Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

5

Темнота быстро сгущалась, и на космодроме зажглись огни. Сразу после соприкосновения опор челнока с бетоном космодрома, почти у самого выхода, Рон направился в грузовой отсек. Там стоял небольшой открытый джип, на котором раньше любил ездить по своим делам создатель Легиона.

— Открывайте…

Люк медленно втянулся вверх, и наружу вывалились длинные сходни.

— Примарх, — подошел к Финисту десятник и, чувствуя неуверенность командира, предложил: — Может, возьмете пару бойцов?

— Благодарю, десятник. Не нужно, — отказался Рон, еще раз подавив в себе желание позаимствовать «колун» у одного из легионеров. — Вы остаетесь здесь. Не подпускайте к челноку никого ближе чем на десять метров, а тем более внутрь. Ни под каким предлогом. В случае силовой попытки проникновения приказываю стрелять на поражение.

— Слушаюсь, примарх!

— При невозможности больше удерживать противника, при угрозе повреждения или захвата челнока, приказываю стартовать на орбиту… Не слышу, десятник!

— Слушаюсь, примарх…

Рон кивнул, будучи уверен, что приказ выполнят «от» и «до», надавил на газ. Джип выскочил из грузового отсека и направился к воротам. Здесь его остановили несколько вооруженных человек, преградив дорогу шлагбаумом.

— Стой! — приказал главный, светя фонариком в глаза. — Документы!

Финист протянул удостоверение личности.

— Цель прибытия?!

— Повидать друга…

— Имеются запрещенные предметы? Оружие, взрывчатка, наркотики?

Рон раздумывать долго не стал, отчего-то уверившись, что его обязательно обыщут. Потому достал пистолет.

— Больше ничего.

— Выйдите и откройте багажник!

Рон оказался прав. Эти таможенники перевернули у него все верх дном, но ничего не нашли. Провели также личный досмотр, вывернув карманы.

— Бронежилет?! — жадно воскликнул главный.

— Да… он что, тоже относится к запрещенным к ввозу предметам? — позволил себе съерничать Рон, которого все эти перемены начинали жутко нервировать.

— Поговори еще…

«Что тут, черт возьми, происходит?! — думал он. — И рожи эти не наши!»

Лица досматривающих его таможенников действительно никак не тянули на уроженцев Ра-Мира. Даже в темноте Финист легко различил негроида и «косоглазого». Но вот спрашивать их, откуда они тут взялись и по какому праву командуют, он не стал.

— Можно ехать?

— Да… — разрешил главный, не найдя, к чему еще можно придраться.

— Что с пистолетом?

— Конфискуется!

Едва уняв дрожь в руках — желание поубивать всех досмотрщиков, тем более что мог сделать это без особого труда, Рон поехал в город. Въехав на холм, с которого раскинулся вид на Лорман-сити, Финист поразился. На какой-то момент ему показалось, что произошла какая-то чудовищная ошибка и он где угодно, на какой угодно планете, но только не на старом добром Ра-Мире.

Он просто не узнал Лорман-сити! Из опрятного столичного городка на пятьдесят тысяч жителей он превратился в какую-то лепешку коровьего дерьма! Даже в глубоких сумерках он видел, что от Лорман-сити мало что осталось. Некоторые дома отсутствовали, и на их месте зияли черные проломы. Но даже не это самое страшное. Самое страшное заключалось в том, что город неимоверно разросся раз в десять! Не меньше! И разросся он не за счет таких же опрятных домиков, как в центре, а окружил себя какими-то хибарами трущоб.

На какой-то момент Рон даже не знал, как поступить: продолжить ли путь или же от греха подальше вернуться на космодром и улететь?

«Нужно найти Нэнси или узнать, что с ними и что тут произошло…» — сказал себе он.

Этот довод перевесил все остальное, и Финист поддал газу.

Внутри город выглядел еще хуже, чем издали. Грязнущие тесные улочки, из подворотен воняет еще хуже, чем в норе нубиса. Все перетянуто веревками для сушки белья, и эти взгляды из чуть приоткрытых окон, дверей и темных глубин переулков… Рон Финист в один момент почувствовал себя голым без оружия. Не спасало даже наличие на нем бронежилета. Хотелось оказаться в полноценных доспехах легионера с «колуном» в руках, гранатами на поясе, и чтобы за спиной десяток таких же бойцов.

