Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Виталий Зыков

Праймлорд, или Хозяин Одинокой Башни

Пролог

О существовании неприметной улочки в квартале Счетоводов в пригороде Нео-Лафорта вряд ли помнили даже старожилы. Здесь не громыхали мастерские механикусов, не взрывались лаборатории дипломированных праймологов, и даже бродячие инженеры заглядывали сюда лишь от случая к случаю, предпочитая появляться в более интересных местах. Скучное сонное царство, способное вызвать приступ чёрной меланхолии не то что у впечатлительных адорнийцев, а даже у твердолобых доктов.

Невзрачное здание в самом конце улицы ничем не выделялось на общем фоне таких же двухэтажных каменных коробок с узкими окнами и крытыми дешёвой черепицей крышами. Разве что вывеска была другая — то ли «комитет», то ли «компания», а может, и вовсе какая-нибудь канцелярия. Бистарк проходил здесь сотню раз и до сих пор так и не удосужился прочитать название. Впрочем, зная характер своей конторы, не сомневался: это должно быть что-то длинное, казённое и напрочь неудобочитаемое, отбивающее всякое желание интересоваться происходящим за невзрачным фасадом.

Внутри же начинался совсем другой мир.

Миновав закалённую в огне прайма металлическую дверь, Бистарк оказался в небольшом тамбуре, где на громоздком табурете устроился самый настоящий Горец. Герой мрачно буравил взглядом пол, крутил рыжий ус и глухо ворчал под нос, то ли разговаривая с самим собой, то ли что-то доказывая своему Зрячему мечу. Вошедшего на охраняемую территорию смертного он демонстративно игнорировал.

Впрочем, Бистарка подобное поведение ничуть не удивило. Все принявшие прайм славились экстравагантным выходками, и владельцы живого оружия на этом фоне выглядели ещё относительно нормально. До одержимых смертью Жнецов душ или жутковатых Безликих им далеко. Тем не менее он вежливо поприветствовал Героя, махнул опознавательным жетоном и торопливо зашагал вглубь здания. Стараясь как можно быстрее оставить позади подозрительное бормотание…

Внутри штаб-квартиры разведки, или просто Конторы, царило небывалое оживление. По ярко освещённым коридорам сновали озабоченные коллеги Бистарка, из-за дверей кабинетов доносились шумные голоса, а на лестнице на второй этаж раздувшийся от важности Воевода что-то доказывал пышнотелой дамочке с канцелярской папкой в руках.

Бистарк мрачно усмехнулся. Опомнились наконец-то, зашевелились, почуяли близость настоящего Дела. Поняли, что наступило новое время!

Стыдно признаться, но весть о гибели императора Пауля вызвала у него прилив отнюдь не верноподданнических чувств. Мешанину из облегчения и предвкушения добрых перемен вряд ли можно назвать достойной офицера Его Императорского Величества. Да и пошло оно всё чуди под хвост! Пауль был тряпкой — безвольной, слабохарактерной тряпкой, к тому же верящей в мир во всём мире, всеобщую дружбу и прайм ведает ещё какой бред. Это ж надо было додуматься поставить Адорнию в один ряд с Империей! В то время как промышленность самого передового государства Праи начала задыхаться от нехватки прайма, Пауль вдруг затеял дипломатическую возню. Вместо того чтобы просто прийти и взять причитающееся доктам, завёл разговоры о торговле с гнусными магами. Мало того, учредил Академию для совместного обучения лордов обеих стран. Это уж совсем ни в какие ворота не лезет!

Нет, правильно его эти адорнийцы грохнули… Ну или не адорнийцы, что совсем уже не важно… Колесо истории сделало очередной поворот, на трон взошёл родоначальник новой династии — командир экспедиционного корпуса генерал Саммос. И что-то подсказывало, тот знает, как следует решать проблемы. Конечно, вряд ли из нового Императора получится вторая леди Кобрин, однако даже такая тёмная лошадка точно лучше Пауля. В общем, всем доктам остаётся лишь ждать и надеяться на лучшее.

С таким настроем он поднялся на второй этаж и сразу же свернул в сторону кабинета с обитой красным бархатом дверью.

