logo Книжные новинки и не только

«Кольцо нибелунгов» Вольфганг Хольбайн, Торстен Деви читать онлайн - страница 1

Вольфганг Хольбайн, Торстен Деви

Кольцо нибелунгов

1

ЗИГЛИНДА И КОНЕЦ ВОЙНЫ

Этой ночью легко было обмануться в собственных ощущениях. Зиглинде не пришлось сильно утруждаться. Она улеглась на меха, сложенные в дальнем углу, и закрыла глаза. Дорога, которая могла спасти ее от безумия и страха, вела в царство сна.

Мерцающий отблеск пылающих стрел, бивших о шатер, словно жаркий огонь, казался ей мягким светом костра. Сернистый запах горящей человеческой плоти превратился в запах жарившегося на углях вепря. Жалобные голоса воинов, умирающих на поле боя, звучали для Зиглинды как постанывания страстных любовников, а суета кричавших и бегавших вокруг шатра солдат воспринималась королевой как радостный народный праздник.

Зиглинда дышала медленно, делая глубокие вдохи. Сердце уже не выпрыгивало из груди. Судорожно сжатые руки разжались. Она ждала окончания этой войны, этой битвы, этой ужасной бойни. Теперь уже никто не думал ни о победе, ни о поражении. Дело было совсем в другом. Главное — спокойствие, которое нужно было восстановить. Всем нужно было спокойствие. Спокойствие и мир. Мир — для того чтобы обработать поля вокруг Ксантена. Мир — для того чтобы обеспечить кормом скот, ведь иначе он не переживет приближающуюся зиму. Мир — для того чтобы зачать детей, которым суждено родиться на свет следующим летом.

Чья-то рука грубо отдернула в сторону полог, закрывающий вход в шатер. Зиглинда невольно сжала рукоять кинжала, спрятанного под мехами. Если это враг, решивший утвердить свою победу, обесчестив королеву… что ж, он найдет здесь лишь мертвое тело.

В шатер вошел богатырь. Кольчуга из металлических пластин была перевязана кожаным ремнем, изорванная рубаха так пропиталась кровью и грязью, что казалось, будто этот человек минуту назад вышел из Утгарда, [Утгард — в сканд. мифологии окраинная часть мира, населенная великанами и чудовищами.] царства зла.

— О мой король! — Зиглинда резко вскочила и бросилась в объятия супруга.

Зигмунд крепко прижал жену к себе, опустив голову на ее обнаженное плечо. Его косы растрепались, и Зиглинда, уткнувшись лицом в его волосы, почувствовала, что он дрожит. Король Ксантена пах потом, кровью и несчастьем поля битвы, на котором его войска сошлись с войсками Хъялмара.

Зиглинда услышала, как за ее спиной из руки Зигмунда что-то упало на землю, но не решилась высвободиться из его объятий. Они не произнесли больше ни единого слова.

Раздался треск: пальцы Зигмунда впились в ткань платья на спине королевы, и тонкая материя разорвалась. Это по-прежнему был сон. Ее сон, благодаря которому она пыталась изгнать реальность, просто закрыв глаза и сделав вид, будто того, что не должно было случиться, так и не случилось.

А Зигмунд хотел разделить с ней этот сон в последний раз.

Зиглинда по-прежнему сжимала в руке кинжал, и, когда Зигмунд разорвал ее платье, разрезала ремень, удерживающий остатки его доспехов. Кольчуга с грохотом упала на землю к их ногам. Под платьем на женщине ничего не было: когда Зиглинда, несмотря на его приказ, поспешила из замка на поле боя в этой простой одежде, она помнила о последнем долге, который могла бы отдать своему возлюбленному.

Он грубо и в то же время устало бросил ее на меха. Его благородное лицо, поросшее давно не чесанной бородой, искривилось от боли, когда он стянул с себя рубаху. Королева увидела его раны. Следы от мечей, стрел, ножей, укусов диких собак, которых привели с собой войска Хъялмара. Раны никто не обрабатывал, и некоторые из них уже загноились.

