Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

С нашей речки мы переехали на Севан. Там было спокойнее — ни змей, ни наводнений, ни таинственного зуда. Правда, и тут не обошлось без приключений. Наш коллектор Рустам соорудил из подручных материалов плотик и пустился на нём по озеру. А тут поднялся сильный ветер — от берега! Рустама стало уносить в открытое озеро. А ведь это — целое море! Мы мечемся по берегу, кричим: «Бросай плот! Плыви к берегу!» А он, оказывается, не умеет плавать! К счастью, ветер вынес плотик на какой-то мыс, и Рустам по берегу вернулся в лагерь.

В Ереванском аэропорту меня очень неохотно пропустили с моими вещами — в рюкзаке больше пуда камней. Ничего особенно ценного. Обсидиан — вулканическое стекло (в древности из него изготовляли наконечники стрел и копий), агаты, другие красивые камушки. Я так и не удосужился отдать их в обработку. Может, у внуков дойдут до них руки?

А в чемодане я привёз ещё одну находку — найденную в горах сброшенную кожу змеи, довольно длинную. В Москве мне сказали, что это — плохая примета, и я избавился от этого символа предательства. К сожалению, это мне мало помогло…

О вопросах мироздания, эволюции, религии

А теперь воспарим в высшие сферы.

Вы скажете: «Пусть тут ломают голову философы, естествоиспытатели. Это их хлеб, а вам, филологам, надо просто жить и честно делать своё дело». Но ведь многие люди об этом задумываются! Вот в «Анне Карениной» эти мысли, неразрешимость загадок бытия, настолько истерзали Левина, что он был на грани самоубийства. Позвольте и мне немного пофилософствовать.

Долгие годы меня вполне устраивал материализм. Довольно скоро, однако, пришло осознание того, что ведь даже клетка — мельчайший элемент живого организма — настолько сложна, что, сколько бы миллиардов, триллионов лет тёпленькая водичка не плескалась в море под ласковым солнышком, а раскалённая лава не клокотала бы в жерле огнедышащих вулканов, живой клетки не возникло бы, а тем более — живого организма, где любой орган и его функционирование — нечто невообразимо сложное.

А может быть, жизнь занесена с другой планеты? Может быть. Но тогда другой вопрос: А как она возникла там?

В студенческие годы меня поразила своей чёткостью и законченностью «триада» немецкого философа Георга Гегеля, которая в моём упрощённо-примитивном понимании выглядела примерно так: 1-я стадия мироздания — «абсолютный (мировой) дух», некие нематериализованные законы природы; 2-я стадия — отчуждение «абсолютного духа», «развёртывание» его в природу, материю, — по законам, совокупность которых предшествовала материи; 3-я стадия — возвращение «абсолютного духа» к себе: материя (человек) открывает те законы, по которым на второй стадии была «развёрнута» природа. Так, например, Ньютон сформулировал три закона механики, которым подвластно любое движение на земле и которые в виде элементов «абсолютного (мирового) духа» существовали ещё до создания мира, и по которым он строился. Точно так, как здание строится по чертежу, созданному ранее архитектором. А кто же архитектор? Бог?

Парадоксально, но факт — «чем дальше идёт наука, тем более многочисленными и убедительными становятся доказательства того, что существует творческая и всемогущая премудрость» (Вильгельм Герцель).

Материалисты пытаются спрятаться за эволюцию.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.