Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

В качестве подтверждения Лысый несколько раз выстрелил в район особо живо ползущих назад. После такого предупреждения они особо живо поползли вперед.

Челнок то и дело искрил, когда пули автоматических винтовок били рядом с целью и высекали вспышки из ободов люков и самих люков. Хуже всего было то, что бандиты не видели результата своей работы — вывели ли они из строя хотя бы кого-то из защитников. По крайней мере, на плотности огня это никак не сказывалось. А вот работу легионеров видели все очень даже хорошо. На бетоне космодрома без движения лежало никак не меньше двух десятков трупов. Еще десяток раненых корчились от боли и просили им помочь.

— В атаку, я сказал! Вам осталось преодолеть всего-то десять метров!

Но атакующие не слушали. Несмотря на весьма плотный огонь прикрывающих, которые отвлекали от них внимание, они лежали на бетоне, стараясь не подавать признаков жизни. Новую попытку атаки они предприняли, лишь когда Лысый стал стрелять в спины, так что смерть стала грозить сразу с двух сторон, превратившись в стопроцентную перспективу, если только не сделать того, чего хочет пахан.

Лысый обернулся на рычащий звук за спиной. На него пер БТР.

— Остановите этого обкурившегося придурка! — закричал он, указав на бронетранспортер. — Он же из своих пушек этот челнок в решето превратит!

Несколько человек побежало навстречу бронированной машине, махая над головами руками и что-то крича. Но вместо того чтобы остановиться, пушки БТРа разрядились огнем, и толпу в шесть человек буквально разнесло в клочья. Лишь ошметки во все стороны летели.

БТР протаранил ворота и оказался на площадке космодрома. И снова огонь из пушек по стенам, за которыми скрылись группы прикрытия. Атакующих уже не могли удержать никакие угрозы расправы. Увидев бронетранспортер, грозящий их всех банально передавить, как червей, они вприпрыжку понеслись прочь от БТРа и челнока.

— Стреляйте! Стреляйте!

Раздались несмелые очереди, но они ничего изменить уже не могли. Кормовой отсек шаттла открылся в полную ширь, и от его края до подошедшей почти впритык бронемашины стеной выстроились беспрестанно стреляющие легионеры. Открылись кормовые двери БТРа, и в челнок быстро вбежали две тени.

Еще не успели люки челнока закрыться и задраиться, как дюзы изрыгнули столбы огня, сметя тела убитых, точно пушинки, и черная туша начала медленно подниматься ввысь.

Тут уже стало не до стрельбы. Уберечься бы от огня, вырывающегося из дюз стартовых двигателей.

— Проклятье!

Зазвонил телефон.

— Что?! — буквально завопил в трубку Лысый.

— На Резиденцию совершено нападение, босс! Угнан БТР и ваша…

— Знаю, ублюдки! Они только что слиняли с планеты! Почему раньше не позвонили?

— Мы не можем дозвониться до вас уже полчаса, босс!

Лысый чертыхнулся. В шуме боя он конечно же не слышал тихой трели телефона. В порыве злости Лысый швырнул телефон об стену, пластик не выдержал и разлетелся на мелкие кусочки. Возникла мысль сбить челнок этого примарха Легиона, но он понял, что привести «москит» в боевую готовность так быстро не удастся. Да и обслуживающий персонал еще не научился работать как надо.

15

— Старт!!! — заскочив в челнок, скомандовал Рон и принялся застегивать в перегрузочном кресле трясущуюся Нэнси.

— Слушаюсь, примарх!

Челнок начал сильно вибрировать и, пару раз неуверенно качнувшись, начал набирать высоту.

— Самое плохое позади, Нэн…

Через десять минут челнок перестало трясти, и появились необычайная легкость в теле и ощущение тошноты.

— Все нормально, Нэн?

Нэнси, с натугой улыбнувшись, лишь сдержанно кивнула. Она впервые оказалась в космосе, а это всегда плохо действует на организм.

— Потери есть? — поинтересовался Рон у десятника, пробираясь к пилотам.

— Никак нет! Только двое контуженых, примарх! Но они быстро оклемаются!