Королева хотела встать, помочь ему… Однако выражение, появившееся на его лице, заставило ее замереть. Вид обнаженного женского тела, мерцающего в тусклом свете, успокаивал его, дарил ему иллюзию мира. Ему нужна была помощь ее души, а не ее рук. Зигмунд смотрел на жену с такой же любовью, как и в тот день, когда он попросил ее руки. Тогда ей только-только исполнилось семнадцать. Он мог бы завоевать сердце любой принцессы в любом соседнем королевстве: Ксантен был сильной и гордой страной и в Ксантене был сильный и гордый король. Однако этот король выбрал ее — дочь простого графа.

Зиглинда думала, что он хочет воспользоваться ее юным телом, а потом, как только найдет для себя подходящую королеву, бросит ее. Однако, даже зная об этом, она не могла отказать ему. И все же ей посчастливилось увидеть неописуемое выражение невероятной чистой любви на его лице. В тот же день они обручились, и в ту же ночь она стала его женщиной.

Когда Зигмунд склонился над Зиглиндой, она попыталась провести рукой по мускулистой груди мужа. Ей было трудно, потому что она боялась коснуться его открытых ран.

Наконец ее пальцы нашли родинку в углублении между ключицей и левым плечом.

— Моя королева, — хрипло прошептал Зигмунд.

Он говорил не о ее титуле, не о ее положении. Все это не имело для него никакого значения. Главным тут было слово моя. Она была его королевой.

А затем она впустила его в свой сон.

Просто поразительно, насколько быстро их тела нашли друг друга, насколько по-прежнему слаженными были их движения, словно ее здоровое тело исцелило раны короля. Зиглинда впитывала не только его любовь, она избавляла его от боли, страха и отчаяния. Она никогда не знала тела другого мужчины, и ей этого никогда не хотелось. Зигмунд был ее королем, ее мужем, ее жизнью. Они занимались любовью с отчаянием двух людей, которым оставался только такой способ попрощаться, людей, чье время истекало.

Их время действительно истекло.

Зигмунд едва успел достичь пика наслаждения и его мышцы еще не успели расслабиться, когда у шатра послышались удары рукоятью меча о щит. Король Ксантена встал, двигаясь осторожно, чтобы случайно не сделать больно своей возлюбленной. Он поцеловал ее соски, как всегда делал после занятий любовью.

Зигмунд надел штаны и, слегка прихрамывая, вышел из палатки.

Это был Лоренс, его верный военачальник. Левую руку, чуть ниже локтевого сустава, ему отрубило вражеским топором, но это лишь ненадолго заставило его покинуть поле боя. Лоренс тоже знал, о чем сейчас идет речь. О Ксантене.

Воин не осмелился взглянуть на покрытое потом обнаженное тело королевы, белевшее в полутьме. Он с удивительным спокойствием смотрел своему королю прямо в глаза.

— Они идут.

Зигмунд знал, что это значит. Это был не простой набег датских войск, которые в продолжение многих месяцев нападали на Ксантен, пытаясь завоевать королевство. Речь шла о решающей битве. Наверняка войско Хъялмара получило подмогу, о которой говорили разведчики.

Зигмунд устало протер руками глаза и перевел взгляд за спину Лоренса.

Диск солнца медленно поднимался над холмами. Самого солнца еще не было видно, но его лучи уже освещали горизонт.

И горизонт ожил.

Казалось, в их сторону движется черная волна. Волна из тел — люди и кони, железо и кожа. Крики приближающегося войска накатывались на поле боя, словно прибой. Кивнув, Зигмунд глубоко вздохнул, наполняя легкие утренним воздухом. Зиглинда никогда не видела, как король и его воины готовятся к битве. Она рассматривала карты, но даже не пыталась научиться их читать. Все, что королева узнала об этой длившейся уже три года войне с Данией, она прочитала по отметинам на теле своего супруга и теперь понимала, что ничего хорошего не происходит.

Хъялмар тайно собрал огромное войско, взяв себе в союзники племена фризов и наемников из южных королевств. Ходили слухи, что он заключил договор с древними богами. Возможно, его поддерживали даже исландцы. Хакан из Изенштайна всегда отличался непредсказуемостью. Соседние королевства не вмешивались в их войну. Таков был древний закон. Чтобы встать на сторону победителя, нужно дождаться конца войны. Саксы, бургунды, франки — все они закрыли свои границы и прислали своих шпионов.

