Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Он прихватил неугомонного Сергеича под локоток, махнул Жаку Фреско, и вместе они двинулись в вагон-ресторан.

Глава 2

День первый: оценка ресурсов, первые шаги и первая агрессия

— Итак, что можно сказать навскидку… Местность пологая, незначительно понижается к реке. Не буду мудрить с астрономией — ничего в ней не понимаю. Но в момент нашего перемещения было утро, а сейчас условный полдень. Значит юг у нас там, — Макс махнул рукой в сторону приметных древесных гигантов.

Присутствующие — деды-попутчики, Юрий Владимирович из вагона СВ, матерщинник Миша и любительница б/у журналов Лидия Петровна внимательно слушали Макса. Два видных представителя местной молодежи тоже пришли. И если геймер Толик ерзал на месте от нетерпения, то татуированный Славик без дела не сидел, обшаривая барный уголок.

— Там, где речка? — уточнил Сергеич.

— Речка?.. Да, река, — на миг сбился Макс. — Местечко нам досталось на первый взгляд, удачное…

— Я ж говорил: расклад — топовый! — не выдержал Толик.

На него сердито зыркнули, и он примолк.

— Итак… Местность крайне удачная. Предлагаю не сотрясать воздух и не гадать о причинах и способах переноса, дабы не сойти с ума и не терять время, крайне для нас важное.

Деды переглянулись и кивнули.

— Мы видим перед собой язык степи с постепенным понижением к реке. Берега, как мне представляется, по большей части обрывистые, однако мы можем наблюдать и пологий спуск, — Макс махнул рукой на густой кустарник, сквозь который проглядывала водная гладь. — Поезд отрезал этот язык от основной степи. С двух сторон наш участок обрамлен лесом, с другой — рекой, что, несомненно, создает благоприятный мягкий микроклимат для выращивания сельскохозяйственной продукции. Далее. Луг на западной части за холмом имеет явные признаки недавнего подтопления…

— Во шпарит, студент, — прошептал Миша, но его никто не поддержал.

— Заливной луг? — бросил Юрий Владимирович. После короткого знакомства он предложил старичкам звать его Юрой, а всем остальным — дядей Юрой. На том и порешили.

— Верно, заливной. — Макс кивнул. — Холм, на котором растут деревья-крупномеры, повышает рельеф, и до нас вода не доходит…

— Строиться здесь надо, — рубанул ладонью по столу Миша.

Миша оказался бригадиром строителей-выпивох. Мужичкам было уже хорошо за пятьдесят; одной слаженной бригадой они работали вместе не один десяток лет. Нынче ехали на строительство нового объекта — маленькой церквушки на озерном островке в далекой глухомани. Ехали-ехали и приехали… Перед совещанием Миша выхлебал кружку крепкого горячего чая, умылся — и теперь выглядел бодрым огурчиком. Только нездоровая краснота в глазах намекала на вчерашнее.

— О строительстве позже. Сначала анализ местности, — нахмурился Макс. Он отвык выступать на публике, боялся сбиться и потерять нить рассуждения.

— Итак. Лес по бокам защищает местность от ветра. Высота железнодорожной насыпи — около пяти-шести метров навскидку, как мы можем наблюдать… А то и все десять… — Макс провел рукой перед собой, указывая за окно на водоотводящую канаву, песчаную подушку и гравийный скат. — Плюс высота самого вагона… Вместе с колесами — метра четыре, не меньше. Итого: десять-пятнадцать метров в высоту. Значительное сооружение, которое имеет системообразующее влияние на рельеф нашего конкретного участка. Что это нам дает? Во-первых, защищает от возможного северного ветра из степи, который может разгоняться до приличной скорости. Как известно, ветролом снижает ветровую эрозию на расстоянии до десяти значений высоты преграды. Значит… имеем относительную ветровую тень примерно… сто-сто пятьдесят метров от насыпи…

— К чему эта херь? — влез Славик. — Ни хрена не понял.

Татуированного звали Вячеслав, но он предложил звать его Славиком. На совещание парень приперся непрошеным и нагло занял место рядом с барной стойкой. Качок вытащил из холодильника бутылку, посасывал пиво и недовольно хмурился.

— К тому… — завелся Сергеич, но Макс примирительно выставил перед собой ладони.

— Если учесть теплонакопительную особенность гравийной насыпи и общий южный уклон местности … — заторопился Макс, но вновь встретил непонимание. — Короче: это самое благоприятное место для огородных грядок с теплолюбивыми и капризными культурами.

— Ой! — всплеснула руками Лидия Петровна. — А я как раз семена везу в деревню. Рассаду-то дети должны были попозже привезти на машине… — вспомнив о детях, любительница глянцевых журналов умолкла.

