Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Иногда мне кажется, что тебе это нравится… — недовольно прошептала Нэнси.

— Не знаю… может, так и есть, — пожал плечами Рон.

— Примарх, погрузка закончена, — объявил остановившийся в пяти шагах от парочки капитан «Вымпела» и командир «Победоносца» Гарпун.

— Пополнение?

— Размещено, примарх.

— Благодарю, капитан. Начинайте предполетную подготовку.

— Слушаюсь, примарх.

— Все, Нэн… мне пора.

— Твой Легион ждет тебя…

— Да.

— Совсем забыла, Рони… Это мой небольшой подарок тебе и Легиону…

Нэнси указала на оружейный ящик подле ног. Рон приметил его в самом начале, но не придал значения, мало ли что…

— Что там?

— Я взяла на себя смелость поменять символ твоего Легиона.

— На что?

Нэнси открыла ящик и достала маленький флажок. Зеленый фон с белым кругом внутри, а в круге зеленая же оливковая ветвь.

— Символ мира… вместо этого, — кивнула она на руку Финиста с красным флажком, белым ромбом в центре и черным угловатым значком, — символа войны… В ящике несколько больших полотнищ есть.

— Спасибо, Нэн, это хороший подарок…

Рон сорвал со своей руки старый флажок и бросил его на бетон.

— Все. Мне пора. Надеюсь, что в мой следующий прилет я смогу увезти радостную весть. И мы прилетим на Ра-Мир уже под новыми знаменами мира. Тогда мы сможем видеться чаще…

— Я приложу для этого все силы, Рон. Обещаю…

Преодолев какое-то внутреннее сопротивление против этого действа, Финист поцеловал свою бывшую девушку, чьего в общем-то неплохого мужа, от которого она родила двух детей, он убил, и с которой у него теперь такие вот, выше всякого понимания, странные отношения. На какие-то теплые слова и тем более признания его уже не хватило. Потому Рон, решительно развернувшись и не оглядываясь, быстро зашагал к шаттлу.

3

Нэнси из диспетчерского пункта долго наблюдала за тем, как улетает шаттл, снова унося любимого человека в недосягаемые дали. Вот точка исчезла, еще немного и где-то в вышине оборвалась ниточка стартовых выхлопов. Шаттл вышел в космос и теперь шел на стыковку с кораблем-носителем «Вымпел». Нэнси поплелась на выход с посадочной площадки.

Вот так каждый раз, когда он улетал, она пыталась разобраться в самой себе, что она чувствует по отношению к этому до неузнаваемости изменившемуся Рону Финисту — по сути ставшему чужим человеком, ни много ни мало — примархом Легиона.

Любовь ли это? Может, это чувство вины за глупое расставание, приведшее к тому, что Рон, в порыве доказать свою значимость, с друзьями укатил на космодром, чтобы сфотографироваться в форме пилотов, а потом похвастаться перед ней. Но они выбрали неудачное время и место. Их похитили, как и тысячи других жителей планеты, и сделали рабами, кого превратили в солдат — церберов, низведя до животного состояния, кого просто отправили на поля.

Этих рабов до сих пор не могли вылечить, особенно женщин, подвергшихся насилию, да еще и в групповой форме. Многие прибыли беременными… Об этом мало кто знал, но большинство рабынь наложили на себя руки. Мужчины оказались крепче, но нет-нет, да случались неприятности. Агрессия по отношению к окружающим и опять-таки случаи суицида. Наверное, еще именно поэтому так долго не хотели принимать у себя Легион, пусть безоружный, пусть на отдаленном острове, но опасный и плохо управляемый.

Неожиданно по всему периметру космодрома завыла сирена, и Нэнси отвлеклась от самокопания и самоанализа с элементами самобичевания. Постояв секунду, она ринулась обратно к диспетчерскому пункту и взбежала наверх на смотровую площадку.

— Что случилось?! — выкрикнула она, предполагая самое худшее — катастрофу шаттла.

— Незапланированное прибытие корабля, мэм! Начали отстыковываться шаттлы!

