logo Книжные новинки и не только

«Внутренняя линия» Владимир Свержин читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Владимир Свержин Внутренняя линия читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Владимир Свержин

Внутренняя линия

ПРОЛОГ

«В корнях древ родословных зачастую находят тех, кого не смогли или не успели вздернуть на ветвях дерев придорожных».

Майкрофт Холмс
Май 1613

Буланый аргамак попытался взвиться на дыбы, но, удерживаемый крепкой рукой, затоптался на месте, нервно прядая ушами и раздувая ноздри.

— Никак, молния? — Князь Пожарский удивленно обернулся к воеводе Петру Елчанинову.

— Да откуда ж молнии взяться? Небо синехонько! Может, у зелейщиков [Зелейщики — изготовители огненного зелья (пороха).] негоразд какой случился?

— Да нет же! Молния, я тебе говорю, — вглядываясь из — под ладони в сторону ближнего перелеска, возразил князь. — Да таким змеем извернулась — страх Господень! Ишь, дым пошел! В дерево ударила.

Он резко вонзил шпоры в конские бока и пустил быстроногого скакуна в галоп.

С огромных валов Земляного города, увенчанных гребнем дубового частокола, послышались громкие приветственные крики. Городовые стрельцы, узнав любимого полководца, салютовали ему, точно царю.

Всего несколько дней назад честному люду было объявлено, что Земский собор назвал государем земли русской боярина Михаила Романова — патриаршего сына, но что для ратного люда дьячьи да боярские приговоры?

То ли дело князь Дмитрий Михалыч. За ним правда, за ним — сила!

Многие откровенно недоумевали, отчего это бояре, казаки и все прочие выборщики в один голос выкрикнули на царство безвестного юнца, ничем особым, кроме отца — патриарха да службы польскому королевичу Владиславу, не отличившегося.

Неподалеку от Сретенских ворот у расколотого надвое, охваченного пламенем толстенного дуба суетились люди с песком, водой и топорами. А чуть в стороне слышалось:

— А ну не замай! Сунешься — враз саблей попотчую!

— Кому там неймется кровь проливать? — нахмурился князь, грудью коня прокладывая себе путь через толпу.

Брови старого воина гневно сошлись на переносице.

В кругу бурно гомонящих стрельцов, поводя обнаженным клинком, стоял разбойного вида казак. Около него в продранной окровавленной рубахе — пленник. Руки его были туго стянуты за спиной.

— Эй, посторонись! Что тут деется? — въезжая в круг, прикрикнул князь.

— Ляха изловили! — пустился в объяснения кто — то из толпы. — Царь велел лазутчиков на дубу вешать, а энтот, вон, бирюком взъелся!

— Смерть ему! На пику! — послышался недовольный ропот. — Живота лишить! А ляха вздёрнуть!

— Кто таков?! — Дмитрий Михайлович смерил тяжелым взглядом ерепенистого казака.

— Люди кличут Варравою, — процедил тот. — А во святом крещении — Егорий.

— И отчего ж, Варрава — душегуб, ты цареву волю удумал нарушить?

— Рассуди по разумению своему, князь — надежа! В твои руки предаюсь. Ведь как дело было, — опуская высверкивающую золотой узорчатью саблю, начал бунтарь, — шляхтича этого к дереву поволокли, уже петлю через сук перекинули, а тут вдруг гром среди ясного неба, да этот дуб молнией и расшибло! То, как есть, — знак небесный!

— Знак… Тебе — то что за дело? — нахмурился князь — Иль указ уже не указ?

— Воля божья превыше воли земных владык.

— Экий толкователь выискался!

— Порешить! — ловя в княжьей усмешке сигнал для себя, загудела толпа, лишенная обещанного зрелища. — Покуда ляха вязали, он, паскуда, наших шестерых саблею достал! Что ж его теперь — миловать?!

— Правду говорят? — Пожарский обратил взор к избитому в кровь шляхтичу.

— Правду, — спокойно и даже чуть надменно подтвердил тот.

— По — нашему разумеешь. Стало быть, и прежде в этих краях бывал?

— Бывал.

— Да ты гордец! Как звать — величать?

— Францишек Згурский. Поручник хоругви панцирной Гонсевского.

