Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Он не оборачивается. Медленно поправляет рубашку, одергивает задравшиеся манжеты и застегивает пуговки. Его пиджак брошен на стол. Бильярдный стол. Пожалуй, нужно заказать новый. Хотелось бы теперь с красным сукном. Оно будет лучше смотреться здесь.

— Ты никогда не мешаешь, — холодно отвечает Макс, оборачиваясь. — И давно там стоишь?

— Минуты три или четыре. — Пожимаю плечами в ответ. — Прости, не засекла. Но на кульминацию успела.

Лицо Макса не меняется. Все те же острые скулы, будто высеченные из мрамора, немного смуглая после жаркого лета кожа, темные брови и глубоко посаженные глаза. Глаза мертвые. Я никогда не могла понять, какие мысли блуждали в голове Макса, а после безуспешных попыток вовсе перестала искать его секреты.

Опустив взгляд не потому, что мне стыдно или неприятно смотреть на него, зацепилась за воротничок рубашки. Хмыкнув, направилась к нему.

— Мог бы выбрать другую. Я планировала взять у нее пару уроков, но теперь придется менять партнера для тренировок.

— Выбери мужчину. Тогда трахать его сможешь только ты.

Бровь на моем лице изумленно выгибается.

— Да ты шутишь, — улыбаюсь, останавливаясь в шаге от Макса. Он перестает поправлять одежду и опускает руки, ожидая дальнейшей пикировки. Переброситься парочкой колкостей и отправиться обратно к гостям.

— Однажды ты сказала, что у меня нет чувства юмора.

Я пожимаю плечами и тянусь к воротничку.

— Ты прав, и я возьму свои слова обратно. С шутками у тебя всегда была беда, как и со вкусом. И с этим. — Касаюсь воротничка и провожу кончиком пальца по полоске карамельного цвета. Помада Мишель. — Она пыталась тебя поцеловать?

Макс молчит. Но мне не нужны ответы. Я знаю наперед, что эта дура полезла к нему с объятиями и ласками, хотела поцеловать, как поступила бы любая другая женщина. Но с Максом всегда всё было иначе.

— У меня всё в порядке со вкусом.

— Но не с женщинами, — поправляю его и приподнимаюсь на носочках. Макс немного выше меня и разницу приходится компенсировать высоким каблуком. Потому что он никогда не наклонится, чтобы облегчить мне задачу. — Не забывай про правила, — выдыхаю в его шею и касаюсь губами воротничка.

Моя помада алого цвета. Яркая, сочная, острая. Такая, какая должна быть у женщины, умеющей маскировать чужие помады. Карамельный оттенок исчезает, остается только мой цвет. Моя метка.

Макс не пытается оттолкнуть меня или возразить. Он терпеливо ждет, когда я поправлю воротничок, верну на место галстук-бабочку и передам ему пиджак. Он ждет даже тогда, когда я отвернусь и покину кабинет, цокая острой шпилькой по паркетному полу. И лишь после того, как я оказываюсь в коридоре, выходит следом. Равняется со мной, сгибает руку, предоставляя мне локоть. Я кладу свою ладонь поверх и следую теперь за ним.

Муж и жена. Идеальная семья.

Глава 3

Если бы кто-то посмотрел со стороны, то сказал, что моя жизнь похожа на бесконечную вечеринку. Я не отрицаю, что по статусу и долгу провожу уйму времени там, где не хотела бы появляться. Банкеты, праздники, свадьбы, дни рождения. Чудом не путаюсь в днях и хорошо приплачиваю своим помощникам. Именно благодаря их стараниям я не пропускаю и сегодняшний благотворительный вечер.

Музыканты, именитые и не очень, актеры первой и второй величины, банкиры, модели… Я смотрю на всю эту пеструю толпу и ищу лишь одного человека. Где-то среди них затерялся Макс. Но по обыкновению раньше, чем я нахожу мужа, меня находит Лора. Как назойливая муха она все время трется рядом, в миллионный раз доказывая всем, что мы дружим. Мнимая дружба, которой довольствуется женщина, становится для меня проклятием.

— Привет, Бекка. Опять без Максвелла?

Я изгибаю бровь и киваю на толпу.

— Он там.

Лора оборачивается и долго сканирует сотню лиц, прежде чем находит темную макушку Макса. Несмотря на его выдающиеся габариты и жесткую осанку, он все же умудряется затеряться в толпе. Слишком много приглашенных, даже для меня. А я ведь посетила порядка тысячи подобных собраний.

— А точно! Нашла. — Щурится Лора, разглядывая моего мужа совершенно не заинтересованно. Ее привлекает другая фигура. Свободная и молодая. — Со Стефаном? Ох, не может быть! Это же он?

Теперь внимание Лоры обращено на меня.

Стефан Кейн — новая звезда в кино. Глянцевый парнишка, которого вывел в свет его дядюшка. Надеюсь, что связь между ними исключительно родственная. Не хотелось бы, чтобы какие-то порочные и грязные подробности всплыли на свет, и имя моего мужа оказалось запачканным.

— Да, кажется, он самый.

— Ох, познакомиться бы с ним. Последний фильм со Стефаном просто взрыв! Гарантирую, там будет оскар.

