logo Книжные новинки и не только

«Декабрьская оттепель» Жаклин Топаз читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Жаклин Топаз Декабрьская оттепель читать онлайн - страница 10

— Я глазам своим не поверила, увидев, что ты приготовила суп, — заметила Лайза. — Но потом поняла: ты хотела нас удивить, и вот результат!

— Катись к черту! — выкрикнула Мерри и тут же захотела откусить себе язык. — Извини, я не со зла.

— Давайте пойдем в «Макдональдс»! — пискнула Стеффи. Драм поморщился.

— Давайте не пойдем, — возразила Лайза.

Дверной звонок разрядил обстановку, хотя это мог оказаться всего лишь надоедливый продавец косметических товаров или участков на кладбище. Вытирая руки кухонным полотенцем, Мерри пошла открывать.

Первым ее приветствовал щенок с взлохмаченной шерстью и блестящими глазами, сидящий на руках покрытого грязью человека, который лишь отдаленно напоминал респектабельного Дейва Эндерса. По меньшей мере сходились рост и серые глаза. Об остальном лучше умолчать.

— Прошу извинить за такую грязь. — Пришелец оставался стоять на крыльце. — Он вырвался от меня, я побежал за ним, и вот…

— О, посмотрите! — бросилась вперед Стеффи. — Это для меня? Можно, я возьму его на руки.

— Не трогай эту пакость! — подскочила к дверям Лайза. — Стеффи, ко мне сию минуту!

У Дейва был встревоженный и виноватый вид.

— Наверное, мне следовало сначала прослушать записи на автоответчике, а?

Мерри глубоко втянула в себя воздух, но от этого неряшливая фигура перед нею не растаяла как дым и она решила попытаться спасти то, что еще возможно.

— Дейв, познакомься, пожалуйста, с моей сестрой Лайзой и ее будущим мужем Драмом Хеймсом. — У Мерри пока не хватало мужества взглянуть ему в глаза. — Друзья мои, где-то под слоями этой грязи скрывается Дейв Эндерс, мой… — она едва не поперхнулась, — мой жених.

Реакция Драма подтверждала наихудшие опасения. Он старался вести себя вежливо, но его ноздри раздувались от неприязни. Для первого впечатления о доме Мерри нельзя было придумать ничего хуже.

— На самом деле все это имеет рациональное объяснение, — сказал Дейв. — Вы не против, если я сначала немного приведу себя в порядок?

— Мы будем вам глубоко признательны. — Лайза увела Стеффи в гостиную.

Пока Мерри устраивала щенка в кладовке, Дейв сходил в машину и вернулся с чемоданом в руках. На пути в ванную он пояснил:

— Я всегда вожу с собой комплект чистой одежды, так что все будет о'кей!

Обстановка совсем осложнилась, когда Стеффи оказала неповиновение. Она помчалась в кладовку играть со щенком, который обнюхивался с настороженным Лодырем. Коты Домосед и Бродяга поспешили скрыться. Мерри отряхнула платье девочки и вернула ее в комнату.

Появился Дейв с влажными прилизанными волосами. Во всем остальном он выглядел совершенно по-деловому, в костюме от дорогого портного.

— Во-первых, прошу извинить меня за вторжение. — Не спрашивая разрешения, он подошел к бару. — Во-вторых, друзья, позвольте мне предложить вам выпить. Кто что предпочитает?

Он, обратила внимание Мерри, намеренно вел себя как дома. Быть ему за это признательной или, наоборот, рассердиться?..

— Теперь пора кое-что объяснить.

Дейв стоял за спинкой кресла, в котором сидела Мерри. Он не был ей виден, но его близкое присутствие волновало ее.

— Так уж получилось, что я владелец очень породистого колли. Мерри знает. В порядке услуги одному из друзей я согласился, чтобы мой Забияка стал отцом чистокровных щенков.

Даже на Лайзу этот факт произвел некоторое впечатление:

— Они должны стоить кучу денег.

— Да, и это великолепные животные. — Дейв сумел установить такой тон общего разговора, будто встретились и беседуют старинные друзья. — Я возвратился из служебной поездки вчера поздно и, к сожалению, не дал себе труда прослушать записи на автоответчике. А сегодня утром, проезжая мимо, заглянул к приятелю.

