Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Знакомы мы с ним были только с армии, но, попав в одну часть, а потом и в роту, с удивлением обнаружили друг в друге много общего. Достаточно было того, что оба мы были из Питера, технари, и даже жить умудрились в одном районе, до этого, впрочем, так и не встретившись. Исходя из круга интересов, которые тоже совпадали, были у нас и общие развлечения, одно из которых я описал выше. Компами и пивом мы, впрочем, не ограничивались. Периодические картинговые заезды, спортивное ориентирование, походы, вот только маленький список мероприятий, который мы с успехом пополняли все новыми и новыми забавами. Хотя и было несколько вещей, которых мы сторонились в силу того, что нахлебались досыта. Первым был пейнтбол во всех его разновидностях, начиная от простого пластикового шарика, заполненного краской, и заканчивая страйкбольным боезапасом, способным с легкостью не то что синяк поставить, а и зуб выбить. Лично я в эти игры наигрался и не понимал, зачем забивать свой и без того краткий досуг беготней по подвалам и помойкам, только лишь с целью влепить шариком с краской в мягкое место противника. Не любили мы и парашютный спорт. Против куполов, конечно, ничего не имели, но количество прыжков за спиной говорило: хватит с нас этого. Ходите по земле, так удобнее.

С мыслью о скором ништяке я спешно покинул здание аэропорта и, запрыгнув в автомобиль, принялся выруливать со стоянки.

— С вас триста рублей, — тут же нарисовался подозрительный тип в куртке-кожанке и неуместной в такую жару вязаной шапке.

— С какого перепуга? — возмутился я. Парковочный талон, полученный на въезде от умной машины, лежал на всеобщем обозрении на торпеде моего автомобиля.

— За стоянку. — Мой новенький «фольксваген» тут же окружило еще несколько парней плотной комплекции, так же, как и их приятель, одетых не по погоде, и выражение их физиономий не сулило ничего хорошего. Вы думаете, я вышел из машины и раскидал этих шантажистов, раздавая тумаки направо и налево? Черта с два, на дурака нарвались. Драться можно с одним, ну с двумя, но когда количество противников превышает твои возможности вдвое, а то и втрое, лучшее, что тебе светит, это испорченное лакокрасочное покрытие седана, в худшем больница, а и то и реанимация.

Вновь окунувшись в недра своего кошелька, я вытащил на свет пару мелких купюр и, бросив их через окно, оскалился:

— Кушайте.

— Эээээ, мало, — возмутился вымогатель, но я, воспользовавшись замешательством бандитов, исправно кормящихся у аэропорта и не привыкших встречать сопротивление или проявление креативности, вдавил педаль акселератора в пол, мысленно поблагодарив себя за то, что в автосалоне, как мне ни рекомендовали все возможности и приемистость автомата, заказал механику.

Добрый немец утробно заревел, вздернув стрелку тахометра почти до красной зоны, и, оставляя на асфальте черные полосы горелой резины, рванул с места, вжимая меня в мягкое сиденье. Почти космонавт при старте, а увидеть бесящие рожи в зеркале заднего вида так вдвойне приятнее. На шоссе я выбрался уже без приключений и медленно покатил в сторону виднеющегося поста ДПС. В голове вертелся, отстраиваясь и шлифуясь, план сегодняшних мероприятий. Настроение, испорченное шефом и гопниками, начало потихоньку улучшаться, и я даже принялся насвистывать песенку из старой советской комедии про вечного студента Шурика, человека пытливого ума, но наивного и стремящегося идеализировать всех, кто его окружает. Я даже не успел заметить, как здоровенный тонированный субурбан, пристроившись позади меня, плотно сел на хвост и принялся слепить дальним. Вспышка, еще, потом снова. Водитель короля дорог явно что-то от меня хотел, но только что? Вроде бы я не в крайней левой, где любят гонять различные высокопоставленные и просто малолетние балбесы, втихую стащив ключи от автомобиля отца. Уступать не надо, сигналов типа проблескового маячка и рева сирены я не наблюдаю. Твою мать, бандиты. Неужели те самые, что пытались развести меня на деньги на выезде с парковки. Им показалось мало, и они снарядили погоню! Я вдавил педаль газа, вновь пуская автомобиль в стремительный бег.

