Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— В принципе, условия понятны, — ответила Тхай, — и я согласна с ними. Но я также хотела бы получить от вас ответ о том, кто является заказчиком уголовного дела, если вы придёте к выводу о невиновности генерала.

— Принято, — ответил я, — но и вы должны понимать, что сделанные мною выводы не будут иметь никакой юридической силы при процедуре пересмотра уголовного дела. Я вам представлю личное мнение стороннего человека, не более. И постараюсь это мнение обосновать. Свои выводы я представлю только вам.

— Договорились, — она улыбнулась. — Вы первый, с кем пришлось договариваться так долго.

— А сколько же у меня коллег? Они все из России? — спросил я.

— С вами десять человек. Каждый из разного государства. Я посчитала, что, изучив мнение разных специалистов из разных стран, я смогу получить объективный ответ на вопрос о виновности генерала — ответила она.

— Каков срок для выполнения работы? — спросил я.

— Не более семи месяцев, — ответила она. — Документы в Высший суд будут поданы не позднее декабря этого года. Но для их подготовки потребуется дополнительное время, так как мнения всех специалистов, либо одного из них, необходимо будет оформить в соответствии с законами нашей страны.

— Каков объём уголовного дела? — спросил я.

— Всё дело не превышает 3000 листов — ответила она.

— Так мало? Я думал, что расследование дела в отношении генерала было долгим и должно было быть более объёмным. Да и суд должен был длиться не один месяц.

— Вы ошиблись. — ответила Тхай. — Дело рассматривалось в суде чуть более двух месяцев. Когда вы ознакомитесь с материалами, вы поймёте, что рассматривать его более длительный срок было бессмысленно.

— Когда материалы дела поступят ко мне? И в каком виде? — продолжил я расспросы.

— Завтра, в крайнем случае, послезавтра, жесткий диск с делом, а также все материалы в печатном виде вам передаст Чон Баль. Одновременно он принесёт подтверждение перевода денежных средств на ваш счёт.

— Каким образом и с кем мне связываться по всем возникающим у меня вопросам?

— Вот адрес моей электронной почты, — она передала мне визитку, — по которому вы будете связываться со мной. Доступа к ней, кроме меня, никто не имеет. По всем вопросам вы должны связываться только со мной. На визитке есть номер телефона. В экстренных случаях вы можете звонить мне. Никто, кроме меня, не уполномочен вмешиваться в вашу работу.

— Остается решить один вопрос. — несколько неуверенно сказал я. После чего задал вопрос. — Каковы будут последствия, если мои выводы о виновности либо невиновности генерала в преступлении, за которое он осуждён, вас не устроят? Какие цели или какую цель вы преследуете, поручая мне изучение уголовного дела?

— Для вас единственное последствие — получение второй половины вознаграждения. — ответила она. — Остальное моё дело.

— Хорошо. Мне необходимо оформить соглашение. — ответил я на это. — Приходите завтра в это же время. Но, прежде чем вы уйдёте, я хотел бы услышать от вас ваши личные представления о генерале, в основном меня интересует его личность, ну и все, что вы посчитаете нужным сообщить мне.

— Генерал Юонг Пак — выдающаяся личность. — начала Тхай.

4

Около полутора лет назад. Камера предварительного заключения центрального следственного изолятора.

— Что произошло? Почему вы молчите? Как могло случиться, что вас обвиняют в совершении такого ужасного преступления? За два месяца никто, даже ваш адвокат не услышал от вас ни слова. — на достаточно повышенных тонах сказала Тхай, обращаясь к единственному мужчине, находящемуся в камере.

Последний сидел прикованным наручниками к металлическому столу. Типичная внешность для корейца. На вид ему можно было дать лет 40–45. Тёмные волосы с прожилками седины. Волевое лицо с высокими скулами и удивительно жестким взглядом карих глаз. Лицо чисто выбрито, благодаря чему виден длинный узкий шрам, идущий вниз от губы, и заканчивающийся практически у шеи. На нём была серая линялая роба, с белым ярлыком, пришитым в области сердца, на котором черным цветом вышиты какие-то иероглифы.

На вопрос Тхай, он никак не отреагировал. Лишь взгляд его устремился мимо неё, а губы сжались в тонкую полоску.

Поведение генерала Юонг Пака, а это был именно он, видимо разозлило Тхай. Её глаза гневно блестели, руки всё время теребили папку с какими-то документами, которые лежали перед ней. Она глубоко вздохнула, после чего вскочила со стула, и практически подбежала к генералу.

