Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Владимир Кощеев

Аркейн. Ученик Ордена

Пролог

Земля. Кирилл.

— Не доверяешь мне?

Эротично закинув ногу на ногу, спросила сидящая в кресле напротив соблазнительная красотка с белыми звериными ушками.

— Милая, — поставив подпись на последнем листе, я отложил бумаги в сторону, — для богини ты как-то очень плохо умеешь читать людей. Я не тебе не доверяю, я не доверяю никому.

Она ничуть не обиделась. Впрочем, сложно ожидать сложных эмоций от галлюцинации. Просто таблетки, как и обещал врач, имели обширный список побочных эффектов. Будем радоваться, что хотя бы внезапное недержание среди них не победило.

— То, что ты продолжаешь считать меня бредом — оскорбительно! — выдала она, но недовольной мне не показалась. — Впрочем, я рада, что ты такой, какой есть. Именно поэтому ты и подходишь для вселения.

— Угу, — равнодушно отозвался я, подшивая папку.

Почему я считаю красавицу галлюцинацией? Да хотя бы потому, что сидящий рядом со мной нотариус не слышал не только ее слов, но и моих ответов.

— Вы уверены, что не хотите ничего оставить любовнице, Кирилл Анатольевич? — спросил он, принимая папку с моим завещанием. — Мы не в Штатах, у нас можно оспорить волю усопшего…

— Альберт Вениаминович, — с улыбкой ответил я, — все мои земные ценности должны достаться моей семье. Пусть мы с Ольгой и развелись, и детей она у меня отсудила, но на тот свет я хочу уйти спокойно, зная, что сделал все, чтобы моя кровь ни в чем не нуждалась.

Юрист кивнул, как мне показалось, с пониманием. А затем он поднялся и, попрощавшись со мной за руку, покинул кабинет.

— Вот и все, — выдохнул я, открывая ящик стола.

На свет была извлечена бутылка коньяка и два бокала. Плеснув в оба, я указал богине на один из них.

— Теперь ты готов пойти со мной? — спросила красотка с мохнатыми ушками, подходя к столу.

Бокал она взяла, но пить не спешила. Я же хлопнул коньяк, как водку, и выдохнул. Никогда не понимал, зачем его пить иначе.

— Ну, это зависит от того, какая награда меня ждет, — проговорил, наливая заново.

Она нахмурила бровки.

— Новая жизнь в молодом и здоровом теле уже за награду не считается?! — впервые агрессивно прикрикнула она.

— Как уже говорил, ты плохо разбираешься в людях. Если умеешь что-то делать, не делай этого бесплатно, — пожал плечами я, откинувшись на спинку кресла. — Итак, предположим, я соглашусь, что мне за это будет?

Мне осталось недолго, так почему бы не выпить и не поболтать с глюком? Сейчас это ничуть не хуже, чем размазывать сопли, переживая о скорой кончине.

— Чего ты хочешь? — насупившись, она все же выпила коньяка — как и я, сделала это одним махом.

Хороший вопрос. Впрочем, если на секунду представить, что это все правда, и меня действительно ждет переселение в другой мир, то…

— Хочу, чтобы мне достались знания о мире, куда попаду, это первое, — сообщил я, выпив второй бокал.

— Будут тебе знания, — кивнула она.

— Тогда хочу магию, это второе.

Богиня выпучила глаза, но и спорить не стала.

— Согласна. Еще что-то?

Я задумался надолго, но в голову как-то ничего не приходило. Видимо, сказал свое слово выпитый коньяк, благотворно упавший на обезболивающие таблетки. Меня немного повело, и я махнул рукой. Какая разница, что заказывать, если это всего лишь плод воображения?

— Ты так и не сказала, чего тебе от меня надо. Какова цель?

— Мне нужно, чтобы ты восстановил мое доброе имя. Так получилось, что меня подставили… — ее щеки покрыл румянец смущения. — В общем, там сам узнаешь эту историю. А дальше уже решать тебе, как с этим поступать.

— По времени я ограничен не буду? — уточнил я, дрожащей рукой наполняя бокал.

— У тебя будет достаточно времени. Мальчик, в тело которого я тебя переселю, будет жить долго.

— Какой такой мальчик? — удивился я.

— Узнаешь, если согласишься. Одно могу сказать точно: внешне между вами никаких отличий нет, разве что он моложе тебя почти на двадцать лет.

