logo Книжные новинки и не только

«Декабрьская оттепель» Жаклин Топаз читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Жаклин Топаз Декабрьская оттепель читать онлайн - страница 2

Напускное безразличие тона Мерри ни на секунду не обмануло старую женщину.

— Он вызвал у тебя интерес, не так ли?

— Нетта! Это простое любопытство.

— Ха-ха. — Хозяйка дома достала из бара бутылку шерри и налила понемногу в искрящиеся хрустальные бокалы. — С Дейвидом Эндерсом ничего не бывает просто. Как и с тобой, моя милая девочка.

— Значит, ты его знаешь.

Мерри пригубила густое сладкое вино. Тепло большой кухни убаюкивало.

— Больше знаю о нем, чем его самого. — Старая женщина задумчиво разглядывала свой бокал. — Как и о его родителях. Отец уже умер. Ты слышала о гигантском концерне «Заводы Эндерса»?

Мерри стало не по себе.

— Ты имеешь в виду этот небоскреб на Томпсон-лейн? Вроде, они производят тяжелое оборудование и тому подобное?

— Они выпускают почти все, необходимое для всего, — прозвучал ответ. — В последние годы, я читала в газетах, концерн внедрился на рынок компьютеров. Мужчины этого клана настолько богаты, что тут же вскружили бы голову твоей матери, если бы ей посчастливилось познакомиться с кем-либо из них.

Или той же Лайзе, окажись она на месте матери, подумала Мерри, ощутив укол в сердце. Да, со своим отличным портным и опорой на мощь своего семейства, Эндерс соответствовал бы идеалу ее сестры. Только от собаки пришлось бы отказаться: Лайза терпеть не может животных.

Старая женщина продолжала:

— Но Джорджия — я просто не могу звать мою дочь Жижи, хотя она и замужем за французом, — Джорджия никогда не принадлежала к тому же кругу, что и Сейра Эндерс. Впрочем, только представь себе: они могли знать друг друга в юности — обе ходили в школу «Харпет-Холл». Однако Сейра, о, та была настоящей светской леди. Я не удивилась бы, узнав, что она и теперь всякий раз надевает шляпу и белые перчатки перед тем, как выйти на улицу. Готова побиться об заклад, что такая дама хотела бы видеть своего сыночка женатым на какой-нибудь дебютантке из элитного загородного клуба «Белль Мид».

— Что ж, у него элитная собака, — заметила Мерри.

Старушка рассмеялась и отодвинулась с креслом от стола.

— Узнаю мою любимицу! Никогда не встречала более практичного ребенка, чем ты была в детстве. И только небесам известно, как ты стала такой, как сегодня: столько тебе выпало испытаний.

— Я брала пример с тебя, — ласково улыбнулась Мерри. — А у него, видимо, и в самом деле прекрасная собака, если имя животному дали длиннее твоей руки. — Она начала убирать со стола, прежде чем Нетта успела подняться на ноги. — Ты готовила, теперь отдохни.

— Никогда не думала, что мне придется говорить об этом, но ты могла бы сделать намного худший выбор, нежели Дейв Эндерс, — заявила вдруг старушка.

Ее замечание прозвучало настолько неожиданно, что Мерри показалось, будто она ослышалась.

— Я вовсе не планировала выйти замуж за этого человека! Я только познакомилась с ним и, возможно, мы никогда больше не встретимся.

Слова звучали фальшиво. Вспоминались ленивая улыбка Эндерса, его властные манеры… Нет, такого трудно выкинуть из головы, даже после одной-единственной встречи.

— Я не из тех, кого легко сбить с толку, — сказала Нетта. — И не спешу обзавестись правнуком в соседнем доме. Но у этого парня, Эндерса, есть голова на плечах и собственное мнение, за что я его уважаю. Его имя все время мелькает на страницах газет; не ту, так другую проблему он нередко пытается помочь разрешить.