— Генерал, что всё-таки произошло в тот день?! Ни я, ни все остальные не понимаем, почему вы молчите. Я разговаривала с вашим адвокатом, он рассказал, что за два месяца следствия, вы не сказали ему ни слова. Вы не отвечаете ни на вопросы следователя, ни на вопросы адвоката. Вы отказываетесь разговаривать со мной, с Куангом. Ваша жена неоднократно звонила мне, чтобы узнать новости о вас, так как вы не написали ей ни одного письма, ни обратились к следователю с просьбой получить свидание с ней. Своим молчанием вы подогреваете слухи о вашей виновности! Люди стали бежать от нас! И это всего за два месяца! Мы теряем сторонников, скоро в нашем движении останется лишь горстка людей. Мы теряем поддержку населения. Восемь лет трудов псу под хвост. Генерал, вы просто не имеете права молчать в такое время. Люди должны знать правду. Хоть выборы и прошли, у нас есть пять лет для того, чтобы вернуть утраченное. Помогите нам и себе!

По глазам Юонг Пака было видно, что он внимательно слушает Тхай. Лицо же осталось беспристрастным. На её слова он никак не отреагировал. Это её совсем подкосило. По лицу Тхай было видно, что возмущение, которым она была переполнена, переходит в отчаяние.

— Как вы можете так поступать? — скорее прошептала, чем сказала, Тхай. На её глазах появились слёзы.

— Передайте жене, что так было надо. — неожиданно произнёс Юонг Пак. — Она должна понять, думаю. Со временем, поймёшь и ты.

— Что надо? Убивать? Или быть обвинённым в убийстве? Для чего? — спросила Тхай. — Что она должна понять? Что ваша жена должна сделать?

Но генерал больше не произнёс ни слова. Последующие полчаса Тхай безрезультатно задавала ему вопросы, пыталась убедить отвечать на них. Но Юонг Пак как будто превратился в статую. Даже его глаза перестали реагировать на её вопросы. Отчаявшись, Тхай нажатием кнопки вызвала надзирателя, который вывел её из камеры.

5

— Генерал, — продолжила, на минуту задумавшись, она, — личность неординарная. Если о нём рассказывать подробно, то суток не хватит. Если кратко, то получается следующее.

Он родился 24 марта 1974 года. Всего в семье было восемь детей. Он был шестым. Семья Юонг Пака была небогатой, им хватало на жизнь. Слава Богу, хватило и на образование всем детям. В 1980 году он поступил в муниципальную школу (бесплатную). В 1990 году окончил её с отличием. Особенно проявил себя в изучении математических наук, физики, химии. В школе занимался тяжелой атлетикой. После школы сразу поступил в школу младших офицеров. Так как школа предусматривала полное государственное содержание кадетов, конкурс был большой. Он его успешно прошёл. В 1994 году по её окончании направлен в 23-й пехотный полк командиром взвода. И в школе и последующем в армии постоянно занимался самообразованием, к 1998 году стал командиром батальона. В 1999 году отлично показал себя в ходе конфликта на восточной границе, удерживая свои позиции в течение недели до подхода основных сил. Ему было присвоено внеочередное звание подполковника и его назначали командиром полка. После этого он поступил в Академию Генерального штаба. Вплоть до 2005 года в его жизни не было ничего примечательного. Но именно в этом году о нём заговорили: он уже стал полковником, командиром 17 пехотного полка. Юонг Пак отлично провёл наступательную операцию в ходе двадцатидневной войны, в течение недели захватив ряд пограничных населённых пунктов. Его отличительной чертой было быстрое принятие решений, частое и неожиданное маневрирование. Генерал был очень требователен к разведке. Кроме того, очень много внимания уделял оперативному управлению войск, о чём по окончании войны написал книгу, которая принесла ему дополнительную известность, как среди населения, так и в военной среде. Подчинённые характеризуют Юонг Пака как спокойного, требовательного человека. Многие отзываются о нём, как об очень порядочном человеке. Плохих отзывов о нём я не слышала. После окончания войны Юонг Паку было присвоено звание генерал-майора, он был назначен начальником штаба 3-й армии. В это же время он женился на дочери своего подчинённого — командира одного из полков. Жена — Сон Ё Ни происходит из известной богатой семьи. Многие посчитали брак неравным. У них двое детей: две дочери.

В 2007 году Юонг Пак выдвигает концепцию модернизации армии. Он указывает на многочисленные недостатки в управлении армией, и, кроме того, на злоупотребления в среде высшего командного состава. Фактически генерал выдвинул обвинения в финансовых злоупотреблениях, а также вмешательстве армии в политические процессы в стране. Сильной поддержки в армейской среде на тот момент у него не было. Его поддерживали командиры среднего звена, но в высшей армейской среде он своим не стал. По поводу концепции Юонг Пака шли большие споры, результатом которых стала его отставка в 2009 году. Перед отставкой ему присвоили звание генерал-лейтенанта.