«А еще лучше сотня или даже вся тысяча!» — думал Рон, фиксируя каждое движение снаружи.

Он чувствовал, что его ведут, чуть ли не с самого момента въезда в город. Кто-то бежит по параллельным улицам, перебегает дорогу спереди и сзади. Рон затруднялся определить, зачем все это делается, но чувствовал, что добром это не кончится. Но и прибавить газу нельзя. Запросто можно наехать на какую-нибудь ржавую хреновину, битое стекло и проколоть колеса. А то и задавить кого-нибудь. Рон уже объехал человек десять пьяных или обдолбанных наркоманов, решивших прилечь поспать прямо посреди дороги.

6

Рон инстинктивно затормозил. Прямо перед ним стояли человек пять молодых парней лет пятнадцати-двадцати. Затормозил он зря. Потому как тут же почувствовал, что чей-то острый клинок коснулся его шеи.

— Убери ногу с педали газа, а то ненароком горло распорю, — посоветовал владелец ножа ломающимся голосом.

— Хорошо…

Рон послушно убрал ногу с акселератора.

— Так-то лучше…

— В чем дело, ребята?

— За проезд нужно платить, — ответил тот, что стоял перед машиной в свете фар, скрестив на груди руки.

— Ага… — протянул Финист, вспоминая все, что он знал о подобных сообществах.

Выходило, что лучше как-то договориться. Нападают они в центре своих владений, а значит, за ближайшим поворотом могут находиться их сообщники и в любой момент напасть.

— И сколько? — спросил Рон, медленно доставая из кармана кредитную карточку.

— К чему нам эти куски пластика, хмырь? — усмехнулся главарь. — У нас нет считывающих устройств, а пароли ты можешь соврать.

— Тогда что?

— Проверь его, Лапа…

Кто-то заскочил в машину, и ловкие руки моментально обшарили сначала Финиста. Он не сопротивлялся, помня о ноже у горла. Раз попался, надо пережить… уже второй шмон. Потом обшарили все прилегающее пространство. Карточку, впрочем, тоже стибрили.

— Ну?

— Пустой, Глок… — откликнулся малолетний пацаненок.

— Чё, совсем?!

— Ну… он в бронежилете.

— Ага… Ну вот, мужик! — довольно улыбнулся главарь банды по кличке Глок. — Скидывай вязанки — и можешь ехать дальше.

— Ребята, броник мне, вообще-то, самому позарез нужен.

— Ты чё, не понял, мужик! Это твоя плата за проезд! Не скинешь вязанки, мы твою машину на болтики раскидаем!

Рон передумал много вариантов, включая и тот, чтобы покрошить всех малолеток в лапшу. Но предпочел другой.

— Ребята, как насчет того, чтобы договориться по-хорошему?

— О чем это ты, мужик? — с подозрением нахмурился Глок.

— Дело в том, что я не местный, только приехал… порядков ваших не знаю.

— Кончай порожняк гнать! Чё за предложение?! — не вытерпел разбойник.

— Бронник или вязанки я оставляю себе, а вы за некоторую услугу в качестве оплаты получаете… машину. Как вам такой вариант?

— Это чё, шутка такая, да?

— Никаких шуток. Машина ваша, если вы поможете мне добраться до моей цели путешествия. А то пока доберусь, меня десять раз вот так могут остановить. А как вы поняли, платить мне больше нечем.

— Это точно!

Разбойники радостно засмеялись.

— Ну так как?

Главарь перестал смеяться. Тут же притихли остальные.

— Куда тебе нужно, мужик?

— До белого десятиэтажного здания в центре города!

— Куда?!

— Ты слышал.

Разбойник снова надолго замолчал, обдумывая услышанное.

— А почему бы нам тебя не порешить прямо сейчас, взять как вязанки, так и машину?..

— Кое-кому может это не понравиться, — пошел на хитрость Финист. Но его маневр не удался. Ребятки оказались не робкого десятка.