— Здравия желаю, красавица! Шеф у себя?

Симпатичная рыжеволосая девушка в открытом платье оторвалась от бумаг на столе, окинула Бистарка пренебрежительным взглядом и молча ткнула изящным пальчиком в сторону кабинета начальника. Мол, не по чину ей со всякими тут болтать. Стерва крашеная!

Бистарк фыркнул и потянул на себя золочёную ручку.

— Командир сводного отряда по особым поручениям капитан Бистарк! По вашему приказа…

— Так, закрой дверь и садись! — генерал Эттли — бессменный руководитель Конторы и один из самых влиятельных доктов, внешне похожий на какого-нибудь Героя-воеводу, — указал на стул перед собой. — Садись и слушай, — и, не дожидаясь, пока Бистарк устроится поудобней, продолжил: — Ты нужен мне в Одинокой Башне. Тамошний лорд чересчур увлёкся… как они там говорят… познанием граней Искусства, да? Так вот, по слухам, он «познал» нечто такое, от чего у наших высоколобых глаза на лоб полезли. Понимаешь, о чём я?

Бистарк кивнул.

— Считайте, что этого лорда уже нет в живых, мой генерал.

— Это само собой. Но угробить адорнийца мало, надо ещё и записи с результатами его изысканий раздобыть, — сказал Эттли с нехорошей усмешкой. — А чтобы ты не напутал чего, с собой двух праймологов возьмёшь.

— Гражданских?! — с ужасом воскликнул Бистарк. — Да я с ними даже границу не перейду!

— Ничего, справишься, — сказал Эттли и многозначительно добавил: — Тем более что в скором времени адорнийцам станет не до охраны рубежей.

Капитан моментально сделал стойку.

— Стоит ли это понимать так, что…

— Стоит, стоит, — перебил его генерал. — Но ты голову этим не забивай, твоё дело выполнить задание и вернуться. Понял?

— Так точно!

— То-то же, — усмехнулся Эттли. — За остальными подробностями к Лукреции, у неё есть для тебя пакет… Свободен.

Вот и весь инструктаж. Можно было бы обойтись просто передачей пакета с приказом через секретаря, но генерал считал необходимым перед каждым заданием лично побеседовать с исполнителем. Этакая начальственная блажь, давно уже ставшая притчей во языцех среди служащих Конторы. Как и стервозность рыжеволосой Лукреции.

Бистарк уже покидал кабинет, когда в помещение огненным вихрем влетела помощница генерала и с порога заявила:

— Только что пришло сообщение. Адорнийцы перешли границу и атаковали Туманную Рощу. Размещённые в том районе части разбиты либо обращены в бегство… Это война!

Генерал с удовольствием изучил раскрасневшуюся девушку сверху донизу, после чего повернулся к Бистарку и растянул губы в неживой улыбке.

— Вот видишь, я же тебе говорил, что скоро начнётся. И началось. Наши заклятые друзья сделали первый ход, теперь пришёл наш черёд. Видишь, как всё хорошо складывается?

Вместо ответа капитан лишь коротко поклонился и вышел в приёмную. То, о чём он мечтал столько времени, всё-таки случилось. Годы позорного для величайшей Империи мира закончились. Вместо дипломатов теперь будут говорить остробои и дискомёты. И гнусные адорнийцы заплатят за всё. За убийство тряпки Пауля, за вероломное нападение и, самое главное, за слишком богатые праймом земли.

«Началось! — мысленно прокричал Бистарк. — Великая Шестерёнка, всё-таки началось!»

* * *

С началом новой войны кабинет королевы Изабель превратился в этакий филиал генерального штаба. Испещрённые стрелками карты пришли на смену многочисленным гобеленам, рабочий стол исчез под завалами докладов и донесений, а аквариум с рыбками переехал в дальний угол, освободив место здоровенному шкафу. И лишь любимое кресло лорда Раэля осталось на прежнем месте. Вот только садились в него теперь нечасто: время неспешных бесед безвозвратно ушло.

