Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Владимир Шорохов

Иллюзия

1. Иллюзия

Руслан не встретил охрану у входа в отель, несколько человек сидели за столиками и о чём-то разговаривали. Складывалось впечатление, что они ждут, когда придёт официант и примет у них заказ. Всё выглядело мирно и спокойно, если не считать серых стен, вдоль которых одиноко ходила женщина. Она посмотрела на вошедших, грустно улыбнулась и пошла дальше.

— Вы не против, если мы тут переночуем? — сразу ко всем обратился Руслан.

— Да, конечно же, они не против, — проворчал старик и направил инвалидное кресло к стойке ресепшена. — Нам номер на одного, — сказал он застывшему роботу. — А какой от тебя толк, железяка она и есть железяка. Ладно, ты, — он посмотрел на Руслана. — Отвези меня в ближайший номер и можешь меня там оставить.

— Знаешь, что, старик, катись сам, я тебе не слуга.

Руслан отпустил ручки и пошел к диванчику, что стоял у большой витрины. На улице стало темнеть, и фойе гостиницы превратилось в комнату мрака. Женщина продолжала одиноко ходить вдоль стен и как-то странно на них смотреть. Она то прижимала щеку к безликим шторам, то обнимала серую колонну, то замирала и долго смотрела по сторонам, словно потерялась и не могла понять, где находится.

— С вами всё нормально? — спросил Руслан, поднялся и направился к женщине.

— Не думайте, что я сумасшедшая, со мной всё нормально. Здесь были пастельные стены, светло-розовый оттенок, а тут темно-зелёный бордюр, внизу половое покрытие под цвет прошлогодней травы. А тут, — женщина задумалась, подошла к столику и, дотронувшись до него, сказала. — Не помню, кажется, цвет мебели был песочным, но могу ошибиться.

— Зато теперь все одинаково серо, и тут серо, и там тоже серо, какая замечательная серая палитра, какой идиот это придумал! — возмущённо спросил старик.

— Я.

— Вы? — удивился Руслан и внимательно посмотрел на эту странную женщину.

— Да, я ведь дизайнер 3D интерьера и как раз для этого отеля делала его. Сейчас всё серо, это загрузочный цвет. Вон, видите, по углам маленькие еле заметные шарики, они везде, куда бы вы ни посмотрели. Это точки ограничения пространства, по ним создается интерьер.

— Какой ещё к чёрту интерьер? — ворчливо спросил старик и, подкатив поближе, добавил. — Значит это вы все изуродовали?

— Нет, я ничего не уродовала, это так и должно быть. Серый цвет стен, мебели, одежды и даже зданий — это первичный цвет, как грунтовка. Тирапины, те самые шарики, что ограничивают пространство, очерчивают форму интерьера, а дальше в ход идут вот эти линии, которые мало кто понимает.

— У меня от них в глазах рябит, — возмутился АП и, закрыв глаза, затряс головой.

— Их не должны были видеть, это скрытый код, как видите, этот код везде, на мебели, одежде, на машинах, даже здания, и те имеют эти линии.

— Я что-то не совсем понимаю, что такое ваш интерьер? Ваши как их?

— Тирапины, — пояснила женщина.

— Да, тирапины, они как работают?

— Их задача состоит только в одном — ограничить пространство. Не думаю, чтобы вам понравилось налететь на невидимую стену. Они как бы углы куба, очерчивают его, а линии — коды, которые прописывает дизайнер…

— Так это вы намалевали эту фигню? — спросил АП.

— Не совсем, но в какой-то степени вы правы, да, это дело рук дизайнера.

— Но зачем они?

— Как уже сказала, это всего лишь код дизайна, как штрих код на товаре, что вы покупаете в магазинах. Я создавала интерьер по желанию заказчика, можно сделать все что угодно, вплоть до воздушного замка. Но чтобы придать дизайну реалистичность, перенести из компьютера в существующий интерьер, нужны тирапины, код интерьера, который прописывался в систему и ваш идентификационный чип.

— А он-то ещё зачем, у меня в голове и так паутина чужих нервов, и вы туда же хотите залезть? — проворчал старик и подъехал поближе к серой стене.

— Мы давно уже там, вы просто этого не замечали. Обратили внимание, что сейчас произошло?

— Что?

— После отключения электричества и выхода из строя системы все увидели реальный мир.

— Я так и знал, так и знал, — заругался АП и стукнул кулаком по колесу. — Я ведь говорил, что чип не может перегореть. Всему виной система! Что, дамочка, значит я увидел реальный мир, это он и есть? — старик развёл руками по сторонам.

— Именно. Это и есть то, что скрывала от вас система.

— Почему скрывала? — спросил Руслан.

— Видели в магазинах детские игрушки? Они цветные, верно?