— Этот «кое-кто» даже не знает о тебе… Пароля-то ты, что находишься под его защитой, не назвал. Так что не гони…

Из этой речи Рон окончательно убедился, что старые органы власти смещены захватчиками. А новая власть находится в здании Совета. Впрочем, чего-либо другого ожидать было трудно. Хотя это никак не приближало его к мысли, где теперь искать Нэнси.

«Может, ее вообще в городе нет, — подумал он. — Но проверить не мешает. Кто-то да должен остаться из старых, так сказать, для передачи дел… Вот у них-то я обо всем и узнаю…»

Глок пристально взглянул на Рона, и тот понял, что главарь всерьез начал думать над своим кровожадным вариантом. Понимая, что сигналом к действию, то есть к молниеносному движению ножом по горлу, может оказаться любой малозаметный знак главаря, вплоть до подергивания брови, Финист не стал ждать у моря погоды, а предпочел действовать на опережение.

Бандитов больше, и понятно, что они чувствуют себя уверенно на своей земле. На что и сделал ставку Рон. Неуловимое движение — и рука разбойника, державшая нож у горла путешественника, в один момент оказалась в железных клещах.

Болевой прием, и клинок упал в пыль немощеной дороги. Мимоходом и, в общем-то, не сильно дав локтем в лицо шустрому щипачу Лапе, Рон выбрался наружу.

Еще сильнее заломил руку, вывернул и поставил своего несостоявшегося убийцу на колени.

— Эй! Ты чё, мужик?!

— Сейчас я сломаю ему руку, потом шею. После чего займусь вами, если не сбежите.

— Не надо… — прохрипел пленник.

— Не буду, если все же сумеем договориться. Условия прежние. Вам — машина, а вы доводите меня до здания Совета, или как вы его сейчас называете. Ваше решение?..

— По рукам… — согласился Глок.

Рон отшвырнул от себя пленника.

— А ты Лапу, часом, не убил?

— Да вроде не должен.

— Ты вообще кто такой, мужик?

— Не стоит забивать голову лишней информацией, Глок. Лучше займись исполнением договоренности.

Лапа слабо зашевелился на заднем сиденье джипа, и разбойники почувствовали себя несколько лучше.

— Хорошо… но идти придется пешком. Сейчас отгоним машину и одежду тебе нормальную подберем…

— Хорошо.

Финист сел на заднее сиденье. Глок спорить не стал. Поняв все правильно, сам сел за руль. Несколько неуверенных рывков, и джип после пары минут езды загнали в какой-то тупик. Откуда-то выудили потертый плащ.

— Это тебе. В нем ты не будешь выглядеть точно турист на пляже…

— Чего ждем? — примерив обновку, поинтересовался Финист. Пристальный взгляд Глока, оценивающий, точно рентгеном просвечивающий, ему не понравился.

— Чего ты так торопишься?

— У меня мало времени. Завтра утром я уже должен улететь. Или вы меня обманули?

— Нет-нет… сейчас пойдем, — поспешно заверил Рона Глок.

И действительно, через пять минут они в составе четырех человек двинулись в сторону центра.

7

Группа двигалась по темным закоулкам, выбирая самые темные стороны. Иногда Рону казалось, что в действительности его вообще хотят обдурить, усыпить бдительность и шлепнуть по голове чем-нибудь тяжелым. Потому как время от времени группа вообще разворачивалась на сто восемьдесят градусов и двигалась не в сторону центра, а в обратном направлении… потом опять к центру.

Несколько раз Глок останавливал процессию и, шепотом попросив подождать, дальше шел один. Из темноты ему навстречу выходили такие же тени, и главари банд довольно долго о чем-то шептались. Чаще Глоку удавалось достичь компромисса, и группа продолжала путь, как уже понял Финист, по чужой территории. Пару раз приходилось возвращаться и искать обходные пути.