— Богачи постоянно делают пожертвования. Чтобы получить побольше налоговых скидок. — Годами прислушиваясь к разговорам друзей своей матери, Мерри переняла от них известную дозу цинизма. — Ну ладно, я вымоталась вконец. Спасибо за ужин, Нетта. Как всегда, все было сказочно.

На прощание они поцеловались. Мерри осталось сделать пару шагов до своего дома. До своих морских свинок и котов.

Дом выглядел сегодня каким-то пустынным.

Я жду Стеффи, твердо сказала себе Мерри. И — придет время — стану, конечно, ждать мужа. Однако он не будет похож на Дейва Эндерса, который живет в сверкающем, но непрочном мире, так безудержно влекущем к себе моих мать и сестру.

Задумавшись, Мерри долго сидела у елки, всматриваясь в ее мерцающие огоньки. Сердце переполнилось горько-сладостным чувством: она тосковала по юным дням и чего-то страстно ждала.

2

Утром в воскресенье Домосед разбудил Мерри, прыгнув к ней на постель. Еще сонная, она погладила кота, пощекотала его за ушами. Потом встала, позевывая, спустилась вниз, чтобы проглядеть страницы газеты «Теннесиэн» с комиксами и насладиться чашечкой кофе с тостами.

Пончики! Вот чего ей сейчас хотелось больше всего. У Мерри сохранилось не слишком много воспоминаний об отце, исполнителе песен в стиле «кантри», погибшем в авиакатастрофе, когда ей было семь лет, однако она помнила, как он поутру в воскресенье ходил в пекарню и приносил домой в пакете еще горячие пончики.

Взглянув на часы, Мерри поняла, что слишком завозилась. Она покормила котов, посадила Грызуна и Брюзгу в клетку для перевозки и поспешила сесть в свой видавший виды седан.

Остановилась она у здания с вывеской «Центр Брауна для животных». Это название породило, между прочим, бесконечные шутки. Лечебницу создал отец Билла лет тридцать назад, затем передал ее сыну. Тот пригласил на работу Мерри, свою давнюю приятельницу школьных времен и однокурсницу по университету штата Джорджия. Она с восторгом приняла предложение.

Морских свинок надо было занести внутрь и пока оставить здесь, в своем кабинете. Мерри почувствовала въевшийся в стены и полы старинного здания запах псины и дезинфекции. Как бы тщательно ни мыли помещение, дух четвероногих пациентов ничем не вытравить.

Элайда уже кончила кормить и выгуливать животных. С ее помощью Мерри выписала необходимые лекарства, обработала раны. К счастью, никаких серьезных проблем не возникало. Даже обезьянка Бритчиз выглядела сегодня более или менее послушной, хотя Мерри показалось, что в маленьких глазках торжествующе светился вызов.

Вымыв руки, она погрузила морских свинок снова в машину и поехала в культурный центр. Ей не терпелось поскорее увидеть детей и помочь сделать так, чтобы они ощутили атмосферу праздника. При встрече можно и обогатить немного их знания о том, как живут животные, в чем долг человека по отношению к меньшим братьям.

Было только четверть первого, когда Мерри практически добралась в точку назначения, а утренник начинался в час. Дела в лечебнице заняли меньше времени, чем она рассчитывала. По пути попалось кафе, где подавали пончики, и это послужило самым убедительным доводом в пользу остановки.

Опять морских свинок надо было брать с собой, так как эти животные боятся холода. Сидя в клетке, они не должны бы вызвать недовольства других посетителей.

Кафе, между прочим, почти пустовало. Какой-то старик, устроившись за стойкой бара, читал газету; его, по-видимому, не волновали восхитительные ароматы, витавшие в воздухе. Да еще женщина с маленьким мальчиком уже шла к выходу, запасшись доброй порцией лакомств.

Поставив клетку в отдельную кабинку, Мерри пошла посмотреть, как выглядят свежеиспеченные пончики. Атмосфера была насыщена запахами, доносившимися из пекарни. Не терпелось лизнуть языком шоколадную или кленовую глазурь, попробовать ярко окрашенную присыпку, вонзить зубы в пончики, сдобные или засахаренные.

