Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

2

Около двух месяцев назад. Офис на 11 этаже Asia Tower в столице.

— Зачем ты устраиваешь этот цирк, Тхай? Чего ты хочешь добиться? Зачем эти игры? Генерал допустил ошибку, её уже не исправить. Нам необходимо продолжать начатое им дело. Наше движение и так в опасности. После приговора суда, мы потеряли практически всё. На выборах мы потерпели сокрушительное поражение. Лишь два мандата в парламенте! Два! А мы надеялись, что генерал станет президентом, в парламенте мы получим большинство и сможем заниматься реальными делами. Теперь же люди отвернулись от нас. И не только люди. Политики, финансисты, общественные деятели, которые раньше публично поддерживали нас, ушли в тень. Часть из них во всеуслышание заявили о том, что глубоко ошибались в генерале, в его идеях. Единицы, и слава Богу, что единицы, переметнулись к нашим политическим противникам. Несмотря на то, что после приговора прошло уже более полугода, в газетах постоянно обсуждается виновность Юонг Пака, в красках расписывается его жестокость и беспринципность. Нет теперь политика с именем Юонг Пак. Нет такой политической и общественной фигуры! В армии все от него отвернулись. Нам необходимо использовать все ресурсы для того, чтобы его идеи, которых и я, и ты придерживаемся, продолжали жить. Нам надо сменить знамя, оставив в целостности планы и идеи. Но Юонг Пака с нами уже не будет. То, что он совершил, поставило крест на нём как политике, а его сведёт в могилу. Я по настоящее время не понимаю, как это могло произойти! Это какой-то бред! Зачем ему понадобилось это убийство?! Зачем!??? И в это время ты пытаешься реализовать свои глупые идеи, хочешь доказать его невиновность. Лучшие адвокаты работали с делом генерала! Лучшие!!! А ты решила привлечь иностранных специалистов, заметь, никому не известных специалистов. И просишь их, чтобы они раскрыли правду. Неизвестную тебе правду! А возможно, добиваешься создания ими желаемой тобой правды. И тратишь на это огромные деньги. Я не понимаю тебя, не понимаю, почему ты так фанатично веришь в невиновность Юонг Пака. Я могу согласиться с тобой, что ожидать от него убийства безоружного, да ещё и женщины, невозможно, абсурдно. Он солдат и стреляет лишь по приказу в таких же солдат. Идея о том, что его подставили, мне тоже нравиться. Но кто? И, главное, почему Юонг Пак молчал с момента задержания и молчит по этому поводу сейчас. Его молчание расценивается как признание вины. Поэтому мы имеем, то, что имеем. Оставь свои глупые идеи и давай заниматься реальным делом. Генералу мы ничем помочь не можем.

— Куанг, я тебе уже говорила, что не остановлюсь. Я уверена, что генерал невиновен. Я не знаю, почему он молчит, но сделаю всё, чтобы узнать правду. И на это я трачу свои деньги, а не нашего политического движения. Занимайся тем, чем ты сейчас занимаешься. Ты же не зря был правой рукой Юонг Пака. И, надеюсь, ты добьёшься результата. Я же буду делать то, что решила.

— Ты ошибаешься.

— Ну что ж, это твой выбор. На всякий случай подготовь себя к разочарованию. Я не хочу, чтобы ты потеряла веру в себя и в наше дело, когда твои так называемые специалисты придут к тому же выводу, что и суд.

3

— Для чего же? — в ответ спросил я её.

— Мы хотим, чтобы вы изучили уголовное дело в отношении генерала Юонг Пака. Для упрощения вашей задачи, мы предоставим вам полный перевод материалов. По итогам изучения, мы хотели бы услышать ваше мнение о том, кто совершил преступление. Ваши услуги будут должным образом вознаграждены, — ответила Тхай.

— Вы с ума сошли?! Вы предлагаете мне изучить уголовное дело, расследованное и рассмотренное в суде по процессуальным процедурам другого государства. По процедурам, которые мне не известны. При этом вы предлагаете мне изучать материалы уголовного дела в переводе. Есть идиомы и формулировки, которые даже в переводе будут мне не понятны. Это может привести к неправильным умозаключениям и выводам. И это только первая проблема, — с возмущением ответил я.

— По всем возникающим вопросам, связанным с пониманием формулировок и идиом, вы всегда сможете обратиться ко мне и получить исчерпывающие ответы. Незнание вами процессуальных норм, действующих в нашей стране, не должно вас беспокоить. Нас интересует ваше мнение, ваши выводы, а также то, на чём эти выводы будут основываться. Остальное не ваша проблема. И, заметьте, за это я согласна заплатить вам сумму эквивалентную полумиллиону долларов, — прозвучал ответ.