— Надеюсь, вы не привезли это животное для Стеффи? — строго посмотрел на девочку Драм.

— Не совсем так. — Ответ в мысленном переводе Мерри означал: «Да, но я не знал, что вы будете здесь». Мерри была признательна Дейву за то, что он взял на себя задачу хитрить и увиливать, освободив ее от этой обузы. — Итак, я приезжаю к другу и узнаю, что один из щенков лишен слуха и его собираются усыпить.

— Какая жестокость! — ужаснулась Лайза. — Я не отношусь к тем, кто обожает собак, но для чего псу слух, собственно говоря? По телефону разговаривать, что ли?

— Если причина генетического порядка, то никто не захочет, чтобы порок передавался новым поколениям животных, — объяснил Дейв. — Однако возможно, это просто несчастный случай. И еще: если собака растет как домашний любимец и не предназначена для разведения, то какая разница? Поэтому я и привез щенка к Мерри, чтобы она взглянула на него как специалист: нет ли у него еще каких-нибудь недостатков.

— Я хочу, чтобы он был мой! — Глаза Стеффи засверкали. — Его зовут Пудлз, и он мой.

— Пудлз? — Драм схватился за голову. — Лайза, прошу, объясни, что это невозможно.

— А почему бы нам не перекусить сначала? — Мерри услышала, что к дому подъезжает машина Нетты. — Может быть, бабушка накормит Стеффи и поможет ей выкупать Пудлза, пока мы будем разговаривать?..

Не дожидаясь общего согласия, Мерри бросилась на крыльцо.

Пролетело несколько суматошных минут. Нетта сразу же оценила обстановку и решила заняться девочкой. Драм и Лайза не успели оглянуться, как их удобно разместили на заднем сиденье серого «мерседеса».

— Если не возражаете, мы заедем перекусить в один из моих любимых ресторанов. — Дейв мягко тронул машину с места. — Он находится в отеле «Оприлэнд».

— Замечательно, — обрадовался Драм. — Это один из интересующих меня объектов, я хотел осмотреть его в ходе нынешнего визита.

Мерри откинулась на спинку сиденья и решила молчать всю дорогу. Мужчины же тем временем обсуждали проблемы бизнеса. По крайней мере, как заметила она, Драм, видимо, уже проникся уважением к деловой хватке Дейва. Первые негативные впечатления от знакомства, кажется, начали рассеиваться. Слава Богу.

Когда они приехали, Мерри заметила, с каким вниманием все отмечает Драм. Они вошли в огромный застекленный внутренний двор, известный под названием Оранжерея. Прежде Мерри не приходилось бывать внутри здания, и оно очаровало ее. Оранжерея оправдывала свое название. Здесь было много деревьев, цветов. Били фонтаны. Как в ботаническом саду. Бросив взгляд наверх, Мерри насчитала пять жилых этажей с номерами. У каждого свой балкон с черными чугунными перилами в колониальном стиле.

— Вот мы и на месте. — Дейв проводил своих гостей по дорожке к кафе «У Ретта», где столики были вынесены наружу. Официант выдвинул кресла перед дамами. Драм с удовольствием отметил, как аккуратно сервирован стол; прислушался к журчанию фонтанов.

— Очень мило. — Он помахал в воздухе меню. — Наиболее успешно работающие отели никогда не забывают об эстетике!

— В том и состоит тонкость гостиничного бизнеса, не так ли? — заметил Дейв. — До известной меры вы стремитесь создать единообразие, чтобы деловой человек везде чувствовал себя дома, и в то же время придаете картине краски местного колорита.

— Совершенно точно. — Драм быстро просмотрел меню. — И раз мы заговорили о локальном колорите, я закажу себе омара по-конфедератски.

После того как официант принял заказ, Драм принялся расспрашивать Дейва о его делах. Мужчины беседовали, а Мерри про себя молилась, чтобы все прошло гладко.

Действительно, похоже было, что утренние неприятности забыты. Звон хрустальных бокалов, появление на столе закусок и аперитивов, подобранных Дейвом, гул голосов, доносящихся с соседних столиков, — все это успокаивало и убаюкивало.

