logo Книжные новинки и не только

«А ты бы ей отказал?» Владимир Колычев читать онлайн - страница 6

Knizhnik.org Владимир Колычев А ты бы ей отказал? читать онлайн - страница 6

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ну, если Вертун согласен оставить мою семью в покое… — скривился Егор.

Он понимал, что его могут упрятать надолго, а у Вертуна развязаны руки. Уж лучше договориться с ним, если нет возможности воевать.

— Тебя он в покое точно не оставит, — покачал головой Кожников.

— «Ствол» я у него забрал, — уточнил Егор.

— А сопротивление представителям власти?

— Что было, то было.

— Ну, сопротивление мы можем опустить, а незаконный «ствол»? А тяжкие телесные?

— Готов понести наказание, — выдавил из себя Егор.

— Думаешь, Вертун действительно мог отправить за нами своих баранов? — внимательно посмотрел на Егора Кожников.

— Еще не вечер.

— Думаешь, еще отправит?

— Это ты так думаешь.

Капитан поднялся, в раздумье сделал круг по кабинету, вернулся за стол.

— Значит, за своей сестрой приходил?

— За сестрой.

— Инцидент можно замять. Ты отказываешься от нападения, Вертунов отказывается от заявления. Мы тебя выпускаем, и ты в течение двадцати четырех часов уезжаешь. Вместе со своей семьей. Здесь вам делать нечего.

Егор кивнул. Такой вариант его вполне устраивал. Вертун Танюху не бил, не принуждал, ну, связал после того, как она стала звать на помощь. В принципе, ничего страшного не произошло, так почему бы не пойти на компромисс?


Стремно в больнице, не комильфо, а есть через трубочку можно и дома. Вертун договорился с врачом, Шарабан подогнал машину, оставалось только покинуть палату. И вдруг — Кожников. Важный, суровый, сосредоточенный. И на разговор он шел, как в последний бой.

Вертун смотрел на него настороженно и с опаской. Даже челюсть опять заныла в недобром предчувствии. Шарабан рядом, но успеет ли он спасти от бокового удара?

— А ведь ты, Олег Богданович, хотел меня убить! — Кожников остановился, казалось, в самый последний момент перед столкновением лоб в лоб.

Вертун опустил голову, зло, исподлобья зыркнул на него.

— Виталик, хорош пургу гнать! — скривился Шарабан.

— Я тебе не Виталик! — резко глянул на него капитан.

Вертун взял его за плечо и с силой надавил, чтобы столкнуть со своего пути, но Кожников как будто в землю врос, даже не пошатнулся. На ум пришла вчерашняя сцена, когда он пытался ударить Фролова. И тогда ему досталось, и сейчас он такой же беспомощный.

И у Шарабана вид был обескураженный.

— Никто тебя не собирался убивать, капитан. Кому ты нужен? — фыркнул Вертун.

— Я тебе нужен, — глядя на него, сказал Кожников. — Вот возьму и на принцип пойду. И сядешь ты у меня за похищение.

Вертун возмущенно цокнул… Если собака сорвалась с цепи, ее сначала нужно успокоить, а потом уже обратно в клетку. Это если просто сорвалась, а вот если она попробует укусить хозяина, то надо браться за ружье. Пристрелить, и на мыло.

— Ты забираешь свое заявление, мы снимаем с Фролова претензии, он уезжает и никогда больше не возвращается.

Вертун в раздумье повел бровью. Да, Фролов должен исчезнуть. И раз уж Кожников не хочет шить ему дело, пусть уезжает… Далеко не уйдет.

И сам капитан свое получит. С ним тоже нужно решать, и чем быстрей, тем лучше. Но сначала ему нужно бросить кость, чтобы успокоился.

— Замнем это дело, — сказал Кожников. — И забудем. Как будто ничего не было… Или что-то было?

Вертун мотнул головой. Все было, и забывать он не собирается. Но Кожникову, так уж и быть, подыграет, чтобы притупить его бдительность.


Милиция должна служить добру, но у зла свои представления о справедливости. И если зла много, то само понятие о добре может измениться до неузнаваемости. А в Ленинце власть бандитская, Егор едва не убедился в этом на своей шкуре. И капитан Кожников служил именно этой власти. Но, видно, в сознании у него произошел какой-то сдвиг, «кукушка» встала на место. Надолго ли?

Милицейский «уазик» остановился у ворот.

— У тебя двадцать четыре часа, прапорщик, — сказал Кожников. — Время пошло.

— Спасибо, — поблагодарил Егор, открывая дверцу.

Кожников договорился с Вертуном, снял с Егора претензии, даже отвез его в Дярково. Но приступ великодушия мог закончиться в любой момент, поэтому Егору нужно спешить. Чем скорее он уедет отсюда, тем лучше для всех.

— Может, до города добросить? — предложил Кожников.

— Не стоит. Долго собираться, да и далеко.

— Как знаешь.

— Может, по старой дороге пойдешь? — спросил Егор, глянув в сторону поселка.

Кожников один, без прикрытия. Автомат у него есть, но это не панацея. Прижмут к обочине, и гранату в салон. А все, что после взрыва останется, утопят в болоте. Есть тут одно такое гиблое место по дороге в Ленинец.

