Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

После отставки, в 2010 году он создаёт политическое движение — «Достижение общих целей», которое в последующем оформляет в политическую партию. Им выдвинуты следующие идеи: необходимость реформирования экономики путём национализации крупных промышленных заводов, железных дорог, установления государственной монополии на добычу полезных ископаемых, пересмотра взаимоотношений с иностранными инвесторами, которым он хотел бы запретить право приобретения в собственность земельных участков и крупных заводов. Так же он считает необходимым обеспечить бесплатным образованием все слои населения, реформировать пенсионную систему и систему здравоохранения. В основном все его идеи направлены на развитие среднего бизнеса в стране и на увеличение благосостояния населения. В этой сфере он также предлагал ввести прогрессивную налоговую ставку.

Движение Юонг Пака сразу стало набирать популярность среди населения. К нему примкнули также крупные предприниматели и финансисты, которые считали необходимым исключить преобладание иностранного капитала в стране. В выборах 2012 года ни генерал, ни члены его партии не участвовали. В начале 2017 года он сообщил о своём намерении выдвинуть свою кандидатуру на пост президента, а также принять участие в парламентских выборах. Выборы должны были пройти в сентябре 2017 года. Я считаю, что у него были реальные шансы на успех. В июне 2017 года он зарегистрировался как кандидат, одновременно партия «Достижение общих целей» выдвинула своих членов для участия в выборах в парламент. 27 июля 2017 года он был арестован по обвинению в убийстве. 06 февраля 2018 года приговором суда признан виновным в совершении преступления, ему назначено наказание — 10 лет тюрьмы. Его также лишили всех наград и звания генерал-лейтенанта. Сон Ё Ни после заключения мужа проживает с детьми в одном из поместий своего отца. Ни генерал, ни она ни разу не дали интервью, ни разу не выступали в СМИ с комментариями по поводу произошедшего. Полная тишина.

Всё остальное, что вы захотите узнать, есть в материалах дела, а также в сети Интернет.

Понятно, — произнёс я, — тогда я жду материалы дела. До завтра.

6

Дом 15 по улице Островского, квартира 17. Мой дом. Тот же день.

Вернувшись вечером домой, я все ещё был в некоторой растерянности, а вернее расстройстве чувств. Предстоящая работа была мне интересна, но во многом неопределённа. Если мотивы Тхай можно было понять и объяснить, то обращение ко мне само по себе мало обоснованно, бессмысленно. Ей были необходимы специалисты из своей страны, и в большей степени сыщики, а не адвокаты.

Зайдя на кухню, я открыл холодильник, достал кусок говядины, картофель, лук, две банки пива. Семья на отдыхе, ужин приходится готовить самому. В процессе приготовления ужина, попивая пиво, я прокручивал всю ситуацию и пришёл к следующему.

Есть три варианта того, каким образом я буду выполнять порученную мне работу.

В первом случае, я могу не делать совсем ничего. Формально пролистаю материалы дела, потяну месяца четыре-пять, после чего с умным видом сообщу заказчику о том, что (конечно же, к моему глубокому сожалению) уголовное дело расследовано абсолютно полно, вина генерала полностью доказана, и больше ничего сделать нельзя. Обязательно в таком случае надо будет добавить, что я не специалист экстра-класса (о чём сообщал в ходе переговоров), поэтому Тхай может обратиться к другому специалисту, который может прийти к другому выводу. После этого получить вторую половину гонорара и забыть о генерале и его деле. Это будет абсолютно нечестно, но безопасно. И так, я уверен, поступит или уже поступили большинство специалистов, к которым обратилась Тхай. Недостатком этого пути является то, что он претит мне. Человек должен получать деньги за то, что он сделал, а не за то, что он сделал вид, что что-то сделал. Да и непрофессионально это будет.

