logo Книжные новинки и не только

«Красные камни» Влад Савин читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Влад Савин Красные камни читать онлайн - страница 4

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ну, вы же не будете отрицать, что мы сейчас гораздо сильнее, чем пять, три или даже год назад? — сказал третий. — Сколько у нас Бомб, уже под тысячу. Еще немного, и можно предлагать русским капитулировать.

— А сколько у них? — спросил второй. — Да еще эта Дверь, черт ее побери. Нет ни одного прямого доказательства, но появляются все новые косвенные. Если правда, что там, где была обнаружена Эбола, нет и никогда не было никаких русских экспедиций.

— Нет и не было, — сказал четвертый, — я своим источникам полностью доверяю. Но образец вируса мы получили, сейчас изучаем в лабораториях. Полный отчет мне еще не представили, но уже рисуется что-то восхитительно убойное.

— И что в итоге? — произнес второй. — Русские уже предупредили, что появление Эболы на своей территории они расценят как атомный удар и ответят соответственно. Кстати, выходит, что там они с этой напастью уже знакомы хорошо? И очень возможно, имеют в своих лабораториях, но это к слову. Надеюсь, у вас хватит ума в Штаты эту гадость не тащить — а вдруг вырвется?

— Но можно использовать против всяких там повстанцев, — заметил первый, — чтоб любой мятеж прекратился естественным путем. Авеколисты, вьетнамские комми.

— Авеколисты уже имеют эту угрозу на своей территории, — покачал головой второй, — а мятеж продолжается уже десять лет.

— Масштабы не те, — ответил первый, — отдельные очаги. А если с самолетов распылить в большом количестве, и в сотнях, тысячах различных мест? И подождать, пока там все не вымрут. Идеальный способ восстановления порядка — и дешевый, и без гробов в наш дом.

— Глобальную эпидемию получить хотите? — возразил второй. — Нет уж! Пока не узнаете об этом вирусе все, как передается, где и сколько выживает, от чего гибнет, и пока вакцину не получите, для наших парней — никаких натурных экспериментов. Зачем нам оружие, которое не разбирает своих и чужих?

— Момент удобный, — заметил первый, — я не уверен, что коммунисты не захватят весь Вьетнам уже в этом году. И Лаос тоже. Пока же у французов там есть плацдарм — и Медицинский корпус Армии США привлечен к санитарному обеспечению их войск там. Причем наш персонал и услуги туземному населению оказывает, в обмен на неприкосновенность, — и красные этот нейтралитет уважают. А представьте, что в один день по приказу наши врачи сделают укольчики вьетнамским детям — не с одним лекарством? Мои эксперты нашли эту тактику самой перспективной — чадолюбие местным свойственно, заражаются и вся семья, и соседи.

— Нас после вымажут в такой грязи, что Черное море покажется райской купелью, — усомнился второй, — ведь обязательно выплывет наружу, слишком много посвященных. Весь наш персонал, и французы еще. Кто-то проболтается — по глупости или из чистоплюйства.

— А зачем им знать? — удивился первый. — Просто новое лекарство. И зачем предупреждать лягушатников — вспышка туземной лихорадки, обычное дело.

— Рано, — сказал третий, — поддерживаю высказанную точку зрения: пока не узнаем об этом вирусе все, никаких применений. Пока не будем в полной уверенности, что все под контролем.

— Тогда что делать с Индокитаем? — продолжил первый. — Французы оттуда вылетят очень скоро. А это, в отличие от Средиземноморья, не английская, а наша зона интересов. И мы не можем такое стерпеть. Хуже может быть лишь коммунистическая революция, ну хоть здесь, на Кубе.

— Я слышал, тут недавно был какой-то шум на востоке, в Сантьяго-де Куба? — спросил четвертый. — Что-то серьезное? Или очередная попытка «пронсиаременто», как тут называют военный переворот?

— Именно это, — отмахнулся второй, — какой-то Фидель Кастро на пару с братцем решил, что он может стать здешней гориллой вместо нашего парня Батисты. «Мятеж не может кончиться удачей», кого не убили, ловят. В каждой стране к югу от Рио-Гранде это бывает по разу в год, а то и чаще. Я указал не казнить этого Кастро, когда его поймают — всегда полезно иметь запасной вариант. Батиста, конечно, не давал еще повода, но мало ли что… Так что с французами решим?

— Можно хоть завтра предъявить месье де Голлю все наши счета к немедленной уплате, — сказал первый, — с альтернативой дать независимость Вьетнаму. Который уже на законном основании заключает с нами договор о военной и прочей помощи. Или дождаться, когда французы потерпят там очередное поражение, после чего в Париже падет кабинет — и договариваться уже с преемником Генерала. Но мне первый вариант нравится больше — он надежнее и короче.