— Молодцы.

— Благодарю, примарх.

— Какие-то проблемы, примарх? — поинтересовался пилот челнока.

— Проблем нет, меняй курс…

— Мы не идем к «Вымпелу»?

— Нет…

— Как «нет», Рон?! — спросила самостоятельно отсоединившаяся от кресла Нэнси. — А куда же мы полетим?

— Обратно…

— Я не хочу! Я не хочу обратно!

— Ты не поняла… я не в город… А на планету, в безопасное место.

— Все равно не хочу! Разве ты не собираешься на Цербер, чтобы вернуться со своим Легионом, Рон?!

— Именно это я и собираюсь сделать, но…

— Я поеду с тобой!

— Нэнси…

— Не бросай меня!

— Нэнси!..

— Или ты не хочешь брать меня с собой из-за того… из-за того…

— Не глупи, Нэн!

Дабы пресечь начинавшуюся истерику, Рон Финист легонько хлопнул по щекам свою женщину, и это привело ее в чувство.

— Ты прекрасно знаешь, что это не имеет для меня значения…

— Тогда почему?

— Я бы взял тебя с собой, но когда я вернусь обратно, нам потребуется координировать свои действия. Тебя я нашел чисто случайно… Как мне определить, куда высаживать войска? Мне потребуется плацдарм. Его нужно обеспечить на месте… И как мне ни жаль с тобой расставаться, но все это придется организовать тебе.

— Но как я это сделаю?

— Ты знаешь, где находятся твой или мой отец? Дети?

— Только примерно…

— Вот… Я высажу тебя на острове, в рыбацком поселении, где этих бандитов нет и в ближайшее время не появятся. Рыбаки, несомненно, помогут установить связь. Не забывай, что ты нужна детям… Они наверняка соскучились по тебе…

— Да… Ты прав.

— Свяжешься с нашими на материке, скоординируешь, скажешь им, что через два месяца прибудет мой Легион. Чтобы они хотя бы знали, что помощь идет, это их взбодрит и поможет самоорганизоваться.

— Да… ты прав… — кивнула Нэнси. — Мы должны подготовиться.

— Вот передатчик, — протянул Рон Нэнси переносное устройство связи. — Когда через два месяца «Победоносец» встанет на орбиту Ра-Мира, я свяжусь с тобой.

— Он всегда будет со мной…

— Хорошо… Лейтенант-пилот, курс на Ра-Мир, южная часть. Зона архипелага Гриннау.

— Слушаюсь, примарх.

Пилот, введя новые данные в компьютер, повел челнок на снижение.

Приземлились они на небольшом рыбацком островке. Жители очень обрадовались, узнав, что это не новоприбывшие с Земли, о которых даже в такой глухомани ходили легенды одна страшнее другой.

— И запомни, Нэн… я люблю тебя.

— Не беспокойся, Рон… я не буду делать глупостей, — печально улыбнувшись, ответила Нэнси, правильно поняв, что именно имел в виду Финист. — И я тоже тебя люблю.

Финист кивнул, не будучи полностью уверенным в том, что Нэнси не сглупит. Возникла даже мысль, что все же лучше держать ее подле себя, взять с собой на Цербер. Но потом он решил, что Нэнси должна с проблемой справиться самостоятельно, не нужно мозолить ей глаза, служа постоянным напоминанием ее унижения. Так их отношения действительно могут окончательно разладиться.

— Старт…

16

На Цербере Рон Финист пробыл ровно час. Именно столько времени потребовалось, чтобы Легион, после клича «Легион в ружье!», собрался, стянулся со всех тренировочных полигонов и начал погрузку. Легионеры, плохо скрывая радость, погрузили все имевшееся снаряжение и вооружение до самого последнего патрона и стартовали. Для них вынужденное безделье закончилось и есть возможность размяться в настоящем деле.

Рон еще на подходе к планете дал приказ экипажу «Победоносца» готовиться к походу, так что когда последний шаттл пристыковался к кораблю, «Победоносец» отправился в путь.

Финист чувствовал себя несколько необычно. Второй раз Легион пришел к Ра-Миру, но на этот раз не покорять планету, а в точности до наоборот — освобождать ее от наглых захватчиков.