— Верно, — ответил Руслан, ещё в разграбленном супермаркете обратил на это внимание и задумался, почему погремушки, кубики и еще много чего были не серыми, а цветными.

— Это всё потому, что ребенку вшивают чип маяка, а вот уже с трёх лет вшивается первый чип и с этого момента всё, что его окружает, меняется. У маленького ребенка кроватка цветная, так и должно быть, то же самое с одеждой и самой комнатой. Ребёнок ещё не в системе, и он видит всё как есть, впрочем, и родители тоже видят его предметы, как и ребёнок, поскольку на них нет кода.

— Что за бред больного, — возмутился старик и закашлял. — Какой чёрт всё это надо было придумывать?

— Тут несколько причин. Первая — так проще и дешевле, вторая — так быстрей и удобней.

— Удобней? То ли у меня синие брюки, то ли… словно их век не стирали, — добавил АП.

— Да, удобней. Есть дизайнеры интерьеров, я одна из них. Есть дизайнеры продуктов, зданий, одежды, они кругом.

— Но я так и не понял, зачем? — сказал Руслан и сел на кресло, что стояло около журнального столика.

— Экономия во всём. Зачем красить стены? Зачем расходовать краску и время? Достаточно нанести код интерьера на стену. Дизайнер создаст для вас такой интерьер, который вам понравится. Он будет красив на экране компьютера, но теперь остаётся перенести его в реальность. И тут в работу вступает система. Вы прописываете коды и загружаете интерьер в базу системы. А после всё очень просто. Ваши глаза видят код, но ваш идентификационный чип, что все время на связи с системой, получает команду и посылает сигнал вам в мозг, заменяя серые стены тем самым дизайном, что на картинке. Вы не сможете отличить реальность от того, что придумал дизайнер. Вы будете думать, что ваши стены покрыты рисунком бамбука, а мебель из велюра, а рубашка шёлковая. Система через чип сбросит в мозг тактильные ощущения, передаст запахи, вкус, он вас обманет, и вы будете довольны.

— Чёрт! — выругался старик.

— Это всё был обман? — растерянно спросил Руслан. — Хотите сказать, всё, что я видел раньше, это обманка, которую мне прописывала система в мозг, словно я какой-то компьютер?

— А вы и есть компьютер, только биологический, а он кластерный, — женщина кивнула в сторону застывшего робота. — Разницы нет. Всё, что нас окружает, это волны. Глаз их улавливает, а мозг расшифровывает. В чём разница между тем, что было раньше, и тем, что сейчас?

— Это обман…

— И да и нет. Вы получаете то, что хотели, разве не этого вы добивались? Вы шли в магазин, чтобы купить рубашку, зачем она вам? Холодно телу, а какого она цвета, рисунок есть? Это уже эмоции, ваше настроение. Вот и считайте, что дизайнер дарит вам настроение, ведь сама же рубашка никуда не пропала.

— Чертовщина какая-то, вы точно свихнулись, вы сумасшедшие, — проворчал старик и ткнул пальцем в серую стену.

— Нет, я не сумасшедшая, я дарила вам радость. И ещё посмотрите на плюсы. Вам не надо перекрашивать стены, если они, конечно же, не требуют этого с технической точки зрения. Можете купить любую мебель, у каждой мебели свой код. Нравится синяя обшивка? Нет проблем, вам продадут синюю, но в реальности вы купите то же самое, что и другой покупатель, только ему система пропишет кресло желтым, а вам синим.

— Стой-стой, — пробубнил АП. — Если так получается, то в магазинах рубашки все одинаковые, только система меняет их цвет и рисунок?

— Да, примерно так, но система не может изменить размер или дизайн предмета, она только накладывает поверх того, что уже есть своё, как бы дорисовывая.

— И я, чёрт подери, за это ещё плачу! — чуть ли не закричал старик.

— Да, каждый платит за настроение, разве должно быть по-другому?

— Моя жена заказала в спальне королевский интерьер, красиво получилось, мы с ней могли весь день проваляться в постели…

— Без подробностей, что ты там делал со своей куклой, — сказал АП и брезгливо поморщился.

— Мы любовались обоями, потолком, словно он был резной, а теперь получается, что всего этого не было, что всё это в линиях на стене, что всё это в системе, а мы смотрели картинки как по телевизору.

— Да, — спокойно сказала женщина. — Но ведь вам же это нравилось, верно, вы были довольны и счастливы, разве не так?

— Так, — согласился Руслан. — Но думать, что всё это обман… Одежда, мебель, машина, даже здания. Всё обман, иллюзия.

— Нет, это всё настоящее, только система это приукрашивает. Представьте, вы пришли домой, и вам захотелось сменить королевский номер на бунгало. Одним нажатием кнопки вы меняете интерьер. Даже мебель меняется. Нет, она, конечно же, та же, что и была, но цвет и фактура её изменится.