Публика была прекрасно одета, и Лайза с любопытством оглядывалась по сторонам. По наблюдениям самой Мерри, женщины следовали последней моде, как в Нью-Йорке, только, пожалуй, не так слепо.

— Ты знаешь, если я в шляпе, то мне не по себе, но леди вон там, в углу, смотрится в шляпе неотразимо. Правда, она величественна, как королева Елизавета? — прошептала Лайза на ухо сестре.

Мерри взглянула в сторону группки пожилых дам, сидящих за дальним столиком. Женщина, о которой шла речь, сидела к ней спиной. Видны были только широкое поле шляпы, превосходно сшитый жакет и прядь волос, серебрящаяся на затылке. Затем дама повернулась боком, и Мерри едва сдержала восклицание. Она тихонько толкнула ногой Дейва. Смотреть на него Мерри не осмеливалась, но почувствовала, как он обернулся и замер на полуслове.

— Кто-нибудь из знакомых? — осведомился Драм, когда пожилая дама глянула в их сторону.

— Да, как ни странно. Моя мать. — Дейв встал, когда она его заметила. Для Мерри время остановилось, посторонние шумы превратились в шепот, пока дама, извиняясь перед собеседницами, вставала из-за стола и направлялась к компании сына.

А может все обойдется, убеждала себя Мерри, хотя горло словно сдавила чья-то сухая рука. Знакомство, представление друг другу, немного общих фраз…

Но Мерри не приняла в расчет свою старшую сестру.

Первыми словами Лайзы, обращенными к миссис Эндерс, были:

— Я так рада познакомиться с вами! Я в восторге от того, что ваш сын женится на моей сестре и становится членом нашего семейства!..

9

— Не поняла, простите! — Доброжелательно-невозмутимое выражение на лице Сейры Эндерс уступило место открытому изумлению.

— О, извините, я должна была сначала представиться. Сестра нашей Мерри — Лайза.

— Рада познакомиться. — Сейра явно включила автопилот — испытанный за долгую жизнь образец правильного поведения даже в самой щекотливой ситуации.

Дейв представил матери собравшихся. Мерри боялась поднять на него взгляд. Это она вовлекла его в эту авантюру. Она лишь надеялась, что Сейра Эндерс поймет ее, когда сын ей все объяснит.

— Не присоединишься ли ты к нам? — Он предложил матери свое кресло.

— О, пожалуйста! — выкрикнула Лайза, тогда как Мерри поморщилась, желая сестре провалиться сквозь пол.

— Боюсь, мои друзья будут на меня в претензии. — Миссис Эндерс повернулась к Мерри, и не было никакой возможности избежать ее прямого взгляда. — Дорогая моя, я так рада за вас с Дейвом.

Мерри поблагодарила, а в ушах ее все еще звучало: «Я так рада за вас с Дейвом». Как вежливо, корректно сказано, и абсолютно ни к чему не обязывает.

Размышляя об этом, Мерри оказалась захваченной врасплох новым заявлением миссис Эндерс:

— Если вы еще не утрясли свои дальнейшие планы, то я хотела бы устроить прием по случаю вашей помолвки. По-моему, День святого Валентина вполне подошел бы. Дейв, очевидно, не станет возражать, если мы используем для этой цели его дом, верно, милый?

Дейв, видимо, войдя в роль, безмятежно заявил:

— Ты — сама доброта, мама. Я, конечно, не против. Драм, Лайза, считайте себя нашими первыми гостями.

Дождавшись, когда Сейра Эндерс удалилась за пределы слышимости, Лайза распалилась:

— Ты хочешь сказать, что она не знала?

— А как она могла знать? — Мерри не считала нужным скрывать раздражение. — Это должно было оставаться секретом, забыла?

— Ой, верно! — Лайза хлопнула себя ладошкой по лбу. — Какая же я дура! Мерри, Дейв, прошу вас, простите.

— Не за что прощать. Она все равно узнала бы рано или поздно.

Слова Дейва совсем ошеломили Мерри. Ей кусок не шел в горло, поскольку она твердо знала, что мать Дейва до сих пор бросает на нее изучающие взгляды через весь зал. Ну, по крайней мере, у Мерри за спиной никаких скандалов, как у той Синтии из давно забытых времен.