— Всем службам готовность один!!! — закричал в микрофон еще один служащий космодрома, и его голос из динамиков раздался далеко вокруг.

— Нападение?..

— Н-нет, мэм, — передернувшись от воспоминаний, ответил диспетчер. — Что-то другое… Это танкер, но его сопровождает корвет Флота Земли.

Понимая, что больше ничего добиться не сможет, Нэнси вышла наружу и вдалеке, на дороге, ведущей от города к космодрому, увидела настоящую кавалькаду представительских машин и машин охраны. Президентский джип своего отца она узнала сразу и поспешила навстречу.

— Что происходит, папа?!

— Не знаю, дочка… Я совершенно ничего не понял, потому и прибыл, чтобы разузнать все лично.

Представители Ра-Мира поспешили в диспетчерский пункт. Связистам наконец удалось произвести соединение с корветом.

— Что происходит?! — закричал в микрофон Шон Роддем. — Кто вы?! С вами говорит президент Ра-Мира Шон Роддем!

— Полковник Саттар. Командир корвета «Тритон». Сопровождаю транспорт.

— С каких пор корабли Флота сопровождают танкеры?

— По приказу.

— Но в любом случае товара нет! Вы прибыли в неурочное время! Все запасы проданы всего месяц тому назад. Мы еще ничего не вырастили!

— Мы не за товаром, — послышался в ответ не очень учтивый голос полковника. — Нам приказано сгрузить на вашу планету колонистов.

— Колонистов?!! — не поверил своим ушам президент Роддем.

Его кабинет министров также недоуменно переглянулся.

— Но мы закрытая планета, полковник! Никто не имеет права селиться здесь без нашего на то разрешения!

— У меня приказ…

— Да плевать мне на ваши приказы! Немедленно остановите посадку шаттлов на поверхность Ра-Мира. Повторяю, мы закрытая, независимая планета и приказы Земли не имеют здесь никакой юридической силы!

— Правительство Земли так не считает.

— Да мне плевать, что там Земля считает, а что не считает! Мы суверенный мир! Мы категорически протестуем!

В ответ слышалась лишь тишина, нарушаемая треском атмосферных помех.

— Эй вы, там, на орбите, вы нас слышите?! С вами говорит не кто-нибудь, а президент Ра-Мира! Если вы не остановите посадку шаттлов, вы тем самым не оставляете нам выбора, и мы вынуждены будем защищаться всеми возможными способами, вплоть до того, что собьем незарегистрированные транспортные средства! А мы их не зарегистрируем! И поверьте, нам есть чем выполнить свою угрозу!

Роддем не блефовал. После второго нападения пиратов Совет немедленно проголосовал за приобретение ракетно-зенитных комплексов «москит». Так что теоретически они могли закрыть не только города, но и весь континент Эндлесс.

— Не советую, — вынужден был ответить полковник. — Любая агрессия с вашей стороны по отношению к колонистам будет рассматриваться как военные действия против Флота Земли. Это приведет к соответствующим ответным действиям с нашей стороны. Вы меня понимаете, господин президент? Мы уничтожим ваши системы ПВО, если таковые у вас действительно имеются. Если продолжите упорствовать дальше, сил корвета «Тритон» хватит, чтобы превратить ваши жалкие городишки в пыль. На этом прошу меня извинить, у меня много дел…

— Полковник! Полковник!!! — кричал в эфир Шон Роддем, но никто уже не отзывался.

— Папа… они спускаются… — указала Нэнси в небо, где уже виднелись точки заходящих на посадку шаттлов.

— Сколько их? — спросил президент у оператора радарного комплекса.

— К Лорман-сити идет десяток шаттлов… Всего от корабля отстыковалось около сотни челноков, сэр, и они расходятся над всей планетой…

— О боже… Они сядут практически на каждый космодром…

Зазвонил президентский телефон, определив номер министра обороны.

— Да, Георгий…

— Господин президент, все силы самообороны приведены в полную боевую готовность. Какие будут приказы, сэр?!

— Я… я…

— Мы можем их все сбить, Шон!

