logo Книжные новинки и не только

«Четвертая магическая война» Владимир Мясоедов читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Владимир Мясоедов

Четвертая магическая война

Пролог

Штабс-капитан Замерзайко смотрел в разложенные перед ним документы и ничегошеньки в них не понимал. Ни строчки. Он попросту не мог разобрать в ровных рядах пятнающих белую бумагу закорючек ни единой буквы. Даже заглавной.

— Олечка! — позвал он свою помощницу, которую переманил из связисток еще в позапрошлом году.

Сильно повышать голос офицеру не требовалось — как-никак она находилась в одной с ним комнате. Более того, сидела за тем же столом, только с другой стороны. Обычно штабы работали в куда более комфортных условиях, но проклятая война и вызванный ею переизбыток важных чинов в приграничном укрепрайоне вынудили обитателей уютных кабинетов потесниться. Освободившуюся площадь занимали не солдаты или снаряды, а другие армейские чины, только рангом повыше. В государстве российском всегда большим начальникам отдавались лучшие места, а остальных распихивали куда придется. Испокон веку так было, со старины глубокой. Может, подобная традиция началась даже раньше, чем люди стали вести официальные записи. И хотя мало кому сей пережиток прошлого нравился, искоренить его почему-то не получалось.

— Олечка, прочти мне сказочку, которую тут принес…

А кто принес-то?

— Олег Коробейников, — откликнулся молодым голосом размытый силуэт, принадлежавший посетителю. — Прибыл для получения наградной медали. Предъявил извещение от вашего ведомства. Правда, с датой от прошлого месяца, но тут я не виноват. Сам только вчера о нем узнал и на руки получил.

— У нас бухгалтерия и отчет об уборке прошлогоднего снега в июле месяце может прислать, — ничуть не удивился подобному Замерзайко, видевший за время службы еще и не такие казусы пространства-времени. Тут, по крайней мере, участвовало только прошлое, без всякого вмешательства покуда не наступившего будущего. — Олечка, а сказочку ты мне все же прочти. Сам-то не вижу ничего. Опять, похоже, очки проклятые всю резкость потеряли.

Тяжело вздохнув и мысленно посетовав на свой почтенный возраст, в котором давно уже пора сидеть на пенсии, штабс-капитан поднял руку к голове, привычно нащупал там холодную металлическую застежку и отстегнул свои очки от вмонтированных прямо в череп креплений. Мир сразу же померк, поскольку свои настоящие глаза офицер потерял еще на Третьей мировой. Плевок в лицо ядовитой слюной боевой химеры выжег сетчатку, оставив тогда еще подпоручика полностью слепым и почти мертвым. К его счастью, в госпитале смогли откачать молодого офицера, пусть и не сумев спасти его зрения. Все магистры целительной магии на тот момент либо были заняты более важными пациентами, либо уже полностью лишились своих сил. Ну а может, просто сочли возиться с выходцем из нижних чинов, едва ли не рядовым, ниже своего достоинства. Такого от представителей древних боярско-колдовских родов, составляющих девяносто процентов аристократии, тоже вполне можно было ожидать.

— «Олегу Коробейникову, восемнадцати лет от роду, ведьмаку, — принялась читать уведомление помощница штабс-капитана, принимающая на свою высокую крепкую грудь львиную долю документов, без которых ну вот просто никак не может обойтись армия. — Номер личного дела…» Угу, ну, думаю, он ваш. «Приказано явиться…» Да, к нам, все правильно. За алой клюквой с ветками.

— Медаль за продолжение боевых действий, несмотря на множественные ранения, — перевел на официальный язык слова помощницы офицер, на ощупь разбирая свои искусственные глаза, дабы провести их профилактику и настройку. Когда ослеп, только выписавшемуся из больницы человеку пришлось накрепко связать свою жизнь с армией, обменяв пятилетний контракт на способность видеть заново. Правда, к тому времени, когда кончилась обязательная служба, вживленный армейскими медиками в голову артефакт, заменяющий очки, почти испортился. Здравствуй, новый кабальный договор! Замерзайко серьезно продвинулся в чинах и уже давно должен был выйти в отставку по выслуге лет, но все никак не решался это сделать. Без армейских скидок пожилому офицеру на новые искусственные глаза просто не хватило бы пенсии. А погружаться в царство вечной тьмы он категорически не желал. — Это где же вас угораздило? Вы ведь целитель, если судить по меткам на ауре.