Во втором случае, я могу установить для себя, что Юонг Пак не виновен. То есть решить это для себя безоговорочно и бесповоротно. С данной установкой я должен буду внимательно изучить уголовное дело и выискать факты, признаки или зацепки, которые позволят Тхай думать о том, что генерал невиновен. Представленный вывод можно будет сделать убедительным, высказав ей множество различных многозначительных гипотез и предположений. В данной ситуации я поступлю абсолютно нечестно в отношении Юонг Пака, так как мои выводы будут означать ложную надежду. В отношении Тхай это будет правдой, в которую она хочет верить. Прекрасно видно, что она уверена в невиновности генерала и лишь ищет людей, которые смогут ей подтвердить её же выводы.

Оба способа не грозят мне никакими последствиями, так как адвокат — это свободный художник. Сделанный вывод — это лишь моё мнение, которое может не совпадать и зачастую не совпадает с мнением и моих коллег, и обвинителя, и суда. Если Тхай в последующем обнаружить неправильность сделанных мною выводов, я всегда с честными глазами смогу ей указать на то, что мои умозаключения — это мои умозаключения, их непогрешимость я ей не гарантировал. Ну и конечно, обязательно принести ей извинения.

Но это будет нечестно. Да, и неинтересно. Я предпочитаю быть честным с самим собой. Да и клятвы, которые я даю, для меня не пустой звук. Сдав экзамен на адвоката, я дал кое-какие клятвы.

Третий вариант работы является самым сложным и трудоёмким. Необходимо будет полностью забыть о том мнении о виновности либо невиновности, которое мне навязывается. Просто взять и с холодной головой внимательно и последовательно изучить материалы дела. Изучить его не только с точки зрения содержания документов, которые будут представлены мне, но и оценить правильность их оформления. И в итоге попробовать сделать объективный вывод, который представить клиенту, вне зависимости от того, понравится он ему или нет. Последствиями для меня могут быть — потеря второй части гонорара и возможные проблемы, связанные с моей безопасностью (не все клиенты являются порядочными людьми). Ну что ж, будем работать честно.

Во время этих раздумий я умудрился не только приготовить ужин, но и съесть его. Поэтому я устроился у компьютера и решил внести некоторые правки в стандартное соглашение. Время покажет, правильно ли я поступил, взявшись за эту работу.

7

На следующее утро в 08 часов Тхай вместе со своим телохранителем пришла в мой офис. После взаимных приветствий, она устроилась на стуле, Чон Баль же дважды сходил к их автомобилю и занёс три коробки с материалами дела. После этого он вышел.

— Это все материалы, которые мы смогли получить, — сказала Тхай. — Часть документов, в том числе фото, таблицы продублированы на флешку, — продолжила она, передавая мне флешку.

— В таком случае я всё-таки попробую ещё раз отговорить Вас от этой затеи. — ответил я. — Поймите, вы избираете не совсем правильный путь, чтобы добраться до истины. Подумайте о том, чтобы нанять частного сыщика или нескольких. У них больше возможностей добиться результата.

— Я посчитала, что эта тема нами исчерпана, — прозвучал ответ, — передайте мне соглашение.

— Ознакомьтесь, — протянул я ей бланк договора, содержание которого было на русском языке и продублирована на английский — по каждому из пунктов я могу дать вам подробное пояснение.

Тхай взяла бланк договора, и, пробежав его глазами, подписала. Затем взяла второй экземпляр и также, не задавая вопросов, подписала его.

— Господин Талызин, я прекрасно владею как русским, так и английским языком, поэтому мне нет необходимости переводить содержание вашего соглашения, — произнесла она. — Жду от вас результатов.

После этих слов, она вынула из дамской сумочки документ и передала его мне. Это было платёжное поручение с отметкой банка. Пока я знакомился с ним, она сложила свой экземпляр договора в сумочку, встала и направилась к двери.

— До свидания, — сказала она, и вышла.

— До свидания, — ответил я в уже закрытую дверь.