Вот что значит кипящий мозг в преддверии выходных. Ради трехсот рублей снаряжать погоню, да еще на таком авто — мелко плавают, но в тот момент в голову мне это почему-то не пришло. Ясно было одно, знакомых людей на таких авто у меня в помине не было, и, следовательно, ничего хорошего от знакомства с водителем и пассажирами внедорожника мне не светит. Пассажиры были наверняка, почему так решил — интуиция, простое предположение — неважно. Мне так и представлялась картина, позаимствованная из лихих девяностых. Распахивающиеся настежь двери с тонированными стеклами, и из недр автомобиля появляются здоровенные мужики, каждый килограммов под сто пятьдесят и под два метра ростом. В руках у них биты, бейсбольные. Необходимый, по моему мнению, аксессуар, который имеет при себе каждый уважающий себя рядовой боец преступной группировки. Им же и череп расколоть, и мячик отбить, и вообще вещь многофункциональная, самодостаточная, и выглядит эстетично.

— Нет, — прошипел я, — так просто вам меня не взять.

Перекинув «кочергу» вправо, я вновь вдавил педаль, заставив автомобиль еще плотнее прижаться к дорожному полотну.

Так, что теперь? В милицию? А стоит? Номера мои они точно переписали, так что найдут с легкостью. У них наверняка и базы гаишные, и связи. Нет, сразу в прокуратуру или еще куда покруче. Там народ серьезный, так просто законопослушного гражданина, избирателя и честного налогоплательщика в беде не оставит. Черт, что я несу?! Да кому я нужен кроме собственного налогового инспектора? Лихорадочный мысленный штурм был отложен на ужо, а передо мной встала дилемма: либо остановиться и попытаться объясниться, подрезал я, может, его, а народ у нас нервный, либо «тапку» в пол и валить, чтобы не огрести проблем.

Путь в город я отверг, уходя вправо к развязке кольцевой. Замечательное место для тех, кто хочет оторваться от погони. Дорога, уходящая на незаконченный КАД идет до последнего момента ровно, а потом резко расходится на два рукава, уводящие потоки в разные части города. Если ехать в одном направлении прямо, на приличной скорости, а потом резко вильнуть, то противник в гонке почти наверняка останется с носом. Пока доберется до съезда, пока развернется и помчится мне вдогонку, я успею затеряться в толпе и влиться в городской поток, уйдя по ответвлению. Отличный план, просто замечательный. Убедившись, что внедорожник, переставший, правда, моргать и теперь стремящийся просто догнать меня и, очевидно, прижать к краю дороги, я уверенно повел свой автомобиль в сторону развилки. В поворотах я его, конечно, сделаю, но на прямой мои шансы сводились к полному и безоговорочному нулю, так что финт ушами, задуманный мною ранее, был единственным действенным способом сбросить преследователей.

Развилка стремительно приближалась, вырастая справа, как набегающий грозовой фронт. Сто метров, семьдесят, двадцать, я рванул руль, заставив автомобиль взвизгнуть покрышками, и, вновь утопив педаль газа, понесся по серпантину. Получилось, да еще как получилось. Впрочем, радовался я рано, за секунду до начала ликования в зеркале вновь появилось хищное рыло внедорожника, зловеще поблескивающее хромированной решеткой радиатора.

— Дьявол! — Я воткнул следующую скорость и стремительно, без предупреждения, вклинился в общий поток. Слава богу, без происшествий, посигналили мне, да и только. Авария на такой скорости равна смерти, так что погубленных душ за мной не было. Тонированный субурбан, проделав тот же трюк, подрезал красную легковушку. Та, пойдя юзом, зацепила грузовую «газель», и позади меня сквозь открытые окна и воющий ветер послышался грохот и скрежет железа.

— Бинго. — Я зло сплюнул в окно. Мои преследователи показали, что церемониться не намерены. В процессе стихийно возникшей погони мысль о том, что из-за тех сотен за мной будут гоняться по городу, отпала сама собой. Соображалка, попытавшись включиться на полную катушку, принялась вычленять детали, которые могли привести к столь странным последствиям. Но, несясь по асфальтовой дороге и обдумывая все случившееся, я раз за разом заходил в тупик. Денег я ни у кого не занимал, так что вариант появления нежданных кредиторов, возжелавших получить все, да еще с процентами, можно было смело вычеркивать. Людей я, конечно, не любил, но ввиду этого и ссориться с ними не собирался. С чужими женами не спал… Недоброжелатели? У кого их нет, но чтоб такие настырные? Может, я что-то обронил, и «добрый самаритянин» за рулем импортного внедорожника любыми средствами пытается отдать мне потерянное? Нет, конечно, нет. Уж очень методы радикальные. Может, догнали какие старые грешки, замыленные за давностью лет, но как я ни напрягал память, ничего толкового и вписывающегося в концепцию припомнить не смог.

В кармане задергался телефон, высветив номер шефа.

— Здравствуй, Дмитрий, — послышалось из трубки. — У тебя все нормально?

— Замечательно, — взвизгнул я. В голосе моем сквозила истерика, но любимый начальник продолжил, предпочитая, видимо, не замечать тональности.