Магическое зрение не требовало работающих глаз. К огромному сожалению штабс-капитана, магом он являлся чуть менее, чем никаким. И несмотря на относительно высокое звание и годы армейский службы, также находился лишь на ступеньке ведьмака в иерархической колдовской лестнице. По ауре посетителя Замерзайко мог сказать, что он имеет две специальности: целительство и големостроение. Также сей субъект получил две отметки о неблагонадежности и одно поощрение. Ну и умудрился где-то потерять правую ногу и правый же глаз. В этих местах у него наблюдались здоровенные пустые проплешины, даже артефакты-протезы магией не фонили. А более мелких деталей вроде цвета глаз или пуговиц офицер разглядеть попросту не мог.

— Честно говоря, я не очень понимаю, за что именно мне дали медаль, — сознался ведьмак, судя по голосу, едва-едва успевший отметить совершеннолетие.

Замерзайко поморщился от осознания того, каких детей стали набирать в армию потерявшие всякий стыд и страх вербовщики. Эх, в его молодости такого не происходило! Третья мировая была, разумеется, ужасна. Но, по крайней мере, молодежь начала гореть в ее горниле лишь ближе к концу всемирного конфликта. А сейчас даже еще Четвертая официально не началась… Хотя, по мнению всех и каждого, именно ею и станет постепенно разгорающаяся бойня.

— Может, за оборону Щебжешина, я был единственным выжившим из своего подразделения, которому взбунтовавшиеся поляки в спину ударили. Только за него вроде бы повышение обещали… Которого почему-то все нет и нет. А может, за действия на борту воздушного линкора «Змий». Но всем выжившим после его крушения дали отпуск, который уже закончился. А вот медаль… Нет, не знаю.

— Прокатили вас, скорее всего, с повышением, — искренне посочувствовал парню штабс-капитан, однажды оказавшийся в такой же ситуации. Пальцы его тем временем уже протерли линзы искусственных глаз специальной салфеткой и принялись собирать сложный маго-механический прибор обратно. — Парадную висюльку на грудь вместо увеличения жалованья и продвижения в чине у нас часто дают. Сейчас сверим номера приказов и скажем точно. Но вот увидите, я окажусь прав. Скандалить будете?

— А смысл? — поинтересовался Олег Коробейников, которого штабс-капитан Замерзайко наконец-то смог увидеть. Ведьмаком оказался темноволосый и несколько худощавый парень в форменной черной кожаной куртке. Опирающийся на деревянную ногу и закрывающий пустую глазницу черной повязкой, словно пират. На лбу и щеке рядом с увечьем виднелся грандиозный уродливый ожог, кое-где почти обнажающий кости. Создавалось впечатление, будто голову данного типа окунули в расплавленный металл или кислоту. И подержали там немного. — Высоких покровителей у меня нет, а взятку давать просто не на что.

— Приказ номер дельта семь дробь сорок два бис! — откликнулась Олечка, скрывшаяся от начальственного взора за толстой кипой документов. Только покрытая длинными черными волосами макушка ведьмы, перешедшей из службы астральной связи на штабную работу, торчала из этого бумажного сугроба.

— Ну, тогда ни малейшего, — пожал плечами офицер и, зарывшись в ящик своего стола, нашел картонную коробочку с нужным знаком отличия. — Вот, от имени императора, благодарю за службу!

— Служу Советскому Союзу, — вяло откликнулся парень, принимая свою награду.

— Э-э… Кому? — переспросил штабс-капитан. — Это что, какое-то малоизвестное наименование Союза архимагов? Молодой человек, а вы знаете, что за изъявление верности старому режиму можно загреметь на гауптвахту? А то и подальше, если услышат представители церкви или службы безопасности.

— Виноват, оговорился, — старательно изобразил лицом раскаяние одноглазый ведьмак.

— Идите уж, — вздохнул офицер, который бо?льшую часть своей жизни служил почившему в бозе государству. Чьи руководители в один прекрасный для них день отказались от старых принципов всеобщего равенства перед законом и прикладного рационализма, а после объявили себя новой аристократией. Разумеется, получившей на правление всяческое одобрение свыше. — Все, свободны!