— Итак, к настоящему моменту мы полностью контролируем Туманную Рощу, через неделю передовые части выйдут к Идмарской Пуще. Ещё несколько полков стоят в пригороде Фихтера, и с налёту их опрокинуть вряд ли получится, — сообщил лорд Раэль, магией нарисовав на карте несколько красных стрелок. Затем посмотрел на королеву и добавил: — Это хорошие новости. Плохие же заключаются в том, что восточной армией у нас командует идиот. Пока он возился с пограничными частями доктов на кобургском направлении, докты успели форсировать Читерский залив, пройти по восточному побережью и ударить в тыл наших войск.

— Всё настолько плохо? — глухо спросила королева.

Раэль пожал плечами.

— Чтобы закрыть прорыв, приходится подтягивать резервы с юга, а на это требуется время. Плюс хозяева земель у истоков Диналии что-то не поделили с лордами Долины Солнечных Слёз, и никак не получается превратить эту толпу грызущихся друг с другом вояк в боеспособную армию. Что тоже не лучшим образом сказывается на ходе кампании, — лорд Даэр-Лиена прервался и, магией подхватив бокал с вином, сделал небольшой глоток. — Пока получается, что докты к войне оказались более подготовлены, чем мы.

Изабель вздохнула, повертела в руках мешочек с кормом, с тоской посмотрела в сторону аквариума, после чего глухо спросила:

— Хочешь сказать, не стоило спешить с ударом по Туманной Роще?

Раэль криво усмехнулся и лёгким ветерком взъерошил королеве волосы.

— Да ни в коем случае! Так мы хоть лишили этих «железячников» весомого процента добычи, и теперь они вынуждены тратить стратегические запасы прайма. Если же удастся продержаться хотя бы год, у них начнутся проблемы, — хозяин Даэр-Лиена вдруг остро глянул в лицо любовницы. — Я хочу сказать о другом. Тебе не стоило чересчур увлекаться дипломатическими играми с этим болваном Паулем. Клянусь Спиралью Тотоола, слишком много надежд было связано с этой проклятой Смешанной Академией Лордов. Пять лет потрачено впустую, Пауль убит, а мы начинаем войну в самый неподходящий момент!

— Ты прав, — Изабель грустно улыбнулась. — Я прошу прощения за то, что поначалу именно тебя обвинила в покушении на Императора. Сейчас понятно, что ты подготовился бы гораздо тщательней.

— То-то и оно, — сказал Раэль, не став отрицать очевидное. Недолго помолчал и добавил: — Как бы мне хотелось найти того умника, что заварил всю эту кашу. Ведь, по здравому размышлению, момент выбран неудачно абсолютно для всех. И для нас, и для Империи. Будь это иначе, докты не потеряли бы Туманную Рощу, — он помолчал и вдруг рассмеялся: — Случись всё это не в нашей Прае, я бы сказал, что здесь замешан кто-то третий…

Пока лорд Даэр-Лиена говорил, королева вдруг подошла к нему быстрым шагом, обняла и уткнулась носом в шею. Вдохнула любимый запах и замерла так на мгновение. Она не видела лица Раэля, но знала, что в глазах у него сейчас зажигаются нежные огоньки, а на губах появляется улыбка.

— Быть может, пора приказать нашей сестре открыть хранилище каталистов в Чертоге Героев? — вдруг спросила Изабель. — Развернём у Туманной Рощи десяток-другой итералий, прямо на месте создадим армию из одержимых войной Героев и двинем их на Кобург…

Раэль отстранился и посмотрел в глаза королеве.

— Лихо, конечно, но поверь, для таких козырей время ещё не пришло. Пространство для манёвра ещё есть.

— Например?

— Например, можно порыться в кладовках наших лордов: за годы грызни с соседями у них накопилось полно секретов, смертельно опасных для врагов. Или надавить на Джаффа: Песчаный Лев слишком обленился и, похоже, начал забывать, с какой стороны держаться за меч. Или даже растрясти мошну лорда Абу-Асифа, — сказал лорд Даэр-Лиена с едва слышным смешком. — Резервы точно имеются!

— Наверное, ты прав, — покладисто согласилась королева, в очередной раз подумав о том, что не в состоянии отказать Раэлю. Никогда и ни в чём. — Только не хочешь сказать, кого ты имел в виду, говоря о секретах лордов? Хозяина Одинокой Башни?