Он, немного помедлив, взялся за трубку передатчика и ввел необходимый код. К его большому облегчению, ответили почти сразу же:

— Рон, это ты?!

— Я, дорогая…

— Слава богу! Ты вернулся, Рони! Мы уже так заждались вас!

В трубке послышался плач.

— Нэнси! Нэн?! Что с тобой?! — забеспокоился Финист.

— С ней все в порядке, — ответил мужской голос.

Несмотря на то что в нем чувствовались облегчение и доброжелательность, Рон с подозрением и угрозой в голосе спросил:

— Кто это?

— Шон Роддем…

— Здравствуйте, мистер Роддем… не узнал.

— Богатым буду… Рон, это правда, что ты привел свою армию?

— Да, мистер Роддем. «Победоносец» на орбите, и я жду только подтверждения, а также район посадки, чтобы начать десантирование.

— Да… все готово, сынок! Можете садиться!

— Давайте координаты.

Прозвучала длинная кодограмма цифр и букв. Рон Повернулся к Гарпуну.

— Данные координаты и источник сигнала передатчика совпадают, примарх.

— Ясно.

Финист отыскал на карте область, обозначенную координатами. Район не очень удачный с точки зрения плацдарма — северо-восток материка, центр сплошной лесополосы. Ближайший город — Александрск, вместо желанной цели Лорман-сити, где засел его личный враг, убить которого он поклялся самому себе самым извращенным способом, какой только сможет придумать.

Чтобы добраться до столицы Ра-Мира, придется пересечь почти весь материк. Но расспрашивать сейчас по этому поводу Роддема Рон не стал — не время и не место, все узнает на месте. Потому лишь спросил:

— Там есть площадка для посадки?

— Есть, сынок! Чистая поляна трехкилометрового радиуса!

— Подойдет. Мы садимся, конец связи.

Рон снова повернулся к командиру «Победоносца» Гарпуну и легату Титу, приказав:

— Приготовиться к десантированию. Старт каждого последующего шаттла с задержкой в три минуты.

— Слушаюсь, примарх.

Челнок Рона Финиста, зайдя с полюса, чтобы не попасть под возможный огонь комплексов противовоздушной обороны «москит», сел на подсвеченное по периметру большими кострами лесное поле первым. В небе уже виднелись яркие выхлопы следующего шаттла.

Делегация, спешащая к представительскому челноку, окончательно убедила Рона, что это не хорошо организованная ловушка противника, и он отдал приказ на выход.

— Рон!

Нэнси бросилась в объятья Финиста.

— Здравствуй, дорогая…

— Пойдемте-пойдемте, — заторопился сильно постаревший Шон Роддем. — Сейчас тут такое начнется.

Большие шаттлы, в отличие от небольшого челнока, садясь, действительно изрыгали столько огня, что земля под ними в момент превращалась в запеченную корку, и легионерам приходилось подолгу ждать внутри, прежде чем они получали возможность выбраться наружу, не подпалив себе пятки. В общем, ждали до тех пор, пока не приземлился последний транспорт.

Только после того как сели все, Финист отдал команду на выгрузку. Легионеры с развернутыми новыми знаменами, штандартами, но старыми символами когорт — черепами хищников с планеты Цербер, стройно спускались по трапам и выстраивались перед самой кромкой леса в ровные ряды.

В этот момент на краю леса появилось большое количество народа с фонариками и факелами. Они громко выкрикивали приветствия, махали руками и даже аплодировали.

— На этот раз нам действительно рады, — не смог удержаться от реплики легат Тит.

— Да уж… Проследи за размещением людей.

— Слушаюсь…

— О! С этим нет никаких проблем! Мы все подготовили к вашему прибытию! — снова засуетился Роддем. — Мы сделали для вас настоящий военный городок! Ни ветер, ни дождь, ни снег не страшен! Хоть год прожить можно!

— Проследи…

— Слушаюсь, примарх, — кивнул легат Тит.

— …А что касается года, то не думаю, что мы задержимся так долго, — добавил Финист.

