Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Виктория Лебедь

Демон-Несса

Пролог

Я смотрю на бездонное черное небо и понимаю, что не только не хочу никого видеть, но и совершенно никого не хочу слышать. Я не положительная героиня. Демоны не бывают добрыми существами. Они пособники зла с насущной потребностью пожирать людские души.

Но, с другой стороны, доля нашего участия в человеческих поступках не значительная. Если сравнить статистику внушения и совершенных людьми преступлений, то, боюсь, кому-то придется признать свою склонность к жестокости и злу. Так что давайте не будем списывать все на нечистых. Как говорится, вы нас не поминайте — и мы к вам спиной. Иначе, ваши грязные помыслы неожиданно сбудутся, душа станет проклятой, а вы сами превратитесь в покорных слугах его величества ЗЛА…

Ух, что-то я не на шутку завелась. Это все влияние ночи. В темное время суток я особенно злая… но справедливая. Противоречиво для демона, однако ничего не могу с этим поделать. Я, к сожалению, полукровка. Потому и человеческие чувства имеют место быть. Собственно, из-за них я взяла перо в руку, один крылатый друг посоветовал, говорит, выложи все на бумагу — так будет лучше, чтобы избавиться, вырвать, выплеснуть накопившееся и с облегчением выдохнуть.

Поэтому усаживайтесь как можно удобнее, поставьте любимую расслабляющую музыку (я же предпочитаю более динамичную: не отвлекает и настраивает на нужный писательский лад), обязательно запаситесь кофе, ночь будет долгая и, надеюсь, веселая. Но если вы вдруг уснете на самом интересном месте, я очень сильно рассержусь и обязательно явлюсь в ваш сон, чтобы лишить вас души и превратить в покорных рабов тьмы… Ладно-ладно, шучу я… а может и нет…

Итак, …

Глава 1

Не исправляй чужие ошибки — это путь к твоим неисправимым ошибкам!


— Не помешаю?

Не дожидаясь ответа, я плюхнулась на единственную зашарпанную лавку в парке, на которой уже сидела всхлипывающая блондинка. Расслабленно откинувшись, положила ногу на ногу и c деланным вниманием уставилась на гладкую поверхность пруда, где отражались хмурые пузырчатые тучи.

Денек выдался холодный — ни малейшего повода для оптимизма. Колкий и пронизывающий до костей ветер, мелкий накрапывающий дождь, грозящий превратить первый выпавший снег в грязное месиво, и надвигающиеся ранние сумерки. Одним словом — осень. И чего ее потянуло в старинный и заброшенный парк, до которого даже птицам не было никакого дела? Побыть в одиночестве и пореветь можно в более уютных условиях, а еще лучше в компании подруг и с бокалом шампанского в руке. Хотя мне все равно. Ну, захотелось человеку при серой погоде стать жертвой атакующих вирусов, пожалуйста, для таких «подвигов» как раз то самое место и время. Не прогадаешь. Потом инфекция перерастет в осложнение, поднажмут душевные переживания, пропадет интерес к жизни и конец — миловидное лицо начнет разлагаться в деревянном ящике, куда родные ее поместят, установив сверху мраморный памятник. Перспектива печальная даже для меня.

— Нет, — услышала я запоздалый ответ и с пониманием усмехнулась — без шапки, в легком коротком пальто, видимо, вторая стадия атрофии мозгов началась. А первая произошла из-за мужика, по которому и нытье. Н-да. Было бы из-за чего горевать. Ни рожи, ни… Но признаюсь, сложением он удался. Высокий смуглый шатен. Сексуальный накаченный торс. Сильные и крепкие руки. А может, в них дело? Сама завожусь, когда мужские ручищи вижу. Ведь с такими, в идеале, разумеется, не пропадешь. Если понадобится, и через речку перенесут, и уличную толпу разгонят, и спать, как нам нравится, уложат, не отпуская до утра. Все ради тебя, любимая, только скажи. Угу. ПОКА ради меня. Потом, руки в брюки, с толпой как-нибудь сама, а по ночам капустный вариант — в чем хожу в том и сплю, с последующим заворачиванием себя несравненного в плед. Дальше, отдав дань стене, а не "любимой", отвернется и выпятит зад. Вот и вся любовь. И гением быть не нужно, чтобы понять — сворачивать шмотки и бежать. Ибо в дальнейшем его "пижамка" скоропостижно сменится на пуховик, и он направит свой путь к следующей обожаемой. Потому нельзя терять ни минуты, а лучше еще раньше, после первых признаков слабоволия или скудоумия, вроде:

— Что делаешь, дорогой?

— Ничего.

— Куда пошел, милый?

— Никуда.

— Как дела, любимый?

— Нормально.

— Чаю хочешь, зая?

— Нет.

Вот и поговорили.