— В том числе и его. В конце концов, когда враг на пороге, кому его встречать, как не помешанному на войне фанатику?

— Думаешь, в этот раз он не будет трястись над своими тайнами, словно докт над железками?

— После того как мои люди дважды пытались забраться в его сокровищницу? Хорошая шутка, — рассмеялся Раэль. — Нет, на сей раз придётся работать много тоньше, через другие заинтересованные стороны… Благо их немало…

— Надеюсь, ты не ошибаешься, — протянула Изабель.

— Увидим, — сказал Раэль с неожиданным легкомыслием и вдруг вильнул глазами в сторону спальни. Владычица Адорнии перехватила его взгляд и сделала строгое лицо, но, почувствовав, как непреодолимая сила поднимает её воздух и несёт к выходу из кабинета, фыркнула и с облегчением рассмеялась. Зачем жить, если ты не можешь хотя бы на минуту расслабиться и обрести толику счастья?

Глава 1

Вишнёвый сад на заднем дворе замка Полная Луна никогда не был популярным местом. Здесь редко появлялись слуги, ещё реже — дворяне из свиты лорда и члены его семьи. Даже садовник и тот заглядывал лишь от случая к случаю. Тихий, забытый всеми уголок, где нет ничего, кроме одичавших деревьев, густой травы и тишины, изредка прерываемой треском цикад. Для обитателей замка здесь не хватало взрыва чувств, буйства красок, фонтана новых переживаний. Слишком всё спокойно и умиротворённо, а значит, скучно и неинтересно.

Лигран Железный Песок никогда этого не понимал. Как можно не видеть неброскую красоту старого сада, не ценить его мягкую ауру, как?! А пора цветения… Да чего только стоит тот миг, когда под налетевшим порывом ветра в воздухе начинают кружиться мириады розовых лепестков, а от тонкого аромата плывёт в голове!

Впрочем, сегодня, как и сотни раз до того, на задний двор замка Лигран пришёл не любоваться красотами. На небольшой — десять на десять шагов — площадке он «играл» с мечом, раз за разом повторяя заученные движения. «Ласточка взмывает в небо», «Полёт орла», «Дракон, ныряющий за жемчужиной»… За этими и многими другими названиями скрывались стойки, проходы и смертоносные приёмы боевого искусства, адептом которого Железный Песок стал ещё в раннем детстве. Кто-то посвящает жизнь стихосложению, кто-то лепит горшки, кто-то пишет картины, он же совершенствовался в умении убивать.

Смена опорной ноги, пальцы иначе сжимают рукоять, быстрый поворот, и вот уже изогнутый клинок взмывает над головой, чтобы через мгновение стремительным ударом рассечь невидимого противника на две половинки… И тут же новая стойка. Молниеносный выпад, ещё один, атака переходит в защиту, а честные удары чередуются с хитрыми обманками. Меч так и порхал вокруг Лиграна, выстраивая смертоносную паутину, преодолеть которую не мог ни один враг. Во всяком случае, так выглядело со стороны. Однако сам Железный Песок был недоволен. Там, где другой видел выверенные бесконечными тренировками движения, он ощущал несовершенство и незавершённость.

И последнее чудовищно его злило.

Наконец Лигран выполнил последнюю форму комплекса и, не убирая клинок, вдруг «подцепил» левой рукой нечто невидимое, после чего выстрелил раскрытой ладонью в сторону дальней стены.

Увы, но и на этот раз у него ничего не получилось. Горсть железного песка из стоящей неподалёку миски хоть и взлетела в воздух, но до стены долетел хорошо если десяток-другой песчинок. Магия не то что не сокрушила старую кладку таранным ударом, она не оставила на ней даже отметины.

Лигран в очередной раз ощутил себя последним неудачником. Столько тренировок, медитаций, занятий с лучшими мастерами, и всё без толку. Не хватает чего-то — то ли уверенности в себе, то ли силы воли, то ли умения сосредотачиваться на чём-то одном. Вот и получается, что вместо могучей волшбы у него выходит одно баловство. Детские фокусы. И громкое прозвище Железный Песок начинает звучать как насмешка.