— Это радует!

Рон проследовал за встречающей делегацией в довольно большую землянку пять на десять метров и высотой в два. Чтобы не случилось обвалов, там стояло несколько толстых столбов-подпорок, удерживающих поперечные матки, на которые продольно настелили бревна потолка. Четыре лампы под потолком освещали широкий длинный стол.

— У вас тут уютно…

— Спасибо, Рон…

— Что с моей семьей?

— О, с ними все в порядке… Они сейчас на побережье. Твой отец занимается поставкой продовольствия. Рыбаки снабжают нас морепродуктами… Сами мы уже мало что можем сделать для себя.

— Понятно. Ну что же… начнем военный совет? Где все?

— Один день, даже ночь, ничего не решит. А наутро и думается лучше… Тем более, твой отец должен прибыть со дня на день. Он все еще министр обороны, с ним и решите все военные вопросы.

— Хорошо… Где я могу расположиться?

— Я провожу тебя, — тут же вызвалась Нэнси.

17

Идти пришлось недалеко, чуть больше ста метров вглубь от посадочной площадки.

Нэнси вздрогнула от страха, услышав в темноте глухой рык.

— Что это?

— Пушок… Пух, свои!

— Что еще за Пушок?

— Пух… покажись!

В поле зрения показался нубис. Глаза его горели желто-зеленым, уши то и дело шевелились, улавливая раздражающие звуки, ноздри жадно трепыхались, унюхивая сотни незнакомых ароматов.

— Не привык еще… — потрепал Рон по загривку своего Пушка. — Лес пугает его, он дитя пустыни.

— Они никого не покусают?

— Не должны… мы дрессировали их на совесть, тем более что на Цербере больше заняться было нечем. Так что приказы выполняют, что называется, беспрекословно.

— Вот и пришли…

Нэнси указала вход в полуземлянку, приглашающе открыв дверь. На всякий случай привязав Пушка к ближайшему стволу дерева и скомандовав «Место!», Рон зашел внутрь.

Нэнси включила фонарь, и Финист смог обозреть жилище: два на три метра и также два в высоту. В дальнем конце койка, более широкая, чем он привык в каютах «Вымпела» или «Победоносца» и тем более в лагере.

По-настоящему его удивил накрытый стол. В местных условиях просто роскошно: два стеклянных стакана, бутылка местного вина и свеча, зажженная Нэнси. Рон понятливо выключил фонарь под потолком, понимая, что это все специально для него. После чего открыл бутылку и разлил вино.

— Где дети? — не зная, с чего начать, спросил Рон. — Может, нам пора познакомиться по-настоящему?

— Спасибо, что спросил… Они в порядке и в безопасности… Еще дальше на севере.

— За нас, — поднял стакан Финист.

— За нас… — кивнула Нэнси.

Вино оказалось забористое, и Рон даже после первого глотка почувствовал, что его повело.

— Как ты, Нэн?

— Нормально… Ты был прав, когда оставил меня на Ра-Мире и не взял с собой… Работа помогла мне если не забыть… то отрешиться.

Второй раз выпили без тостов, молча. Финисту захотелось поцеловать Нэнси, но что-то мешало. Нет. Не то, что произошло с ней, а скорее с ним, много лет назад… Теперь вот и с Нэнси беда приключилась… Они изменились, уже не те, что были почти восемь лет назад, восемнадцатилетними беззаботными ребятами. Им пришлось многое пережить, и неизвестно, кто пострадал сильнее. Это и мешало установлению ментального контакта — полному взаимопониманию. Что-то отталкивало их друг от друга, точно однополярно заряженные магниты.

— Нэн… не отвечай, если не можешь, но как все произошло? Как случилось так, что эти мерзавцы смогли захватить всю планету?

Нэнси вздрогнула от неприятных воспоминаний, но отклонила попытку Рона извиниться.

