда же Конрад разбудил его, распаковав свой подарок, носорог немедленно цапнул его за палец.

— Ой! — Конрад отдёрнул руку, но карликовый разбойник и не подумал отпустить его ладонь.

К счастью, Дейзи удалось осторожно разомкнуть челюсти носорога, а Джаспер моментально вылечил прокушенный до крови палец Конрада. Пожалуй, только после этого все смогли как следует рассмотреть подарок Миртл. Грязно-серого цвета шкурка драчливого зверька вся была в складках, а сам он сердито сопел и тыкал своим маленьким рогом во всё, до чего только мог дотянуться.

— Я назвала его Фидо, — осторожно произнесла Миртл, словно пытаясь понять реакцию Конрада на её подарок. — Но ты, разумеется, можешь дать ему любое другое имя, какое захочешь.

Конрад на это ничего не ответил, просто молча наблюдал за тем, как Фидо с радостным ворчанием жуёт нижний край его джинсов. Насчёт носорога Конрад не питал никаких иллюзий, он прекрасно понимал, что Фидо — одно из самых неуправляемых, опасных и уродливых созданий, каких ему доводилось видеть, но при всём при том, при всём при том…

Молчание Конрада затягивалось, Миртл от этого всё сильнее нервничала, переминаясь с ноги на ногу, и посматривала на Дейзи, словно ожидая от неё помощи. Но Дейзи тоже не знала, что ей сказать, и потому подтолкнула в бок Джаспера.

— Он т-тебе н-не нравится, да? — робко спросил Джаспер.

Конрад поднял на друзей свои странно заблестевшие глаза, сглотнул и слегка дрожащим голосом ответил:

— Вы знаете, у меня никогда не было домашнего любимца. Отец не разрешал мне заводить животных. Я думаю… что сегодня самый лучший день рождения в моей жизни.

— Ура! — с облегчением и радостью завопили друзья Конрада, а громче всех кричала Пайпер.

Этот поднявшийся шум-гам вновь испугал Фидо, и из складок кожи на его спине вдруг поднялись и раскрылись крылья. Карликовый носорог поднялся в воздух и неуклюже сделал несколько кругов. Это было настолько неожиданно, что все ребята замерли в изумлении.

Впрочем, нет, не все.

— Я совсем забыла сказать, — спокойно добавила Миртл, пожимая плечами. — Да, Фидо умеет летать. Думаю, что он отчасти носорог, отчасти летучая мышь.