— Нельзя, Георгий… на корвете полно ракет с малыми ядерными зарядами… Они действительно могут нас стереть в порошок… воспользовавшись законным поводом.

— Значит, мы позволим им сесть?

— Ничего другого не остается…

— Пап…

— Что, дочка?

— Рон Финист, пап! Может, его еще можно предупредить?!

— Точно! Вызовите «Вымпел»!

Связист принялся вызывать малый торговый корабль. Прошло минуты три, но ответа так и не поступило.

— Ну?!

— «Вымпел» вышел из системы и начал ускорение, сэр…

— Проклятье…

Роддем длинно выругался. Не оправдалась последняя надежда. Финист в лучшем случае прибудет только через три месяца и… опять один.

«Но что я причитаю, как баба?! — подумал президент. — Может, все еще утрясется! Только беду накар-киваю!»

Увидев, что на космодром вместе с огромными грузовыми шаттлами садится крохотный представительский челнок с эмблемой Флота Земли на борту, Шон поспешил к нему.

— Где ваш чертов полковник?! — закричал Роддем еще издали.

— Он на корабле, мистер… Я капитан Чанг, вы, если не ошибаюсь, президент Роддем?

— Я…

— Мне поручено передать вам документы…

Капитан протянул герметично запаянную темно-синюю папку.

— Здесь также диск. Так что со всем, что вы захотите узнать, ознакомитесь без труда. Честь имею.

— Стойте, капитан!

— Сэр…

— Что, черт возьми, происходит?

— Я не уполномочен обсуждать подобные темы, сэр, — ответил капитан, и на миг бездушная маска его лица обрела человеческое выражение, выказывая сочувствие. — Но советую вам как можно скорее ознакомиться с документами.

Больше не говоря ни слова, раскосый капитан вернулся на свой челнок, так и не ступив с трапа на землю Ра-Мира. Президент со свитой поспешили убраться подальше, и вовремя — челнок, низвергнув волну огня, начал взлет.

Большие челноки начали открывать свои огромные зевы. Из их глубин выдвинулись трапы, точно языки неведомых чудищ, но вместо того, чтобы поедать людей, чудище стало их выплевывать, чуть ли не в буквальном смысле. Создавалось впечатление, что многих людей просто выталкивали наружу.

— Георгий! Быстро всех сюда!!! — закричал Шон в трубку телефона, по одному только виду заморенных людей осознав, с какими колонистами придется иметь дело.

— Понял!

Нэнси смотрела на людей, широко раскрыв глаза. Измученные, изголодавшиеся, они еле передвигали ноги. Они сильно щурились на свету и прикрывали глаза руками. Изнутри шаттлов шибал такой кислый запах давно не мытых тел и фекалий, что чувствовался за сто метров даже при наличии хорошего бокового ветра!

Охрана космодрома преградила людям путь с территории площадки. Президенту быстро принесли ноутбук и он начал сосредоточенно изучать содержание диска, данного капитаном.

— Не может быть… — то и дело приговаривал Роддем, не веря своим глазам.

Нэнси тем временем продолжала наблюдать за прибывающими. Она не могла не заметить, что небольшие группки среди всего этого людского моря держатся весьма уверенно, можно даже сказать — вольготно. Вот одна из таких ближайших групп в двадцать человек. Среди них легко угадывался лидер — под два метра ростом, лысый, шрам на черепе, закатанные по локоть рукава стандартного комбинезона, открывающие взгляду татуировки.

— Назад! Назад! — оттесняла охрана напиравших людей.

Лысый, точно зверь с мифическим шестым чувством, не мог не заметить на себе заинтересованный взгляд. Поискав источник возможной угрозы, ничем другим пристальный взгляд объяснить нельзя, он наткнулся на девушку.

— О, босс! Смотри, какая бикса нарисовалась! — пискнул какой-то тщедушный лопоухий человечек, тоже, по всей видимости, из привилегированных. — Ах, как у меня все тут зачесалось, аж сил нет терпеть!

Лопоухий под смех и тычки товарищей почесался между ног.