— Идиотизм. У вас должна быть масса специалистов, которые дадут исчерпывающие ответы на все ваши вопросы. Вы забываете, что в ходе изучения материалов дела, часто возникает множество вопросов, возникает необходимость в уточнении данных, получении дополнительной информации. Для этого требуется находиться в вашей стране, знать язык, общаться с людьми, иметь доступ в государственные учреждения. И это только часть необходимого. Озвученный вами гонорар очень интересен, но я привык получать деньги за то, что я могу сделать и делаю. Вы же ставите передо мной невыполнимую задачу. Кроме того, если вы так подробно изучали мою биографию, то вам должно быть известно, что за последние пять лет я брался за уголовные дела лишь несколько раз. Я не практикую в области уголовного права, — ответил я.

— Нам это известно, — прозвучал ответ — но мы хотели бы работать с вами, вернее в том числе, с вами. Кроме вас мы обратились ещё к нескольким специалистам, каждый будет работать самостоятельно. Я считаю, что изучить уголовное дело и составить своё мнение по нему не должно составить для вас труда. Господин Талызин, вам не потребуется идти в суд или взаимодействовать с государственными учреждениями. Ваши выводы в дальнейшем, может быть, и будут использованы нами, но без ссылки на вас. — продолжала убеждать меня Тхай.

— Да поймите вы, — разгорячился я. — Работу, которую вы мне предлагаете, обычно выполняют частные детективы, но не адвокаты. Адвокат по определению нацелен на то, чтобы добиваться процессуального решения, будь то приговор суда или постановление о прекращении уголовного дела.

— Я всё же предлагаю вам обдумать моё предложение, — ответила она.

Хватаясь за последнюю соломинку, я обратился к спутнику Тхай:

— Господин… не знаю, как вас зовут, вы не представились, может быть, вы повлияете на свою спутницу?!

Он посмотрел на меня не понимающе. Тогда я повторил свой вопрос по-английски, поняв, что он русским языком не владеет.

— Меня зовут Чон Баль, — он непонятно почему улыбнулся, произнося это, — я лишь телохранитель и каким-либо образом воздействовать на решения госпожи Тхай не могу.

Я встал, подошёл к окну, открыл его, после чего закурил. Обычно я не курю в помещении, но сложившаяся ситуация была столь интересной и неожиданной, что я решил сделать исключение. Мне нужна была пауза. Итак, от меня требуется изучить уголовное дело. Это не такая уж проблема. Представить им своё мнение? Да легко. Только вопрос в том, какое мнение им необходимо? Моё или то, которое они покупают за полмиллиона долларов. Из их слов следует, что генерал Юонг Пак уже осуждён. Они же могут преследовать только одну цель — пересмотр его дела, любым способом добиться его реабилитации и восстановления его репутации. То есть хотят вернуть в политику, вернуть потерянные позиции. За Тхай стоят сторонники генерала, это понятно. Она сама проговорилась, что всё это необходимо «им», а не ей. Она лишь представитель. Это подтверждается и тем, что они согласны оказывать серьёзную помощь, в том числе при необходимости обратиться в государственные органы. Значит, сторонники Юонг Пака ещё утратили не все позиции, если утрачивали их вообще. Почему бы и не попробовать? Что я могу потерять, если соглашусь? И, самое главное, что я потеряю, если мои выводы их не устроят? Задачка! Опять же предлагаемый гонорар очень привлекателен.

Ещё не сформулировав решение, я выкинул окурок в окно (не люблю мусорить, но тут мысли были заняты совсем другим), сел в кресло и обратился к Тхай:

— Хорошо, я согласен. Но у меня есть несколько условий.

— Слушаю вас — ответила она.

— Во-первых, пятьдесят процентов озвученного гонорара должен поступить на мой счёт в качестве аванса в ближайшие дни. Вторая часть — после того, как я закончу работу. Все дополнительные расходы оплачиваются отдельно, в сумму вознаграждения не входят. Это может быть как оплата услуг специалистов, так и иные расходы. Во-вторых, ни вы, никто иной, не вправе влиять на сделанные мною выводы. В-третьих, кроме представления материалов уголовного дела на русском языке, с вашей стороны должна быть оказана помощь в предоставлении дополнительных ответов на мои вопросы, для чего необходимо связываться с вами по электронной почте. И эти ответы должны поступать в мой адрес оперативно. Скорее всего, вам придётся нанять частных детективов, чтобы получить необходимую информацию. В-четвёртых, я вправе не сообщать вам свои предварительные выводы по ходу работы. Вам я предоставлю лишь конечное мнение. Ваше несогласие с ним не освобождает вас от выплаты окончательной суммы вознаграждения и не повлияет на сделанный мной вывод. Если вы согласны с моими условиями, я возьмусь за предложенную вами работу.