С таким родственником, возможно, и два, но об этом я молчу, тщательно следя за мужем и вполуха слушая трескотню Лоры.

— Сегодня действительно много актеров и музыкантов. Кстати, даже близнецы Фишер здесь.

Лора приподнимает руку, в которой у нее по обыкновению зажат бокал с шампанским, и указывает в иную сторону. Туда-то я еще не смотрела. Но последовав за Лорой, нахожу две идентичные макушки парней. Эндрю и Майк Фишер. Молодые, амбициозные и чертовски талантливые. Все это сообщает мне Лора, отхлебывая шампанское.

— Хочешь, познакомлю с ними?

Я оборачиваюсь к ней и хмыкаю.

— В обмен на Стефана?

Глаза Лоры загораются искорками. Она готова продать душу за новые знакомства. Обмен — лучшая валюта для той, кто не может дать большего. Поэтому братья Фишер как можно удачно подходят для новой цели Лоры. Она хитро щурится и кивает, смакуя скорую победу.

— Договорились. — Сдаюсь раньше, чем она начнет упрашивать.

Лора чуть ли не подпрыгивает на месте и устремляется вперед. Я следую за ней, больше не наблюдая за мужем. Здесь среди толпы его член в безопасности, об остальном Макс позаботится сам.

Братьев Фишер мы находим практически там же, где они и стояли. Только компания у них сменилась. Какая-то нимфетка щебетала без умолку, пока не обратила на нас внимание. Лора, чувствуя свое превосходство над худенькой и невзрачной несмотря на дизайнерское платье девчонкой шла вперед, изображая заинтересованность исключительно в парнях. Я следовала за ней, подумывая, не зря ли согласилась на обмен. И зачем мне эти мальчишки? Что они могли дать мне? Свою музыку? Так я уже давно вышла из того возраста, чтобы визжать от восторга, когда мальчишки скачут по сцене и орут в микрофоны. Но при ближайшем рассмотрении отмечаю, что они не так уж и плохи. То есть теперь понимаю, почему девчонки в восторге от них. Высокие, подтянутые и улыбчивые. Светлые волосы у обоих взъерошены, две пары голубых глаз похожи на искристые кубики льда. Кожа почти белая, и так сильно отличается от кожи моего мужа…

Черт! Я начинаю сравнивать, а это никогда хорошо не заканчивается. Опуская глаза, чтобы перестать их рассматривать и показывать интерес, но натыкаюсь взглядом на их руки. У обоих ногти выкрашены. У одного в черный цвет, у второго какая-то феерия из цветовой палитры. Сдерживаю ухмылку и позволяю Лоре сделать всю работу.

Впрочем, Лора понимает, что должна делать и без моих указаний. Поздоровавшись, она представляет меня, а девчонка испаряется, не удосужившись даже взглянуть на братьев.

— Приятно познакомиться, — сообщаю я, пожимая руки.

Вроде Майк с цветными ногтями, а Эндрю с черными. Видимо, различать их можно только так, потому что в остальном они идентичны. Даже голоса и жесты похожи так, что я начинаю сомневаться в своем зрении.

— И нам, миссис Финчер.

— Ребекка, — поправляю я Эндрю, одаривая молодого человека улыбкой. — Зовите меня просто Ребекка.

Они кивают и улыбаются в ответ. Я прикусываю губу. Непроизвольно, так получается само с собой, но парни замечают. И я замечаю их тайные сигналы. Эндрю толкает почти незаметно Майка, указывая взглядом на мои губы. Майк смотрит на мое лицо тогда, когда я поворачиваюсь к ним полубоком, чтобы вступить в беседу с Лорой. Для меня не остается незамеченным, как Майк в ответ облизывает кончиком языка нижнюю губу. Совсем немного, лишь уголок, но во мне словно вскипает океан. Я сглатываю вязкую слюну, заполнившую рот, и горло дергается. В ответ Эндрю щурится, а Майк прячет руки в карманы брюк.

Пока Лора щебечет о последнем альбоме парней, взорвавшем чарты радиостанций, я подвожу маленький итог. Эндрю внимателен, щепетилен в деталях, чувственен. Его брат, напротив, горяч и страстен. Пожалуй, помимо накрашенных ногтей у этих двоих есть еще одно отличие.

Отличие, которое я хочу проверить лично.

— Было приятно с вами познакомиться. — В конце небольшого диалога, ведущую роль в котором взяла на себя Лора, я пожимаю вновь ладони парней.

Первым протягивает руку Майк. Ладонь у него шероховатая, обжигающая. Он сжимает мою ладонь крепко, играя пальцами по ободку кольца.

— И нам, Ребекка.

Киваю и протягиваю руку Эндрю. Он сжимает своей чуть прохладной ладонью, нежно касаясь пальцем подушек моих пальцев. Игра. Два игрока на одном поле.

— Очень приятно, — произносит второй брат и отпускает мою ладонь.

Улыбаюсь и позволяю Лоре увести меня прочь. Но сделав несколько шагов, я чувствую, как спину обжигает льдом. Их голубые глаза направлены на меня. Да, игроки. Уверена, они поспорили между собой, кто мог бы затащить меня в койку. Наивные.