Взгляд Зиглинды остановился на предмете, выпавшем из руки Зигмунда.

Это был Нотунг. Меч богов. И он был сломан!

С самого начала династии, когда предки Зигмунда заложили первые камни, основав Ксантен, Нотунг был символом королевства. Легенда гласила, что этот меч спустился в столбе огня прямо из Асгарда [Асгард (др. — исл. ограда богов-асов) — в сканд. мифологии место обитания богов, небесная крепость, построенная великаном.] и, сопровождаемый громом Тора, ударился о землю. Он был слишком большим и неудобным для человека, поэтому десять лучших кузнецов перековывали его десять дней. Десять дней он тлел, сохраняя жар огненного столба. А затем его принесли в дар королю Рутгеру.

Меч богов — сильный, непобедимый, гибкий — стал символом Ксантена. Вот уже три поколения он украшал герб королевства вместе с орлом, который расправил гордые крылья над великолепным клинком меча.

А теперь грозное оружие было сломано. Под рукоятью, приспособленной для двух больших мужских ладоней, треснуло лезвие. Оружие утратило свое величие, став тусклым и тупым. Если Зиглинде нужен был еще какой-то знак, то это был именно он.

Зигмунд снова взглянул на супругу. Любовь, которая могла удержать его рядом с ней, спряталась глубоко внутри.

— Время пришло.

Зиглинда не кинулась к мужу, умоляя его остаться. Со слезами на глазах она протянула руку к платью, лежавшему на земле.

— Ты станешь ее мечом и щитом, — приказал Зигмунд своему лучшему воину.

В другой ситуации Лоренс запротестовал бы и настоял на том, что он должен отдать жизнь, воюя плечом к плечу со своим королем. Но он знал, что Зигмунд просит его о высочайшей услуге — сохранении королевского рода Ксантена.

— Мы скроемся в замке и разошлем гонцов с просьбой о пристанище во все соседние королевства, — пообещал храбрый воин.

Зигмунд покачал головой.

— Замок падет, как только мы проиграем, а из королей никто не решится на то, чтобы укрыть законную королеву Ксантена от воинов Хъялмара. Вам нужно бежать — бежать в неизвестность. Никто не должен узнать ваши истинные имена. Спрячьтесь у Регина, кузнеца моего отца. Он живет в верховьях реки, в пяти днях езды на лошади.

— Что же теперь будет? — спросила Зиглинда, которая встала, прикрывшись платьем.

Зигмунд посмотрел на нее в последний раз.

— Если я сумел одарить тебя тем, в чем нам так долго отказывали боги, Хъялмару придется дорого заплатить. Возьмите сломанный меч и храните его до великого дня отмщения. Для этого ты должна жить.

Не дожидаясь ответа, король отвернулся и направился к своему разбитому войску, чтобы повести его в заранее проигранный бой. Склонившись над павшим воином, он взял меч из его руки и пошел навстречу смерти.

— Я не хочу жить без тебя, мой король, — прошептала Зиглинда.

Она научилась владеть своими чувствами. Трон был ценнее любви, и трон требовал сейчас, чтобы она рассталась с Зигмундом. Она боролась с собой. И проиграла.

— Зигмунд! — закричала Зиглинда и бросилась к выходу вслед за мужем. На поле боя, в смерть. Куда угодно, только чтобы еще хоть пару секунд побыть рядом с ним.

Лоренс поймал женщину здоровой рукой и удержал ее в шатре. Вскоре она прекратила сопротивляться. Ее сердце было разбито. Ноги у нее подкосились, а рыдания перешли в плач.

Спустя немного времени Лоренс отпустил королеву и заглянул ей в глаза, которые от слез утратили свой блеск.

— Я сделаю все, чтобы выполнить приказ моего короля. Если ваше горе столь невыносимо, разрешите мне ударить вас, чтобы лишить сознания. Когда вы придете в себя, мы будем уже далеко отсюда.