Я прикинул свой возраст, отнял. После принятого на грудь алкоголя, который категорически нельзя было пить на моих колесах, получалось откровенно плохо. Восемнадцать, выходит, самый сок. И времени действительно вагон, если не врет про здоровье.

— Ну, хорошо, — наконец, решился я. — Теперь докажи, что ты не галлюцинация, и переселяй меня.

— Ну наконец-то! Подойди ко мне.

Встав из-за стола, я обошел его и, разглядывая собеседницу, улыбнулся.

Богиня ответила на мою улыбку и, схватив меня за руку, поцеловала в губы. Вкус ее поцелуя я ощутить еще успел, а в следующий миг все вокруг исчезло. Краем сознания где-то на грани слуха я уловил звук падающего тела.

Прощай, Земля. В добрый путь.

* * *

Некоторое время назад. Поместье.

— Да, я трахал твою мать, — заявил барон Чернотопья. — И что теперь? У тебя нет дара, ты сын шлюхи. Хочешь, чтобы я тебя признал своим сыном и принял в род? Да ты хоть представляешь, сколько вас таких бродит по моим землям?! Каждому по клочку раздать — и в наследство оставить нечего будет.

Стоящий перед своим отцом молодой человек никак не отреагировал на его слова.

— Но я сделаю доброе дело, иначе Райог мне не простит, — барон обернулся к своему слуге. — Выдай этому ублюдку 50 грошей и кольцо, Дитрик. Слышишь, Киррэл, не с пустыми руками уйдешь!

Чего-то подобного и следовало ожидать от того, кто сначала попользовал молодую служанку, а когда та понесла — выставил ее вон, даже не дав шанса на новую жизнь.

— А если хватит у тебя смелости, — тише заговорил отец, — докажи делом, что ты сын барона Чернотопья! Отправляйся в Катценауге и добудь столько этерния, чтобы в тебе открылись мои родовые способности. Сумеешь, и я признаю тебя своим сыном наравне с законными. Понял меня, мальчик? Будет у тебя мой дар — вернешься сюда, как к себе домой. Не будет — и хоть сгинь, я не расстроюсь. Все, проваливай.

Барон отвернулся и пошел обратно в поместье. Слуга, стоявший рядом, протянул молодому человеку мешочек с деньгами и невзрачный посеребренный перстень с перечеркнутым гербом Чернотопья — знак бастарда.

— Спасибо, — надев кольцо на палец и приняв кошель, кивнул Киррэл и, не дожидаясь ответа, отправился в сторону ворот.

Дитрик же хмыкнул, глядя в спину удаляющегося парня. С появлением бастарда все стало намного проще.

* * *

Тем же вечером.

— Это все? — спросил мужчина с длинным шрамом на лице, разглядывая лежащие на полу гостиной обезображенные тела.

Дитрик, стоявший чуть в стороне, криво усмехнулся.

— Есть еще бастард, но барон послал его в Катценауге, так что мальчишку можно списать.

Главарь налетчиков, устроивший ночной захват, веселья предателя не разделил.

— С даром?

— Абсолютная пустышка, — отмахнулся слуга. — Кристоф поставил бастарду условие, мол, набери столько этерния, чтобы открылся родовой дар, тогда войдешь в семью.

Главарь кивнул и махнул рукой своему заместителю.

— Бастарда нужно найти и сделать так, чтобы он исчез. Все понял?

— Не переживай, твоя милость, — осклабился тот в ответ. — Все сделаем как надо.

— Только без шума, — прекрасно помня о садистских наклонностях подчиненного, приказал главарь. — Мы теперь здесь — власть. Все Чернотопье принадлежит нам. Так что, считай, вы теперь не шайка разбойников, а баронская дружина. Понял меня?

— Понял, Ян.

— Милорд, — поправил его самозваный барон.

— Понял, милорд, — с усмешкой повторил заместитель. — Разрешите идти?

Однако все пошло не так, как хотел барон. Его заместитель хоть и не думал нарушать приказ, но от привычки делать легкие деньги отказываться не собирался. А потому связанный и оглушенный бастард оказался передан с рук на руки работорговцам.

О том, что покупатель сдаст добычу культу Хибы, заместитель не знал, да его это и не волновало. В любом случае никуда бастард деться не мог, а значит, и встретиться с новоявленным бароном у него точно не получится.

Культисты тоже ни о чем плохом не думали. Просто зарезали бастарда на алтаре вместе с другими пленниками, сцедив кровь на жертвенник, а труп бросили к остальным мертвецам.