— Это оттого, что ты в штаны часто мочишься, — не глядя, ответил лысый, и упитанные молодцы, окончательно освоившись, громко заржали.

Лысый подмигнул Нэнси и, осклабившись, сказал своим подчиненным, продолжавшим отпускать похабные шуточки:

— Цыц! Она моя…

Нэнси, все прекрасно слышавшая, залилась краской и окончательно спряталась за отцовской спиной, дергая его за рукав:

— Мне страшно, пап…

— Что? — отвлекся Шон от изучения документов и, увидев людское море, согласно закивал. — И правда. Нужно убираться отсюда…

4

Рон едва дотерпел обычный срок пребывания на Цербере и снова пустился в путь к Ра-Миру. Это нетерпение его несколько удивляло. Ведь он уже годы летает, и раньше ничего подобного за собой не замечал.

«Все дело в возможном скором положительном решении Совета Ра-Мира о перебазировании Легиона, — подумал он. — Или в… сыне и Нэнси…»

Рон по-прежнему не мог разобраться в том, какие чувства он испытывает от осознания того, что у него есть ребенок. По крайней мере, пустое безразличие, которое он ощутил в момент известия на космодроме, теперь точно отсутствовало, сменившись чем-то другим, чего он раньше не испытывал, и это его радовало.

«Что ему подарить? — гадал Рон. — Может, детеныша нубиса?»

Рон, как и многие другие, завел себе, оказывается, довольно легко приручаемых животных Цербера. У него даже существовала целая сотня под командованием сотника Лерма, когда-то бывшего кинологом. В этой сотне, в качестве дополнительного оружия, служили нубисы, хорошо выполнявшие функции разведчиков, за счет абсолютного слуха и обоняния. К тому же если за нубисами хорошо ухаживать, то они не так уж и воняли…

При охоте на нубисов для выемки детенышей выяснилась и их способность выживать при отсутствии открытых источников воды. Все оказалось проще некуда. Нубисы рыли себе норы рядом с колючим пустынником — кустарником, корень которого уходил на полкилометра вглубь и питался из водоносного слоя. Где-то на глубине трех метров от поверхности корень образовывал сосуд объемом на три-четыре литра. От него уже питался сам куст и почкующиеся побеги, от которых росли новые растения. Нубисы обкусывали такой подземный побег и сосали горьковатую влагу.

— Нег… Нэнси точно будет против такого подарка…

— Извини, примарх. Не расслышал, что ты сказал.

— Ничего, Гарпун… Это я о своем…

Финист, очнувшись от своих дум, увидел на орбите Ра-Мира огромный танкер, спускающий на поверхность десятки шаттлов.

«Рановато что-то, — подумал Рон. — Первый урожай снимут только через месяц… Хотя, может, они за рыбной продукцией и мясом».

Но это объяснение Финисту не понравилось. Он без компьютерного моделирования видел, что основная масса шаттлов садится в зоне поселений, а не в степных и южно-полярных областях, основных местах скотоводства и рыболовства.

«Тогда что-нибудь привезли…» — попробовал найти еще одно объяснение Рон, но эта версия ему понравилась еще меньше, чем первая.

Что такого мог купить Ра-Мир, что это привезли на самом большом типе танкера?! Почти все необходимое, кроме тяжелой техники и топлива, доставляли свободные торговцы.

— Капитан…

— Да, примарх?

— Что там с разрешением на посадку?

— «Вымпел» только встал на необходимую для бесперебойной связи орбиту. Сейчас будем запрашивать.

— Давай…

Гарпун отдал команду связисту, и тот принялся вызывать главный диспетчерский пункт Ра-Мира для разрешения на посадку.

— Ра-Мир, вызывает транспорт номер девяносто три семьдесят три — четыреста восемнадцать — двенадцать, позывной «Вымпел». Как слышите?

Довольно долго в ответ слышался лишь треск помех. Пожав плечами, связист запросил планету еще раз. Наконец, после какого-то шума, динамики зазвучали хриплым голосом:

— Говорит главный диспетчерский пункт Ра-Мира, город Лорман-сити… Какова цель вашего визита, «Вымпел»? Прием…

Финист и Гарпун удивленно переглянулись. Происходило что-то из ряда вон выходящее. Раньше их встречали куда как радушнее и уж конечно не спрашивали о цели визита.