Всхлипы участились, грозясь перейти в вой. Да уж. Тяжелый случай. Уже не в первый раз вижу, чтобы так убивались по беспомощному мечтателю. Хотя, чего это я так ласково? Обычный лежебока и ночной пожиратель съестных запасов, непонятно почему уверенный, что его ждет великое будущее. Совершенно не готовый к трудностям, из-за которых в постоянной депрессии, поскольку вообще не способен к каким-либо действиям по их устранению. И любитель новых ощущений в чужой постели. Думаю, последнего аргумента достаточно. Потому радоваться должна, что избавилась от этой немощи, а не реветь. Тем более что сегодняшняя забава с брюнеткой, которую с моей помощью ты имела честь лицезреть, была далеко не первая. Кстати, хочу уточнить, той брюнеткой была я. Перевоплощение — мое кредо, и без сверхъестественных способностей в таких случаях, разумеется, не обходится. Конечно, смена внешности — это далеко не единственное, на что я способна, но об этом позже.

Итак, в черном облегающем платье, с ярко-красной помадой на губах, на высоких черных шпильках, в общем, все по нужному вкусу, что странно, ведь его благоверная была блондинкой, я заявилась в местный клуб. Завидев в слабоосвещенном помещении с деревянным убранством нужного типа у длинной подсвеченной ультрафиолетом барной стойки, сразу же почтила его вниманием. Пару раз улыбнулась, один подмигнула, первой завела беседу ни о чем, и вуаля. Спустя двадцать минут легкий на измену мужлан уже обнимал меня за талию, периодически целовал в шею и активно намекал на продолжение праздника. Что и требовалось доказать. УВЫ. И все это происходило на глазах его невесты, у которой СЛУЧАЙНО отказал мотор в машине, когда она проезжала мимо клуба и так же СЛУЧАЙНО села батарейка в мобильнике. Вот от таких случайностей ей и пришлось забежать в заведение, чтобы вызвать эвакуатор и оказаться на месте разоблачения. Что было дальше, сами понимаете — слов нет, одни сплошные эмоции.

Ох, девушки, девушки. Любим мы все по-женски приукрашать — жизнь, чувства мужчин, окружающий мир. Прирожденные художницы, что тут кажешь. Нарисуем себе большую, светлую любовь, мужское благородство и живем иллюзиями.

В общем, к чему это я? А, вспомнила — любите, прежде всего, себя, а уж потом сильную половину общества. А индивидуумов козлиного племени гоните прочь. Не пожалеете.

Так что отставить слёзы (покосилась на блондинку) и домой с бутылкой игристого в руках, дабы отметить этот знаменательный день свободы. Нашла из-за кого реветь.

В лицо ударил резкий порыв холодного воздуха. Он всколыхнул мои длинные черные волосы, разметав по спине, и полетел дальше. Я немного поежилась и, приподняв воротник твидового красного пальто, потянулась к сумке.

— Окажи мне услугу, как откажут ноги, сообщи, — с равнодушным видом перешла в наступление. Не люблю издержки расставаний, хоть и живу ими. Для дальнейшего сверхъестественного существования, подпитываюсь отрицательной энергией. Но мой резерв уже заполнен, и на лекцию нужно прийти вовремя. — А я пока номер скорой в мобильнике поищу.

— Что? — с непонимающим видом унылая девица повернулась ко мне и часто захлопала ресницами. Выглядела она при этом, прямо сказать, не очень. Растекшаяся тушь, красные от слез глаза, и огромный, не менее красный, нос. На мгновение она удивилась, пытаясь сообразить, кто я и откуда взялась. Погрузившись в свою печаль, девушка тут же забыла, что к ней подсели и несколько минут наблюдают, детально обмусоливая драматический пункт ее жизни.

— Говорю, как почувствуешь онемение конечностей, предупреди, — я демонстративно открыла замшевую красную сумку, запустила в нее руку. — А то я, как всегда, номер помощи в быстрый вызов забыла записать, — нахожу любимую мятную НЗ, медленно разворачиваю переливающуюся обертку, кладу карамель в рот и снова рукой в сумку. — Из-за работы все из головы вылетает. Думаю, тебе это знакомо, не так ли, — чуть слышно рассмеялась и, наконец-то, достала серебристого цвета мобильник. — Вот он мой родной. Без него как без рук, да? — Со стороны мое поведение и диалог покажется странным, но поверьте, бредовый нестандарт я считала лучшим решением, чтобы спровоцировать на ответ и вывести заблудшую в потемках собственного унынья на свет.

— Что?

— Домой иди, пока воспаление легких не подхватила. Не понимаю, почему я должна об это говорить, но обещаю, если потеряешь сознание, уйду, — я продолжила свой спектакль, мысленно настраиваясь на внушение, но неожиданно, краем глаза уловила какое-то движение, видимое только мне, потому резко замолчала и развернулась. Есть все-таки на свете Бог и, как всегда, в самый не подходящий для меня момент.

— А вот и подмога, — пробурчала я себе под нос, оценивающе рассматривая красивого черноволосого Амура, который не спеша дефилировал в нашу сторону. Его неотразимость меня била даже издали.