Сегодня вечером Дейв, несомненно, объяснил бы все матери. Но она уже сейчас, возможно, раздает приглашения и рассказывает новость подругам, что сидят с ней за столиком. Развязка надвигается совершенно ужасная, и Мерри охватила дрожь, несмотря на то, что в Оранжерее было тепло.

Она очнулась от размышлений, когда обед был закончен.

— Хотите посмотреть мой дом? — поинтересовался Дейв. — Или перенесем это на более позднюю часть визита.

— Давайте посмотрим дом сейчас, — предложил Драм. — Дело идет к тому, что мне придется вернуться в Нью-Йорк в понедельник, то есть мы улетаем завтра вечером.

И на том спасибо, подумала Мерри, когда они шли к машине. Однако радость была преждевременна, так как сестрица не преминула добавить:

— Надеюсь, Стеффи не приросла сердцем к идее оставить щенка у себя. Мы же не можем взять его с собой.

Пытаясь скрыть свое возмущение, Мерри заметила:

— Стеффи может оставаться у меня сколько захотите.

— Очень мило с твоей стороны, но девочка моя в конце концов. — Лайза словно позабыла, как бросала ребенка на Рождество и еще на две недели потом. — Но мы вернемся через месяц на ваш прием. Это будет волнующее событие! Мне необходимо заказать новое платье. Твоя будущая свекровь — женщина благородных кровей. Я от нее в восхищении.

Никакого приема по случаю помолвки не будет, но под каким предлогом ее можно расторгнуть? Не пора ли остановить эту дурацкую игру и сказать правду? Но Лайза воспримет все как новое доказательство безответственности младшей сестры. Ну и ситуация!

А почему Дейв, черт бы его побрал, дал матери согласие на организацию приема? Неужели нельзя было объяснить ей позже все как есть?..

До конца дня Мерри ломала голову над поведением Дейва. Ему, кажется, доставляло удовольствие выступать в роли гостеприимного хозяина, показывать Лайзе и Драму все уголки своего дома, угощать их выпивкой и потешать забавными историями.

Только после расставания с гостями у отеля Мерри получила возможность поговорить с Дейвом без посторонних.

Глядя в окно машины, она сделала глубокий вдох и нырнула в омут.

— Дейв, почему ты…

— Твоя сестра очень привлекательна. И вполне подходит такому мужчине, как Драм. Но какая из нее мать? Ума не приложу, зачем она удочерила малышку. — Дейв остановил «мерседес» у светофора, нетерпеливо постукивая пальцами по рулю.

Мерри пожала плечами.

— Тем не менее, она сделала это. А говоря о матерях…

— Да, говоря о моей матери… Я сам был удивлен ее предложением о приеме. Должен признать это. — Он устремился вперед на зеленый свет. — Она отнеслась к сообщению весьма благожелательно…

— В этом-то все и дело…

На этот раз Дейв опять прервал ее:

— Я думаю, она ждет не дождется внуков. Мама уже почти потеряла надежду женить меня когда-нибудь.

Похоже, сегодня Мерри не суждено закончить одну-единственную фразу. Дейв умышленно затыкает ей рот?..

— Но почему ты позволил матери сказать такое? — Наконец-то, Мерри высказала то, что должна была. — Ты представляешь, какое унижение ей придется перенести, когда надо будет все отменять? Теперь она, вероятно, уже пригласила множество друзей.

— Но я вовсе не намерен отменять помолвку.

— Ты что, совсем спятил? — Мерри уже перестала заботиться о сохранении спокойствия. — Дейв…

— Не будем забывать, какова ставка в игре. — Она встретилась с ним взглядом, но глаза Дейва были непроницаемы. — Как воспримет Лайза, если мы откажемся от приема по случаю обручения? Ты хотела обмануть ее — тебе это удалось.

— Но я вовсе не собиралась обманывать миссис Эндерс.

— Моя мать любит детей. Она нас поймет!

Дейв улыбнулся.

Как раз в этот момент они подъехали к дому Мерри, и навстречу им бросилась малютка Стеффи, за которой следом спешила старая женщина.

Новая забота вытеснила в душе неприятный осадок от встречи с Сейрой Эндерс: как сказать девочке, что завтра ей предстоит возвращаться в Нью-Йорк.

Девочка приняла новость, как беду.