— Думаешь? — озадаченно спросил капитан.

— Сам же сказал, что Вертун с катушек слетел.

— Да нет, вряд ли… Бывай!

Егор вышел из машины, и она затарахтела, набирая ход. Он в раздумье смотрел ей вслед. Кожникова Вертун, может, и не тронет, а вот с ним церемониться не станет. До города километров тридцать, дорога проселочная, места глухие. Или засаду поставят, или просто догонят. И всех из автомата… Без боя он, конечно, не сдастся. «Чезет» остался в отделении, но в тайнике лежал еще и «ТТ».

Коли дома не было, зато мама уже вернулась с работы. Егора она обняла так, как будто он вернулся с войны после того, как на него пришла похоронка. И сразу же стала собирать вещи. Не важно, какие у нее там интересы в Дярково, главное, чтобы с детьми ничего не случилось.

Дома была и Катерина.

— Уезжаете? — спросила она.

— Уезжаем.

— На чем?

— Что-нибудь придумаем.

Автобус в город ходит утром и вечером. Если не смогут остановить попутную машину, уедут на автобусе.

— Могу подвезти, — повела головой в сторону «Москвича» Катерина.

Водить машину она умела, хотя прав у нее не было. Но это и не нужно, некому останавливать, проверять документы. И на помощь никто не придет, если что.

— Опасно, — качнул головой Егор.

— Опасно? — фыркнула она.

— Ну, ты же знаешь, что да как.

— И Вертуна знаю… И не только его… Меня не тронут.

— А если всех разом?

— А если я смелая?

— Все равно не стоит.

Сборы были недолгими. Вещей вроде и немного, но Егор загрузился до отказа. Пистолет сунул за пояс, куртку застегивать не стал. Если вдруг что, сумки он бросит прямо на землю и, пока будут падать, выхватит оружие.

— Хотя бы до дороги довезу, — предложила Катерина.

— Выручишь, — кивнул Егор.

Они выехали со двора. Закрывая ворота, Егор заметил белый «жигуленок», который стоял на изгибе дороги — под прикрытием вербового куста. Отличная позиция для наблюдения за домом, а если бы верба не рассталась с листвой, была бы идеальной. Когда отъехали от дома, Егор глянул назад. Плохое предчувствие не обмануло: «жигуленок» сел на «хвост».

Машина ехала вроде бы неторопливо, но при этом все равно сокращала расстояние. Егор перевел взгляд на перекресток, где Катерина собиралась их высадить. Село чуть в стороне, место безлюдное, до ближайшего здания метров двести. Можно в канаве залечь, но это не выход. Да и не дадут им времени, чтобы спрятаться. Выпустят очередь из машины, и все…

— Не останавливайся, давай дальше, — сказал Егор.

— Куда дальше? — насторожилась Катерина.

— «Хвост» за нами.

— Какой еще «хвост»?

— Задний, — усмехнулся он.

— И что?

— Убить нас могут.

— Да ну тебя!

— Ты же не дашь нас убить? — с тревогой спросила Танюха, тронув Егора за плечо.

— Что вы такое говорите? — засуетилась мама. — Все будет хорошо!

— Будет, — кивнул Егор, — если поторопимся.

— Здесь они стрелять не станут, — но на всякий случай вынул из-за пояса пистолет.

— Да ладно, стрелять. «Копейка» какая-то, — хмыкнула Катерина.

На перекрестке она хотела повернуть в сторону деревни, но Егор заставил ее взять курс на город.

«Жигуленок» приближался медленно, но уверенно. В любой момент он мог набрать ход, сократить отставание до минимума. Но впереди перекресток, глинистый проселок уводил в лес.

— Давай вправо!

— Там же тупик!

— А это смотря для кого…

Проселок сразу показал свою прыть — машину качало, подбрасывало. Егор глянул назад — «жигуленок» свернул за ними, а когда дорога пошла на вираж, скрылся из вида.

— Останови! — скомандовал он.

— Зачем? — пугливо взглянула на него Катерина.

— Ты что, дура? — возмущенно спросила Танюха. И тут же получила по губам от матери. Тем не менее Катерина машину остановила.

— Давай по «газам»!.. — открывая дверь, приказал Егор. — И до упора, без остановок!

— Егор, я с тобой! — рванулся за ним Серега.

— Сестренка, держи его! — выкрикнул Егор и увидел, как Танюха двумя руками вцепилась в брата. Да и мама протянула к нему руку.

Катерина тут же сорвала «Москвич» с места, а Егор со всех ног рванул к повороту, из-за которого вот-вот должен был показаться подозрительный «жигуленок». Оружие наготове, но стрелять он не торопился. Вдруг в машине какие-нибудь колхозники?

Машина вышла из поворота, а Егор продолжал идти — стремительно, на сближение. Расстояние до цели всего ничего — каких-то пятнадцать-двадцать метров. Его заметили, «пятерка» остановилась, из машины выскочила знакомая физиономия, парень из команды Шарабана. В руках у него — короткоствольный автомат. Он собирался выстрелить сразу, с бедра, но Егор опередил. На ходу поднял руку и выстрелил. Пуля прострелила бандиту голову.