— Вон оно как. Не орёл — птица, ну да и не зяблик. Что ж тут — то делаешь, поручник? Гетман твой без малого год, как отсель сбежал.

— Прибыл к царю Михаилу с посланием от короля моего, Владислава.

— Так, выходит, ты посол! — хмыкнул в бороду Пожарский. — Что — то почет тебе, друг ситный, не посольский.

— В том не моя вина.

— А ну расступись, расступись! — послышался рядом грубый окрик стременных. — Прочь! Дорогу государю!

— Царь! Царь! — зашептали в толпе.

— Гляди — ка, — пробормотал князь Дмитрий, — а соколок — то наш и впрямь птица немалая, коли сам помазанник божий со боярами прибыл глянуть, как сей молодец меж небом и землей ногами дрыгать станет. Не без подвоха тут дело…

— Заткнуть пасть негодяю! Не внимать речам крамольным! — разнеслось над дубравой. — А ну, разойдись! Разойдись без промедления!

— Кто посмел? Кто слову моему ослушник?! — с запальчивостью юнца выкрикнул государь всея Руси.

Толпа схлынула, не желая подставлять спины под нагайки царской свиты. Лишь казак с пленником да князь Пожарский с воеводою Елчаниновым остались на месте.

— Во здравии ли царь — батюшка? — склонил голову полководец.

Шестнадцатилетний самодержец, без году неделя на престоле, гневно вспыхнул, учуяв скрытую издёвку.

— Во здравии, — буркнул он. — Я велел лиходея сего повесить!

— Может, и велел, — согласился князь Дмитрий. — Да только ж и Господь свою волю изъявил.

Он указал на расколотый дуб с обуглившейся сердцевиной. Венценосный юноша нахмурился и закусил губу.

— Яви милость, великий государь! — склонил голову Пожарский. — Пощади сраженного врага! Ноне ж праздник всего царства Московского — день святого великомученика Георгия Победоносца. Он всем хоробрым воинам заступник.

— Ну а коли сей лях вновь против меня умышлять вздумает? Речами прелестными люд с пути истинного совращать, раздор и смуту в землях русских сеять?!

— А ты мне его отдай. Тем паче дуб и вся землица вкруг него в вотчине Пожарских значатся. Что до смуты — сам догляд за гоноровым поручником учиню. У меня не посмущаешь: раз уж Разбойным Приказом верховожу — вот пусть рубака сей там и состоит. Ежели честно служить будет — то по чести и хвала. А злодеяние удумает — так дыба всегда рядом. Что скажешь, шляхтич? — Князь перевел взор на Францишека Згурского, напряженно слушавшего речи сильных мира сего. — Будешь служить верой и правдой?

— Король Владислав приказал отправиться к их величеству. Велел оставаться под его рукою, пока от своей высокой особы не отошлет. Царь пожелал меня жизни лишить. Если тебе, князь, он главу мою отдаст, то, значит, быть по тому. Службой и жизнью буду обязан.

Царь Михаил недовольно оглядел присутствующих, стихших в ожидании государева слова. Он едва терпел князя Пожарского. Не любил за то, что князя обожало войско; за то, что князь бился с ляхами в часы, когда сам нынешний государь был жалован королем Владиславом в стольники; за то, что, обойдённый царскими дарами в час победы, крохами со стола попотчеванный, старый воин лишь хмыкнул да перекрестился. Ни словом не выразил досады и сожаления!

Боярский отпрыск Михайло Романов — безвестный родич последней, церковным законом не признанной, седьмой жены Ивана Грозного — по родовитости и тягаться не мог с Рюриковичем, ведущим свой род от младшего брата святого Александра Невского. А уж испытывать, чье слово весомее, юному самодержцу было и подавно не резон. Реши сейчас Пожарский кликнуть подмогу — и стрельцы, и жильцы, [Жильцы — избранная часть войска, жившая непосредственно при царском дворце.] и казаки вмиг схватятся за оружие. Тогда не помогут ни далекий гнев отца — патриарха, ни ближняя иноземная стража, ни увещевания думных дьяков. С какой бы радостью нынче государь отослал Дмитрия Михайловича куда подалее: на войну, а того лучше, в острог, да вот беда — без него как без рук. И ляхи, и татары, и шведы — все от царства русского послаще кус отгрызть мечтают.