— У меня тоже неплохой банк семян и черенков с собой, — кивнул Макс и продолжил. — Дальше. Про розу ветров я уже упомянул. В качестве гипотезы — преобладающие ветра задувают из степи. Впрочем, если русло реки широкое — может и оттуда залетать… Климат. Про такое из вагона не решишь — нужно ручками-ножками смотреть. Однако, бьюсь об заклад, на северных склонах, в лесу и в ямках, на речных затонах в тени можно еще найти следы снега и льда.

— Значит, и зима здесь со снегом, — дядя Юра блеснул очками. — С чего решил?

Слушатель из него был замечательный: внимательный и цепкий.

— Хвойных растений предостаточно, как и листопадных. Деревьев с вечнозелеными листьями не наблюдаю… Хотя и в суровые снежные зимы не верю… — задумчиво добавил Макс. — Но тут уж без доказательств, — предупредил он. — Так, предчувствие.

— Предчувствие — это хорошо, — улыбнулся Семен Михайлович. — Без предчувствий никуда не уедешь.

— Да мы и так никуда не уедем! — заржал Славик. — Дорога-то кончается! Обрывается у леса насыпь ваша. И машинистов нет ни хера.

— Ага, — подхватил Толик. — И машинистов нет, и почти половины пассажиров. Одни старики и молодежь остались.

— Позвольте, я закончу, — Макс поднял руку.

— А почему мы должны тебя слушать? — дядя Юра мягко улыбался, но глаза непростого попутчика оставались серьезными. — За какие такие заслуги?

— Потому что в данный момент это наиболее целесообразно, — пояснил Макс. — Я много раз помогал людям выбирать землю для покупки родового поместья… Знаю, куда смотреть и на что обратить внимание. Имею не только нужные знания, но и умения.

Славик презрительно хмыкнул и рыгнул. Максим разозлился.

— Вот что нам нужно строить в первую очередь?

Тот пожал широкими плечами.

— Сортир, — буркнул Миша.

— Верно! — поднял указательный палец Макс. — Наши биотуалеты скоро выйдут из строя. В дерьме утонем. А в наших условиях и дерьмо — ценный ресурс. И моча! Туалет надо строить так, чтобы и идти недалеко, и не запоганить местность под огороды, и обеспечить компостирование отходов для последующего использования в качестве удобрения.

Толик сморщился.

— Дело говоришь! — прихлопнул ладонью Сергеич.

— Ты в армии служил? — дядя Юра уставился на докладчика.

— Нет, — дернул уголком губ Макс. — Учился я долго.

— Что не служил — плохо, — отрезал дядя Юра. — Но говоришь дело. Чем смогу — помогу.

— Я тоже! Тоже помогу, — захлопотала Лидия Петровна. — Я могу записывать протоколы совещаний! — она тряхнула пухлой тетрадкой. — Везла для дневника дачника, но раз такое дело…

— Дело нужное, — кивнул дядя Юра. — Какой итог запишем? Помимо строительства нужника? — под общие смешки добавил он.

— Туман войны надо развеять! — брякнул Толик. Поймав недоумевающие взгляды, он пояснил. — Это верная страта… стратегия, блин. Отправить в первый день как можно больше героев, ну — людей. Разведчиков. Чтобы карту открыть, все ресурсы чекнуть… Ну… — после многолетних каждодневных игровых стримов обычный язык давался ему с трудом.

— Чтобы как можно лучше разведать местность, — перевел догадливый Семен Михайлович.

— Во! Точняк! — обрадовался Толик. — Это же первый день, лол, как вы не понимаете! Первый день для развития — самый важный…

— Направление мысли верное, но предлагаю сменить вектор, сузить масштаб, — заметил Макс. — Первым делом стоит обследовать состав. У пассажиров, как правило, набрано с собой еды в дорогу, которая быстро портится. Курочка запеченная, вареная картошка, яйца…

— Во! — опять рыгнул Славик, распахивая дверцу холодильника и достав еще одну бутылку. — Ништяк. Хавчиком затариться — это подходит. Я своих возьму — и начнем потрошить.

Славик перегнулся через стойку и вытащил пакет с чипсами.

— Найденную провизию следует складировать здесь и организовать горячее питание… — строго заметил Семен Михайлович.

— Ты бы, дед, варежку прикрыл. Сказал же — понял, — окрысился татуированный.

— Тебя кто так учил со старшими разговаривать? — спокойно спросил дядя Юра.

— Сучонок… — вскинулся Сергеич и цапнул вилку со стола.

— Чего? — замычал Славик и выплюнул чипсину изо рта. — Мало озвиздюлился, старый?

Со стуком поставив бутылку, он развернулся.

— Гляжу, здоровый больно? — выбрался в проход дядя Юра. — Здоровье можно и поубавить… — приподняв край свитера, он достал пистолет и качнул перед собой. Татуированный уставился на оружие и побледнел.

— Я же чего… Не отказывался… — сдал он назад. — Хавчик соберем — чтобы не испортился. И принесем. На всех.

Он прихватил недопитую бутылку и ретировался.