Финист старался не вмешиваться и держать все под контролем. Через полтора часа пути он наконец смог определить, что они действительно приблизились к центру. Появились старые дома, вместо постоянного запаха мочи и еще чего-то трудноопределимого потянуло ароматом хлеба. Пекарни работали день и ночь, чтобы обеспечить пищей такую прорву народа. Значит, должны работать остальные предприятия. Ведь всех нужно одеть, обуть, ремонтировать изношенную технику, в конце концов, выпускать туалетную бумагу, и вряд ли этим занимались новоприбывшие.

По оценкам Финиста, теперь в Лорман-сити проживало не менее полумиллиона человек.

«А значит, остальные города Ра-Мира стали такими же…» — подумал Рон.

— Ну? Чего опять встали? — во время очередной остановки недовольно поинтересовался Финист.

Против обычного, Глок ни с кем договариваться не шел и просто чего-то ждал.

Рону не терпелось двинуться дальше. Подсвечиваемое прожекторами здание Совета манило его своей близостью.

— Сейчас…

От темноты отделилась тень и приблизилась.

— Ну чё они, шевелятся? — спросил ее Глок.

— Ага… три сотни. Не меньше…

— А мы сколько собрали? — спросил он другого своего подчиненного.

— Примерно столько же…

— Ребятки, чего-то мне ваши разговоры не нравятся, — встрял в переговоры Финист. — Вы чего задумали?

— Небольшую заварушку с конкурентами, — после недолгой паузы признался Глок.

— Для какого хрена, спрашивается?! Мы о чем договаривались?!

— В том-то и дело, мужик, что дальше нам не пройти…

— Ну довели, куда смогли бы! Дальше я сам с усам!

— Это вряд ли…

— Договорился бы с ними, как с вами.

— Это тоже вряд ли.

— Почему?

— Дальше территория Лысого, а точнее банд, подчиняющихся ему.

— А Лысый это…

— Тот, к кому на прием ты хочешь попасть. Так что в свой Совет ты, безусловно, попал бы, но не в том состоянии, в котором хочешь: под конвоем и связанный.

— И что теперь?

— Теперь мы немного поспорим за территорию.

— То есть нападете на людей Лысого.

— Угу…

— Зачем?! Он же вас за это в порошок сотрет!

— Не сотрет…

— Почему?

— Ему легче договориться с нами и взять нас под свое командование.

— Ничего не понимаю… — признался Рон. — Как тут у вас все сложно.

— Да нет… все даже проще, чем можно представить. Зачем Лысому с нами ссориться и заступаться за, по сути, разгромленную банду, если она не смогла за себя постоять?

— Право сильного…

— Правильно, — кивнул Глок, — рубишь фишку. Можно подумать, что Лысому нечего делать, кроме как постоянно кого-то усмирять и наказывать обидевших его людей, если можно обойтись без подобного геморроя… и сделать своими людьми более сильных, а значит, стать сильнее самому. Ведь территория, на которую мы претендуем, останется под его контролем, плюс прибавится та, что мы держали до этого.

«В итоге самый главный разбойник — Лысый — рано или поздно подгребет под себя весь город, практически не прилагая к этому никаких личных усилий!» — не мог не оценить элегантности задумки Рон.

— Ну а без меня никак нельзя решить эти вопросы собственного возвышения?

Глок ответить не успел. Напротив появилась группа человек в двадцать, все с дубинками в руках и тускло блестевшими ножами. Пару секунд спустя позади также появились люди. Рон в первые секунды подумал, что их банально окружили… Но нет — союзники, Глок призывно махнул им рукой.

— Пошли…

— Куда? — удивился Рон, никак не желавший участвовать в чужих заварухах.

— Поговорим…

Финист мгновенно оценил ситуацию. Если откажется, ему просто отсюда с одним ножом не выбраться. По сути, он оказался в ловушке, да еще меж двух огней. Впрочем, еще оставалась надежда… Его как-то собирались использовать. Но вот как?

«Явно не для того, чтобы сдать конкуренту, — подумал он. — Они могли сделать это гораздо раньше. Тогда что?»

Делать нечего, и Рон пошел в составе группы переговорщиков. Перегородив улочку от одного края до другого, бандиты стали в две линии стеной. А в центре главари. Рон оказался позади Глока.

— Здорово, Глыба… — поздоровался Глок. — Вот и встретились.