Его предложение было странным, но Лоренсу, к сожалению, не пришло в голову ничего лучше. Он от всей души хотел помочь королеве, но понимал, что ему сейчас не найти слов, дабы облегчить ее страдания.

Зиглинда вытерла слезы тыльной стороной ладони.

— Мой король никогда не осмеливался поднять на меня руку, и я не дам тебе такого права.

Лоренс пожал плечами. В его груди билось сердце простого солдата, и он готов был сделать все, чтобы выполнить приказ своего господина. Он завернул сломанный меч в кусок кожи и перевязал его ремнем, лежавшим на земле, а затем снял свою кольчугу и плащ с гербом Ксантена. Наконец, Лоренс сменил свой богато украшенный меч на простой меч воина. Несмотря на увечья и раны, он действовал ловко и сосредоточенно.

— Моя королева, за шатром стоят лошади. Нам нужно скакать к реке, чтобы по берегу направиться на юг. Вы готовы?

— Зиглинда, — ровным голосом ответила королева, расправив плечи. — Я уже не королева. Называй меня Лина, как это делала моя няня.

Лоренс изумленно посмотрел на женщину. Он понимал, что сначала нужно привыкнуть к мысли о том, что ему придется обращаться к своей королеве как к равной. Помедлив, воин кивнул.

— Лина.

Крики с поля боя приближались, и воины Хъялмара вот-вот могли ворваться в лагерь. Лоренс разрезал мечом шатер и сказал, чтобы Зиглинда следовала за ним. Они нашли шесть лошадей с попонами и кожаными уздечками. Лоренс выбрал двух лошадей серо-коричневой, как разрыхленная земля, масти. Затем он подал Зиглинде правую руку, чтобы помочь ей забраться на спину лошади, но она покачала головой и сама вскочила в седло.

Им приходилось скакать очень быстро, чтобы датчане не заметили, что королева Ксантена сбежала. Направляясь к реке, они проехали еще несколько сотен шагов вдоль поля боя, а потом устремились прочь, на восток. Как только беглецы выехали из-за шатров, они погнали лошадей бешеным галопом. Королева видела, что никто из воинов Ксантена не пытался покинуть поле боя, не пожертвовав своей жизнью ради собственной страны.

В этот момент Зиглинда спросила себя: может, она тоже должна была умереть там, рядом с Зигмундом, выполняя свою клятву оставаться верной ему до смерти и после смерти? Нет! Ее смерть не имела бы никакого смысла. Она дала бы датским войскам лишь еще одну голову, которую насадили бы на копье. Королева Ксантена должна жить, пусть это будет жизнь ради мести.

Солнечный свет постепенно возвращал миру его краски. Зиглинда научилась ездить на лошади еще до того, как начала ходить. Несмотря на свою хрупкую фигуру, она управляла лошадью решительно и уверенно. Лоренсу тоже не мешала потеря руки. Правой рукой он вцепился в уздечку, а культей левой руки поддерживал равновесие.

Хотя Зиглинда пыталась вести себя хладнокровно, ей не удавалось сосредоточиться на предстоящей дороге. Все мысли королевы были только о Зигмунде. Она слышала, что некоторые женщины чувствуют укол в сердце, когда их супруг погибает в бою. Но это, по мнению Зиглинды, была пустая бабская болтовня, наивные речи придворных дам, которым вскружили головы любовные песни бардов.

Зиглинда знала, что Зигмунд уже мертв. Она не почувствовала этого скорбного мгновения, да и сама мысль о его гибели пришла к ней не в момент озарения. Она просто понимала, что остатки войска Ксантена безнадежно разбиты и что смерть короля для Хъялмара — это простейший выход из затянувшейся войны, наиболее удачный способ закончить вооруженное противостояние.

Порывистый ветер высушил слезы на щеках королевы. Она думала о том, чтобы призвать на помощь богов. Но где были боги последние месяцы? Похоже, Ксантен уже давно лишился их милости. Поражение не могло быть знаком справедливости Одина. Если боги знали об этой войне, но допустили ее, значит, они были подлыми и несправедливыми.