— Эй! Вы чего там, уснули?! — в не меньшем удивлении произнес связист и даже постучал пальцем по микрофону. — Так проснитесь! С вами «Вымпел» разговаривает!

— Да нам хоть «Вымпел», хоть «Хрентель», все едино. Чего надо?

Связист готовился разразиться отборной бранью, но Рон его остановил и переключил все переговоры на себя.

— Диспетчер, это «Вымпел». Вы что, новенький?

— Ну, допустим, новенький, что с того?

Гарпун и Финист снова переглянулись. Становилось все страннее и страннее. Будь ты хоть трижды новеньким, а о «Вымпеле» и его приоритете должен знать.

— Там явно непорядок, примарх…

Рон согласно кивнул и продолжил вести переговоры, как рядовое судно:

— Ладно… Диспетчер, просим разрешения на посадку трех грузовых шаттлов. Прием.

— Э-э… цель?

— Закупка продовольствия.

— Э-э… ничем не могу помочь, «Вымпел».

— Почему?

— А нету продовольствия, — со смешком ответил диспетчер, и Рон буквально увидел, как тот с наглой ухмылкой развел руки в стороны.

— Там явно что-то произошло, примарх…

— Да, Гарпун, и что-то очень серьезное. Еще этот танкер с таким количеством садящихся челноков…

— Так что можете разворачивать свою калошу и попытать счастья в других мирах, — продолжил наглеть диспетчер.

— Как нету, диспетчер? — решил вступить в игру Финист. — Вон же корабль стоит на орбите и шаттлы курсируют. Значит, что-то да возят.

— Возят, но не продовольствие.

— А что же тогда?

— А это уже не твое дело, «Вымпел»! Конец связи!

— Постойте!

— Ну что еще?..

— У меня в Лорман-сити живет близкий друг. Дайте мне разрешение на посадку малого челнока… Могу я хотя бы пообщаться с другом?!

Диспетчер не мог найти причин для отказа, и, недовольно буркнув: «Ждите…», видимо, ушел совещаться с начальством. Совещался он минут пять, после чего в эфире зазвучал голос совсем другого человека:

— «Вымпел», вы еще на орбите?

— Так точно.

— Чего вам надо?

— Разрешение на посадку малого челнока в Лорман-сити. Хочу повидаться с другом.

— Ничем не могу помочь, «Вымпел», все ближайшие к городу площадки заняты грузовыми шаттлами.

— Я подожду, — настаивал на своем Финист. — Если потребуется, сяду где-нибудь рядышком.

Поняв, что от наглого торговца не отделаться, начальник сказал, словно бросил:

— Садитесь… как раз место освободилось…

— Благодарю.

Рон ошарашенно просидел с минуту в своем кресле. Все, что произошло, выходило за все возможные рамки. Если бы его больше не хотели видеть, то так и могли сказать, а не устраивать весь этот цирк. Финист находился в смятении. Он понимал, что произошло что-то экстраординарное.

— Капитан, прикажите подготовить челнок.

— Мне с тобой, примарх?

— Нет. Ты мне можешь потребоваться здесь.

— Советую вооружиться, примарх.

— Дельная мысль, — кивнул Рон.

Пока Гарпун отдавал необходимые команды, Финист сходил в свою каюту, накинул легкий бронежилет под плотную рубашку (в Лорман-сити уже наступал вечер) и взял пистолет. С большим трудом он подавил в себе желание взять автомат АК-407 и гранаты, хотя руки к ним так и тянулись.

Закрыв оружейный ящик, Рон двинулся к шлюзовому отсеку швартовки малого челнока.

— Удачи, примарх.

— Спасибо, Гарпун.

Люк задраился, и спустя минуту, как все заняли свои места, включая десяток легионеров в полном вооружении для охраны, чего раньше никогда не делалось, челнок, отстыковавшись от «Вымпела», пошел на снижение.