— Хорошо, князь. Забирай, — после неловкой паузы вымолвил Михаил. — Быть по сему. В честь праздника исполню прошение твое. Но помни, шляхтич, коли милость мою презришь, коли черным наветом уста испоганишь, ковы злые удумаешь — казню без жалости. Мукой мученической умрешь!

Михаил Романов вперил в помилованного недобрый взгляд. Ему почудилось, будто в глазах пленника прочел он спокойную уверенность — жесткую и безучастную, словно и не государь земли русской, верхом на белом, не темней убранства ангельского; скакуне, стоял пред ним, а убогий ярмарочный шут.

Царь отвернулся, чтобы скрыть досаду.

— А я? Можно ль с хлопцами моими тоже в Разбойный Приказ? Ей — ей, не подведу! — быстро смекнув, на кого теперь изольется царский гнев, напомнил о себе Варрава.

— Отчего ж? По всему видать — удалец! Такие в деле всяко пригодны будут, — разгладив бороду, согласился Пожарский.

Не обронив и слова на прощание, Михаил Романов развернул коня и хлестнул его плетью, спеша оставить недоброе место.

— Вот так вот, Елчанинов. — Князь Пожарский обратился к молчаливому воеводе. — Я же говорил — молния! А ты — зелье, зелье… Божий знак ни с чем не спутаешь!

ГЛАВА 1

«Верующий слепо не узрит воочию».

Из «Апокрифов»
Середина октября 1923

Величественное здание страхового общества «Россия» немало способствовало украшению Лубянки. Совсем рядом, на Кузнецком мосту, давно переставшем быть мостом, располагалось великое множество небольших книжных лавочек. Совсем недавно здесь можно было встретить и благородную девицу, пришедшую за модным французским романом, и солидного профессора, читающего европейские научные журналы, и, конечно же, полуголодного студента, стремящегося отыскать среди плевел декадентской культуры зёрна социалистических идей. На благодатной почве России зерна взошли, и магазины по большей части пустовали. Новые хозяева торопились заполнить полки снедью и мануфактурой, а бесприютные книгочеи понуро бродили вдоль знакомых витрин, изредка разыскивая на уличных развалах, а чаще пытаясь недорого продать драгоценные, но мало кому теперь нужные тома.

Особняк страхового общества «Россия» по — прежнему сохранял надменный и величественный облик и царил над округой, казалось, неподвластный переменам. Но так лишь казалось. Кто — то из московских остряков запустил шутку, которую тихо повторяли те самые книгочеи, предварительно оглянувшись, не слышит ли кто чужой: «Скажите, а что в этом доме теперь находится Госстрах?» — «Нет, там находится Госужас».

«Объединенное государственное политическое управление» — гласила надпись у входа.

Молодой чекист в кожаной тужурке и поскрипывающей офицерской портупее поднялся из — за стола. По лестнице спускался председатель ОГПУ. Худое костистое лицо старого революционера выглядело встревоженным. Он едва кивнул на приветствие дежурного, и тот поёжился, словно цепкий холодный взгляд Феликса Эдмундовича Дзержинского распорол кожанку, а под ней — и грудь, чтобы понять, достаточно ли горячо сердце чекиста.

Но не это волновало Дзержинского. Он открыл тяжелую дверь и поспешно вышел из подъезда. По октябрьскому небу, суля долгий противный дождь, медленно тянулись грязно — серые тучи: «Пронесет или зарядит надолго?»

Он огляделся. У противоположного конца площади стоял автомобиль, на дверце которого, закрашенные черной краской, угадывались очертания двуглавого орла. Феликс Эдмундович быстро зашагал к мотору. Полы его длинной шинели развевались на ветру.

Он старался посильнее запахнуться в неё, чтобы сохранить остатки тепла, вынесенного из натопленного кабинета.

— Здравствуйте, дорогой Феликс Эдмундович, — донёсся из автомобиля негромкий голос с заметным кавказским акцентом. — Вы хотели меня видеть?

— Да, Иосиф Виссарионович. Если не возражаете, давайте немного пройдемся.