— Это надо обязательно? — В теплой кухне вымытый щенок Пудлз бросился всех обнюхивать. — Я могу взять его с собой?

— Пудлз должен остаться здесь, детка. — Дейв присел и потрепал собаку за уши. — Ты видишь, как ему хорошо здесь. А потом ты же вернешься к нам через месяц.

— Лайза что-то зачастила к нам в Нашвилл. — заметила Нетта. — Она что, вновь собирается приехать сюда?

— Она прилетит на прием в честь нашей с Мерри помолвки.

Дейв, ласкавший щенка, не мог видеть, как всполошилась старая женщина, но Мерри-то заметила.

— Ну, это не настоящий прием по случаю помолвки, — попробовала объяснить Мерри. — Просто Лайза так считает…

— Не слишком ли далеко вы зашли? — полюбопытствовала Нетта.

— Я никуда не поеду, — топнула ногой малютка. — Я остаюсь с вами и Пудлзом. Мамочка все равно заставит меня все время сидеть с няней.

Мерри горячо прижала к себе ребенка.

— Я тоже хотела бы, чтобы ты осталась, моя хорошая, но это невозможно.

Девочка спорила, возражала, умоляла, убеждала в течение всего ужина. Поговорить с Дейвом больше не удалось, он улизнул сразу же после ужина.

Надо было укладывать ребенка спать. Лайза должна была бы заниматься этим, подумала Мерри с горечью. Утихомирив наконец девочку, она спустилась вниз, где ее дожидалась Нетта:

— Что это за болтовня о приеме в честь помолвки?

Она внимательно выслушала объяснения внучки. Губы старой женщины подергивались, словно та подавляла усмешку.

— Что ты на сей счет думаешь? — спросила Мерри, закончив свой рассказ. — Сойдет ли нам это с рук или нет?

— Похоже, Дейв намерен завершить историю счастливым концом. — Нетта сделала глоток из чашечки с шоколадом. — Дейв, видимо, не хочет расторжения помолвки.

— Что, что? — Мерри пролила шоколад на кофейный столик и бросилась вытирать его с помощью салфетки.

— Думаю, он без ума от тебя, — продолжала Нетта. — Причем, как видишь, я не утверждаю, будто он заманивает тебя в ловушку. Просто, видимо, он пришел к выводу, что вы оба можете всерьез подумать о создании семьи.

Мерри покачала головой.

— Не представляю себе этого, Нетта. Если бы ты видела его дом. Там я никогда не смогла бы жить. Это все равно, что поселиться в Тадж-Махале!

— Если тебя останавливает только это, положение не так безнадежно, как тебе кажется. — Нетта поднялась. — Завтра я ожидаю вас пятерых к себе на завтрак.

Ночью Мерри долго лежала без сна, пытаясь разобраться в путанице мыслей и чувств. Надо решительно настаивать, чтобы Дейв раскрыл своей матери всю правду без утайки. Немедленно. Иного выхода нет. С этой мыслью она и уснула.


В воскресенье после завтрака у Нетты Дейв извинился и исчез, ссылаясь на ранее условленную встречу. Мерри вынуждена была сама отвезти гостей в аэропорт, пройти через бурное, со слезами, прощание со Стеффи. Она торжественно поклялась хорошо смотреть за Пудлзом до возвращения девочки.

Единственный лучик радости блеснул, когда Драм сказал на прощание:

— Она, вижу, страшно привязана к тебе, Мерри. Я колебался, когда Лайза предложила отдать девочку в школу в Нашвилле. Но идея, может быть, не так уж плоха.

Троица двинулась на посадку. Провожая их глазами, Мерри уже думала, что скажет Дейву: она собиралась звонить ему сегодня вечером. Однако при попытке дозвониться она снова наткнулась на автоответчик. Как только прозвучал пригласительный сигнал, Мерри бросила: «Позвони мне» — и повесила трубку.

Он не позвонил.

Вместо этого после бессонной ночи ее ожидал букет из дюжины красных роз на столе в служебном кабинете.

— Тайный воздыхатель? — спросил ее Билл, заглянув в дверь.

— Долго объяснять, — отмахнулась Мерри, глядя на цветы, как если бы это был чертополох.

— Между прочим, как твоя голова?

Должно быть, Сью рассказала мужу об инциденте на корте.