Может, Хэнна действительно права? Хэнна, одна из придворных дам Зиглинды, недавно была застигнута королевой за молитвой — перед крестом! Зиглинде, честно говоря, было все равно, каким богам молилась Хэнна, но в потоке слов, которыми та защищала свою новую веру, Зиглинда расслышала много удивительного.

Бог этих… христиан, так они себя называли, был всеблагим. И всепрощающим. Он не искал отмщения за пороки людей. Его милость была не произволом, а справедливостью. Его царство было царством мира, в котором мед и девы ждали не воинов, а справедливых.

Свист Лоренса отвлек Зиглинду от тягостных мыслей. Солдат кивком головы указал на юг. Они доехали до опушки леса, через который за полдня можно было добраться до Ксантена. Однако сейчас им придется покинуть изъезженные повозками дороги и двигаться к Рейну глухими тропами. Зиглинда была рада, что день уже начался. Сейчас они, по крайней мере, могли скакать достаточно быстро, в отличие от ночи, когда придется ехать с большой осторожностью.

Руки Зиглинды судорожно сжались на уздечке: она подумала о том, что жители замка, скорее всего, даже не узнают вовремя об исходе битвы и будут совершенно не готовы к тому, что воины Хъялмара прорвутся за городскую стену. Судя по рассказам с границы, войско Хъялмара не пощадит слуг короля. Таков был военный закон — убивай на своем пути каждого, чтобы боялись все. Ни у одного военачальника не хватало времени завоевать уважение побежденного народа. Ему нужно было править, держа народ в страхе, и делать это до тех пор, пока страх не утомит людей, а забота о полях и скоте станет для них более важной, чем забота о законной власти.

Сейчас лошади ехали уже довольно медленно, и Зиглинда могла поговорить с Лоренсом.

— Кто этот Регин, о котором говорил Зигмунд? — спросила она.

— Говорят, что он потомок одного из кузнецов, которые выковали Нотунг из дыхания Одина. Он долгое время делал оружие для отца Зигмунда, но когда Хендрик умер, Регин покинул Ксантен, и никто не знает, куда он направился.

Зиглинда немного пригнулась, уклоняясь от низко свисающих ветвей деревьев.

— И мы можем ему доверять?

Несмотря на опасность, подстерегавшую их в случае промедления, Лоренс остановил коня и посмотрел королеве прямо в глаза.

— С этого дня вы никому не должны доверять! Слышите? Ваша жизнь… осталась в прошлом. Вам придется выдумать красивую ложь и рассказывать ее как можно убедительнее. Любой благородный человек, который встретит вас, будет введен в искушение золотом, обещанным Хъялмаром за вашу голову. И у вас, кроме призыва быть благожелательным к вашей судьбе, нет ничего, что можно было бы противопоставить этим деньгам.

Зиглинда хотела было возразить, но Лоренс еще не закончил.

— Когда настанет день, — сурово продолжил воин, — и вы поймете, что можете жить без помощи Регина, вам придется той же ночью перерезать ему горло. Ценность жизни этого человека меньше опасности, которая будет таиться в его знании.

Не дожидаясь ее ответа, он развернул лошадь и поехал вперед.

Королева, которая уже не была королевой, последовала за ним. При этом она задумалась, а не знал ли слишком много сам Лоренс и не следовало ли убить и его тоже? Лоренс уже ответил для себя на этот вопрос.


В последние недели Рейн переполнился. Широкая река медленно несла свои воды на северо-запад, к морю. От мелких проток с застоявшейся водой исходил гнилостный запах, который, казалось, навис легкой дымкой над поверхностью реки.

В стране больше не было рек, которые бы имели такое большое значение, как Рейн, и столько бы сделали для укрепления королевства. Товары из Рима и Византии плыли по Рейну до самого моря, откуда на кораблях перевозились в северные земли. На его берегах разрослись пышные виноградники, и их забродившие плоды давали вино не хуже, чем у франков. Рейн служил королевству водным путем, который никто не мог преградить ни войной, ни интригами. Блокируя Рейн, любой король остановил бы приток крови в собственную страну, и именно поэтому между Ксантеном и Бургундией уже много поколений не было войны.