Собеседник председателя ОГПУ чуть заметно улыбнулся и вышел из машины.

— Что случилось? — спросил Сталин без обиняков.

— Неприятное известие. Сегодня председатель Реввоенсовета товарищ Троцкий отправился на охоту. — Дзержинский сделал паузу, верно, подыскивая слова. — Его автомобиль обстреляли.

— Лев Давидович жив? — В голосе секретаря Центрального Комитета Российской социал — демократической рабочей партии большевиков председателю ОГПУ послышалась надежда. Скрытая надежда на отрицательный ответ.

— Жив. Бандиты тяжело ранили водителя — некоего Александра Поповича, но и сам товарищ Троцкий, и ехавший с ним товарищ Самойлов имели при себе ружья. Они начали отстреливаться. На выстрелы прибыл из Немчиновки эскадрон дислоцированного поблизости кавалерийского полка. Правда, бандитов по горячим следам поймать не удалось — судя по всему, они хорошо знали местность и заранее подготовили себе пути отхода.

— Это очень плохо, Феликс Эдмундович. У нас под самым носом действуют непримиримые, закоренелые враги, а мы об этом узнаем слишком поздно. С таким положением дел нельзя мириться. Вы понимаете, о чём я говорю?

Дзержинский молча кивнул. Конечно. Ему, поставленному большевистской партией у рукояти карающего меча революции, лучше чем кому иному было понятно, какой вред молодой республике способно нанести криминальное отребье и замаскировавшиеся контрреволюционеры. Но самыми опасными были вчерашние товарищи, которые, распробовав вкус абсолютной власти в дни гражданской войны, теперь готовы были обратить завоевания революции в подножие собственного трона.

— Сейчас, в преддверии шестой годовщины нашей великой Революции, когда здоровье Ильича подорвано жестокой раной, смерть председателя Реввоенсовета была бы плевком в лицо всей партии большевиков, всему государству рабочих и крестьян. Основателя Красной Армии и кузнеца ее ратной cлавы вот так вот запросто убивают какие — то подонки прямо за столичной околицей!

— Всё это так, Иосиф Виссарионович…

— Но, с другой стороны, — продолжал Сталин, поглаживая темные с рыжиной усы, — настораживают определенные детали. Посмотрите, кто находился рядом с товарищем Троцким в момент нападения? Какой — то попович…

— Но это фамилия.

— Фамилии тоже с неба не падают, Феликс Эдмундович. С кем отправился на охоту наш уважаемый наркомвоенмор? [Народный комиссар по военным и морским делам — должность Л.Д. Троцкого в годы гражданской войны.] Кто такой этот товарищ Самойлов? Он что, большевик? Может быть, он сидел с нами по царским тюрьмам? Гнил на каторге? Нет! Он бывший царский генерал, приятель Деникина и Корнилова. А если бы пули заговорщиков достигли цели? Нам что же, говорить мировому пролетариату, что председатель Революционного военного совета убит во время охоты вместе с царским генералом?

— Что же вы предлагаете, Иосиф Виссарионович?

— Феликс, дыма без огня не бывает. Конечно, следует отыскать и достойно покарать врагов революции, покусившихся на жизнь нашего уважаемого товарища Троцкого. Но прежде всего необходимо разобраться: что такое была эта перестрелка? Настоящее преступление или только инсценировка?

— Коба, ты полагаешь, что Троцкий, предвидя смерть… — председатель ОГПУ замялся, — Ленина, пытается таким образом подчеркнуть свою значимость?

Сталин опять едва заметно усмехнулся:

— Я не хочу подозревать в такой низости председателя Реввоенсовета. Но обратимся к фактам. Бандиты точно знали, когда и где проедет автомобиль наркомвоенмора. Грамотно разместили засаду. Открыли огонь, но попали только в шофера. С другой стороны, опытных боевиков так легко удалось отогнать выстрелами из пары двустволок. При этом, заметь, тоже не причинив вреда.

— Но прибыл эскадрон…

— Это тоже очень подозрительно. Не слишком ли быстро прибыл? Не ожидал ли он заранее приказа. Почему бойцы сразу не отсекли нападавшим путь к отступлению? Почему дали уйти?