— Огласка повредит нашим интересам в Европе, — заметил второй, — так что переговоры должны быть тайными. Будем милостивыми — зачем нам потеря лица нашего союзника, принятая под нашим очевидным давлением? А вот если неочевидным…

— Какое количество войск нам для того потребуется? — произнес третий. — Имеется ли оно в наличии, и в какие сроки может быть переброшено во Вьетнам? Этим займется Пентагон, — а еще, вы правы, необходима пропагандистская подготовка, чтобы наши американские парни знали, за что они воюют. А электорат здесь нормально бы принял неизбежные потери. Не убеждения для умников, а реклама для толпы — чтобы, как там у Джека Лондона, если перефразировать, любой американец был бы уверен, что справится с тысячей вьетнамцев, китайцев, русских, ну а в воскресенье и с двумя тысячами.

— Айку это понравится, — заметил первый, — в прошлый раз в беседе со мной он дал понять, что искренне обижен на русских, укравших у него лавры победителя, «они уже были на Одере, в полусотне миль от Берлина, когда я лишь высаживался в Гавре».

— Мы также рискуем не успеть, — сухо ответил третий, — если коммунисты будут в Сайгоне раньше нас? Есть вариант поторопить наших китайских союзников. Чтоб они повторили атаку с севера, не давая красным передышки. Будут снова разбиты — плевать, главное, чтобы вьетконговцы обратили взоры на север, а не на юг, хоть на какое-то время. Значит, это должно быть масштабное вторжение, а не бандитский набег. Придется подкинуть снабжения господину Чан Кайши, для укрепления его боевого духа. Пусть начинает немедленно и продержится, пока мы не начнем на юге. Есть возражения, джентльмены?

Трое оставшихся дружно кивнули.

— Итак, что мы имеем, — продолжил первый. — Глобальное противостояние с Советами для нас складывается не лучшим образом, даже без войны. Также для нас крайне нежелателен союз русских и святош в Италии. И болевая точка — Индокитай, где мы и вмешаться не можем, и оставить как есть тоже. Есть план, который позволит объединить решения этих проблем и повернуть все к нашей пользе…

Он говорил еще несколько минут. Затем повисло напряженное молчание.

— Авантюра, — наконец сказал второй, — в сухом остатке вы предлагаете, чтобы с той стороны вместо договороспособных врагов оказались бешеные псы, наподобие германского неудачника.

— А вы верите, что нашим друзьям в сутанах удастся задуманное? — возразил первый. — Поставим вопрос иначе: ослабнет или усилится СССР от очередных внутренних свар? И даже, возможно, повторения тридцать седьмого года. Думаю, что ответ ясен — причем мы в стороне, все сделают агенты святош. Зато коммунизм явит всему миру свою звериную суть — что, без сомнения, повлияет как на выбор нового папы, так и на распространение вредоносных коммунистических идей. И выбор Индокитая для показательного выступления идеален — раз мы все равно не можем его удержать, и это, кажется, Бисмарк советовал для таких экспериментов взять страну, которую не жалко?


Ленинград.

8 августа 1953 г.

В этот вечер в Географическом обществе, что в Демидовом переулке [В нашей истории, с 1952 г., переулок Гривцова. Но так как в альт-истории война закончилась в 1944 г., то красноармеец Гривцов не погибнет геройски под Нарвой.], происходила очередная лекция.

Кто докладчик — Мария Гимбутас, молодая ученая-археолог из ГДР. Это имя даже в ученой среде было малоизвестно, не говоря уже о публике простой. Потому в зале собрались по преимуществу преподаватели и студенты географических отделений ленинградских вузов. Особняком выделялись двое военных моряков — моложавый и подтянутый вице-адмирал с тремя Золотыми Звездами и более старший, лысоватый и в круглых очках, инженер-контр-адмирал, с одной Звездой.

— Ну здравствуй, Серега! — сказал вице-адмирал. — Какими судьбами? По служебной надобности, или решил семье малую родину показать?

— А сам-то ты разве не питерский, Михаил Петрович? — ответил инженер-контр-адмирал. — По служебной, конечно, позавчера еще на Севмаше был, сегодня днем с вокзала, завтра у Базилевского увидимся по делу. А сейчас просто послушать захотелось, как узнал. Это ведь та самая Гимбутас? [Автор «курганной теории» происхождения индоевропейцев, согласно которой прародина всех индоевропейских народов — это степи Причерноморья и Южный Урал, в нашей истории выдвинута в 1956 г., в альт-истории раскопки Аркаима вызвали к жизни эту теорию гораздо раньше.]

— Она, — кивнул вице-адмирал, — только здесь советские ученые впереди ее оказались. Аркаим в сорок четвертом раскопали — с тех пор по нарастающей и пошло. И правильно — ну сколько можно немытой Европе на нас как на варваров смотреть, а вот нате! Ну а немцы, такое впечатление, лишь пластинку сменили, кого считать истинно высшей расой и кому подчиняться не грех.

— Так она ж из Каунаса, литовка по рождению?

— И немка по культуре — училась где? И советское гражданство принять не спешит. Ну а там так вообще в Штаты подалась.

— Ну, бог ей судья и Министерство госбезопасности, раз сочли «благонадежной». Надеюсь, она сейчас по-русски будет говорить — а то немецкий у меня слабо, как у нас говорили, «читаю со словарем».