— Я отвечу… Все были шокированы произошедшим и просто не знали, как реагировать. Земля направила на Ра-Мир и многие другие миры сотни тысяч этих негров — неграждан — по какой-то там программе переселения. То, что мы суверенный мир, никого не интересовало. При угрозе сбить незаконно приземляющиеся шаттлы, корабль Флота пригрозил нанести удары… В общем, по этой программе предполагалось, что поселенцы станут сами работать на себя, им построят поселения на свободных землях… но ты их сам видел, понимаешь, что работать они не хотят и не стали. Корабли все прибывали, и построенный лагерь-накопитель просто переполнился. Однажды ночью они просто прорвались. Они лезли, несмотря ни на что. Охрана начала стрелять, но это их ничуть не остановило. Негры смяли охрану, и уже ничто не смогло удержать негров от вторжения в город. Многие жители погибли в ту ночь разгула, еще больше обесчещено… Из материалов, которые привезли для возведения поселений, они построили эти свои кошмарные хибары. Кто не захотел жить в городе, ушли в долины и сейчас, сбившись в банды, бесчинствуют, нападая на фермеров, отбирая еду, обкрадывая склады…

— А что же фермеры?

— А что фермеры… — пожала плечами Нэнси. — Небольшая часть бежала в леса, но подавляющая часть продолжает работать дальше. Тем более что вскоре ситуация немного утряслась. Городские банды охотятся на долинников. Горожанам, захватившим все рычаги власти, нужно, чтобы фермеры работали и поставляли зерно на их пропитание, а также экспорт. Фермеры просто не умеют сопротивляться. А что еще от них можно ждать? Даже прошлый опыт их ничему не научил…

— Неужели Земля ничего не знает?

— Уже знает… Мы послали «Эгиду» с посланником. Но мне кажется, наш полномочный представитель вряд ли чего-то добьется…

— Почему?

— Потому что, судя по документам, Земля остановит переселение и даже вывезет колонистов куда-нибудь с Ра-Мира, только когда мы отдадимся в ее власть и снова станем дойными коровами, которых можно доить, ничего не давая взамен.

— Вот оно что…

Рон сокрушенно покачал головой. После третьего глотка он попробовал встать — и тут ноги его уже откровенно подвели.

— Да тебя совсем развезло! — неожиданно засмеялась Нэнси, бросаясь помогать Финисту. — Ложись на кровать!

— Спасибо…

— Вот уж не думала, что легионера, примарха Легиона, надежду Ра-Мира можно победить тремя фужерами вина!

— Что поделать… у нас сухой закон… только и делаем, что целыми днями бегаем по пустыне, охотимся, отрабатываем приемы рукопашного боя и стреляем по мишеням.

Со смехом парочка повалилась на кровать. Рон утянул Нэнси за собой, повалив ее на себя. Как-то незаметно установился долгожданный ментальный контакт. Взгляды встретились, и они уже не могли отвести друг от друга глаза.

Само собою получилось так, что Рон попробовал пойти дальше и попытался с максимальной нежностью освободить Нэн от одежды, держа ее за плечи и потянув вниз свитер с широким воротом, позволявшим такую операцию.

Все изменилось почти мгновенно. Связь разорвалась. В глазах Нэнси Рон явственно прочитал страх и панику. Плечи девушки задрожали, и она, отстранившись, отскочила назад, вжалась в стену и села в углу, опустив голову и обняв руками колени.

Финист не знал, что сказать и предпринять, чувствуя сковывающую неловкость, да такую, что было не пошевелиться, чтобы ненароком не усугубить ситуацию еще больше.

— Прости, Нэнси… наверное, я поторопился… Прости меня…

— Нет… все нормально… В конце концов, именно этого я добивалась, — всхлипывая, ответила Нэнси, кивнув в сторону стола со все еще горящей свечой. — Но, видимо, переоценила свои силы…

— Я убью его, Нэн… заставлю расплатиться за все и сполна. Я буду резать из него ремни… по кусочку скармливать его плоть Пушку…

Нэнси улыбнулась сквозь слезы и снова приблизилась к Рону, закрыв его рот рукой.

— Я верю… Но только ответь мне на один вопрос.

— Какой?

— Как можно было назвать такого хищника, как нубис, Пушком… кличкой, которая больше подошла бы маленькому белоснежному котенку?

— Просто он был самым пушистым в выводке…