Следует проверить, не причастен ли к делу бывший генерал Самойлов… — Сталин задумался, — а возможно, и другие бывшие офицеры, которые теперь скрывают это?

Не имеем ли мы дело с большим и разветвленным заговором?

Дзержинский молча кивнул. Он понял, к чему клонит собеседник.

— Еще какие — то новости? — спросил Сталин.

— Да. Речь идет об исследованиях профессора Дехтерева…

Начало мая 20ХХ

На темной глади монитора всплыло улыбающееся лицо виртуальной красавицы:

— Милорд, к вам Кристиан де Ладоннель. Утверждает, что вы его вызывали.

— Пусть войдет, — откладывая в сторону посверкивающий золотым пером «паркер», ответил Джордж Баренс.

Дверь приоткрылась, и в нее быстрым шагом уверенного в себе человека вошел мужчина, внешность которого довольно плохо сочеталась со строгим твидовым костюмом. Куда больше гостю пошла бы обтягивающая мощный торс кольчуга, а двуручная секира довершила бы образ сурового викинга, потомком которых, собственно говоря, и был виконт Кристиан де Ладоннель.

— Присаживайся, Крис. — Джордж Баренс указал на кресло.

— Насколько я понимаю, речь идет о командировке? — ответив на приветствие, поинтересовался Кристиан.

— Верно.

— Судя по тому, что меня отозвали из кадрового резерва, намечается что — то серьезное.

— Возможно.

Виконт бросил заинтересованный взгляд на старого знакомого. Лорд Джордж Баренс, общеизвестно, был одним из корифеев агентурной работы Института Экспериментальной Истории и признанным светилом отдела разработки.

— Возможно? — переспросил Крис.

— Именно так. О том, насколько все серьезно, вам как раз и предстоит узнать.

— Далеко отправляться?

— Нет, совсем рядом. Сопредел — рукой подать. Первая четверть двадцатого века.

— Действительно неподалеку. Но… — де Ладоннель пожал широкими плечами, — я же работал в отделе Средних веков.

— Мне это известно, — постукивая по столешнице оперением «паркеровской» стрелы, подтвердил Баренс. — Но из агентуры Института вы лучше других вписываетесь в оперативную легенду. Необходим человек скандинавской наружности с располагающим, добродушным лицом и чуть наивным взглядом.

— Разве у меня наивный взгляд?

Лорд Джордж улыбнулся, пропуская вопрос мимо ушей:

— Говорят, последние два года вы занялись медициной?

— Не совсем. Знаете, травы, акупунктура…

— Да — да, это как раз то, что нужно.

— Для чего нужно?

— Для кого. Для сотрудника Красного Креста. Вы направитесь в Россию. Сейчас нас очень интересуют два момента. Момент первый. На сегодняшний день в Москве образовалась развилка, грозящая коренным образом изменить ход истории.

— Впрочем, как всегда, — ухмыльнулся виконт.

— Не перебивайте, Крис. В базовой реальности, как вам должно быть известно, председатель Реввоенсовета Троцкий в октябре двадцать третьего года поехал на охоту, где сильно промок, промерз и тяжело заболел. У него поднялась криптогенная температура, сбить которую врачам не удавалось несколько месяцев, поэтому второго человека в государстве большевиков отправили на отдых к теплому морю. Далее, в результате интриги он не был своевременно извещен о смерти Ленина, не прибыл на его похороны, что позволило его непримиримому сопернику Иосифу Сталину захватить власть в Советском Союзе. Так вот, в этой реальности Лев Троцкий жив, здоров и даже не думал болеть. Он произнес очень впечатляющую речь на похоронах вождя революции и воспринимается как его естественный наследник.

Брови над яркими синими глазами Кристиана удивленно приподнялись.

— Я еще не договорил, — видя реакцию оперативника, продолжил Баренс. — Конечно, такой поворот событий и сам по себе достоин пристального внимания Института. Паукам в банке сейчас предстоит вцепиться друг в друга. Но данный факт — всего лишь полбеды. Вот, полюбопытствуйте. — Лорд Баренс открыл папку скоросшивателя и протянул виконту несколько газетных листов. — Это выпуски «Ленинградской правды» и «Красной газеты». Читайте там, где отчеркнуто.