— Чего пришел, Глок?.. Опять проситься в банду? — Затянувшись самокруткой, засмеялся главарь соперничающей банды, действительно весьма не маленький человек. Что нисколько не удивило Финиста — побеждает и становится главарем сильнейший при условии, конечно, что при силе есть хоть капля мозгов.

— Не стоит меня оскорблять, Глыба… и пришел я не проситься, а теперь уже занять твое место.

— Кишка тонка!

— Хочешь проверить?

— Да мне и проверять нечего! Раздавлю, как таракана! Или ты бойца вместо себя нашел? Что ж, правила это допускают. Хотел бы я посмотреть на этого кретина!

Глыба опять утробно засмеялся, поддерживаемый своими шестерками.

— Нашел, Глыба, нашел… — кивал Глок и, отойдя чуть в сторону, указал на Рона. — Вот он.

«Вот ведь влип-то!» — разъярился Финист, многообещающе посмотрев на Глока.

— И это твой боец?! — продолжал ржать Глыба. — Да я ж его одним мизинцем в землю вгоню!

— Попробуй! — выкрикнул Глок и шепотом добавил для Финиста: — Я знаю, ты толковый боец. Я чувствую это… Убей его и тогда ты сможешь добраться до своего Совета.

Рон наградил Глока лишь хмурым взглядом. А что еще делать?

Линии разбойников как по команде разошлись в стороны шагов на десять, образовав своеобразный ринг. Слева и справа — стены, спереди и сзади — стены людей.

8

Глыба оказался действительно глыбой. На две головы выше Рона и намного шире в плечах. Лицо в темноте разглядеть не удавалось, так что его мыслительные способности оставались под вопросом, что плохо. В любом случае имеются, раз стал главарем неслабой банды. Из-за спины разбойник вытащил натуральную булаву — толстую палку в локоть длиной, увенчанную массивным набалдашником с шипами из заточенных болтов.

«Один удар — и пиши пропало», — по достоинству оценил оружие Финист.

Не оставалось ничего другого, как вынуть свой нож, что вызвало в рядах противников лишь кривые ухмылки, и Рон их прекрасно понимал. Нож ничто по сравнению с этой колотушкой по разбиванию черепов и переламыванию прочих костей.

— Откажись от драки, малец, и тогда я пощажу тебя, — пробасил Глыба. — Будешь убирать мой сортир, а иначе твои мозги окропят эти стены…

— Не говори «гоп», пока…

Договорить Финист не успел, Глыба, выплюнув в сторону противника самокрутку, бросился в атаку. Первое время Рону не оставалось ничего другого, как отскакивать назад, избегая сильнейших размашистых боковых ударов. Иногда он отскакивал в стороны, если удар наносился сверху вниз, грозя действительно размозжить голову Финиста и окропить стены брызнувшим бело-серым веществом…

Глыба, немного выдохшись, прекратил активные атакующие действия и даже остановился, повернувшись к Глоку.

— Глок! Чего твой боец скачет, как заяц?! Так скакать ты и сам бы мог!

Банда Глыбы разразилась смехом. Глок же только хмурился, глядя на Рона, дескать, что же ты меня так подводишь, ведь я так на тебя надеялся!

В атаку Рону пришлось перейти не потому, что от него этого ждали. А просто потому, что иначе его очень скоро пристукнут. Но и во втором раунде Финисту предпринять что-либо не удалось. Глыба все еще оставался быстр, и шипастая головешка проносилась всего в нескольких сантиметрах от тела Рона. Самому Финисту пришлось показать куда более впечатляющие маневры уклонения, перевороты и прыжки.

Глыба снова сделал попытку остановиться, чтобы немного передохнуть, и только в наращивании темпа Финист увидел свой шанс на победу и бросился в атаку. Но дотянуться до Глыбы ножом не получалось, даже хуже того, в одном из выпадов он его просто выронил. Булава буквально выбила его из руки, пробив кисть в двух местах своими шипами.

В стане Глока раздался вздох сожаления, а ватага Глыбы радостно взревела, разбудив всех в округе. Впрочем, чтобы унять разбушевавшуюся молодежь, ясное дело, никто высунуться не рискнул.