Он бы смирился с судьбой и перестал рвать жилы в пустых тренировках — о чём Наставник Регруш давно уже говорил открытым текстом, — если бы перед глазами не маячил пример стойкости и целеустремлённости. Лорд Раэль Побеждённый, хозяин Даэр-Лиена, потерял обе руки, однако это не помешало ему стать одним из сильнейших магов Адорнии и опаснейшим бойцом. У Лиграна же, слава прайму, всё было на месте. Так почему он должен отступать?!

— У Искусства много граней. Можно стать великим скульптором, художником, портным или даже поваром. Неважно, чем ты увлёкся, главное, чего достиг на выбранной стезе. Народ Адорнии уважает любых мастеров, — вслух процитировал Лигран, копируя интонации Учителя. — Но как быть, если душа лежит к искусству войны?

Железный Песок ощутил, как его потряхивает от бессильной злости. Чувствуя, что вот-вот взорвётся, он плюхнулся на колени перед чашей и, уткнув кулаки в землю, ритмично задышал. Вдох-выдох, вдох-выдох… Чтобы усилить эффект, Лигран сосредоточился на горке металлической крупы прямо перед собой и направил в неё струйку прайма. Та моментально забурлила, точно каша в котелке. И теперь оставалось лишь лёгкими мысленными усилиями соединять песчинки друг с другом, выстраивая нужную конструкцию. Такая работа требовала серьёзной концентрации и кучи терпения, так что волей-неволей приходилось успокаиваться.

«Тонкие» неторопливые манипуляции с энергией выходили у Лиграна много лучше стремительных и могучих всплесков, поэтому уже через пару минут он с невесёлой усмешкой любовался составленным из металлических букв словом «война».

— Всё бы так получалось! — хмыкнул он и одним движением руки уничтожил надпись.

Неплохое умение, но совершенно бесполезное в бою. А ведь на фронте сейчас ой как нужны хорошие маги-бойцы! Нет, Лигран понимал, что сражаться на передовой — удел Героев, а планировать битву — задача лордов и их офицеров, но с его нынешними умениями врага он увидит не скоро.

…Уже год как в Адорнию пришла война. Успели поблекнуть успехи первых недель, когда элитные королевские отряды прорвали границу и выбили доктов из Туманной Рощи. Забылись громкие победы над хвалёными егерями. Сегодня западная армия увязла в боях с дружинами диких лордов Идмарской Пущи, а восточная и, того хуже — попала в окружение на собственной территории и была разгромлена. Кто бы мог подумать, что хитрые «железячники» форсируют Читерский залив и по побережью выйдут в тыл наступающим. Правильно, никто. Однако ж докты это сделали, и как итог — Адорния потеряла сотни первоклассных бойцов. По слухам, правда, какие-то отряды уцелели и даже смогли отойти в горы, но воспринимать беглецов как зримую военную силу точно не стоило. Тем более что обнаглевшие докты как-то чересчур быстро освоились в том районе и перекрыли все тропы и перевалы. А это наводило на определённые мысли.

Но на этом неудачи адорнийцев не закончились. Имперцы продолжили испытывать на прочность передовые части. Сначала попробовали прорваться в тыл вторгшихся в Идмарскую Пущу войск, и лишь благодаря героизму бойцов резерва, ценой неимоверных потерь, доктов удалось остановить. Затем после перегруппировки «железячники» усилили напор в направлении Ардеи. Новая кровавая битва точно была не за горами.

И вот в такое время, когда даже Наставник со своими лучшими Героями пропадает на передовой, Лигран вынужден куковать под защитой замковых стен. Ну где здесь справедливость?

Настроение снова испортилось. Чтобы развеяться, Лигран уже подумывал собрать вещи и пройтись до замковых купален, когда послышались голоса и в сад в сопровождении скользящего на гигантском мече Громовержца вошёл Джок Молния. Высветленные волосы, красные с золотым шитьём рубаха и брюки, жилет и сапоги из кожи горыныча плюс катана известного мастера в ножнах на поясе — в этом был весь старший брат. Яркий, эффектный, броский… в общем, совершенно чуждый ненавязчивой красоте этого места. Настоящий адорниец.