Сделать выбор было очень трудно, но в конце концов Мерри остановилась на трех пончиках и чашке кофе. Усевшись за столик, она прикрыла глаза, чтобы спокойно посмаковать благоухающую еду.

Она, видимо, и не заметила бы, как открылась уличная дверь, если бы холодный воздух не коснулся щек. Расправляясь с первым пончиком, Мерри едва обратила внимание на мужчину у стойки, который стоял к ней спиной.

Не успела она приступить ко второму пончику — самому любимому, глазированному шоколадом, — как высокая фигура склонилась над ней.

— Вы не против, если я присоединюсь к вам? Больше, вроде, нет свободных мест.

— Садитесь…

Мерри поперхнулась, смутилась и не смогла отвести взгляд от смеющихся серых глаз Дейва Эндерса. Потом долго не находила, что сказать, так подавляла ее возникшая над нею высокая фигура. Или сказывался тот факт, что на ее одежде не было внушительного личного знака с именем «Д-р Макгрегор», и от этого новый знакомый выглядел сегодня более впечатляющим, чем в прошлый раз. Темно-синий кашемировый свитер оттенял загар на лице Эндерса. При воспоминании о его поцелуе Мерри тут же ощутила покалывание на губах.

Она почувствовала облегчение, когда Эндерс сделал вид, что не замечает ее замешательства. Он сел рядом, поставил на столик свой кофе и пончики.

— Эй, привет! — сказал Эндерс, обращаясь к морским свинкам. — Какая добрая у вас хозяйка, если берет вас на прогулки.

— Вам повезло еще, что сегодня я не взяла с собой моего оцелота. — Язык Мерри развязался почему-то, когда речь зашла о животных. — А как поживает Забияка?

— Счастлив быть дома.

Эндерс принялся за пончик с кремом, как если бы приступал к серьезной деловой операции.

Мерри тщетно пыталась угадать, что привело его сюда. Шиком эта часть города определенно не отличалась. Девушка начинала понимать, что Дейв Эндерс — большая загадка, состоящая из целой мозаики тайн, но к раскрытию данного мелкого секрета ей и приступать не хотелось. Тем не менее сидеть и молчать тоже неловко.

— У вас много собак? — спросила она лишь для того, чтобы что-то сказать.

— А вы всегда говорите только о животных?

Вопрос Эндерса удивил ее.

— А что тут плохого?

Он предпочел уйти от прямого ответа.

— Знаете, я бы никогда не взял вас в ветеринары.

Мерри насупилась.

— Почему же? У меня достаточно высокий рост и вполне хватает сил, чтобы справиться с трудным случаем, а кроме того, ветеринарное дело требует не просто голой физической силы.

— Но я не то имел в виду. — Во взгляде Эндерса, устремленном на собеседницу, сквозил искренний личный интерес. — Наверное, короткая стрижка практична, но золотисто-рыжие волосы — чистая провокация, хотя готов поспорить, что вы их не красите.

— Разумеется…

— Однако никак не могу определить цвет ваших глаз. Вчера мне показалось, они карие. Сегодня, могу поклясться — зеленые.

Его слова ласкали кожу, словно кончики пальцев в нежном прикосновении, и одновременно подвергали мучительной пытке все нервные окончания.

— Они карие. — Ее голоса хватило лишь на шепот.

— Я знаю женщин, которые не остановились бы перед убийством ради таких скул, как у вас. Какая модель погибла в вашем лице! — Эндерс протянул руку и снял кристаллик сахара с ее губы. — Но вы слишком интеллигентны. Я представляю вас юристом. Вы смертельно разили бы преступность в зале суда и таким же образом поступали с мужчинами, если кто-то из них осмелился бы остаться с вами один на один.

Пронзительный визг морских свинок вывел Мерри из оцепенения.

— Ой-ой! Мне пора. — Она бесцеремонно отправила в рот остатки пончика, и тут же сама удивилась, почему вела себя с Эндерсом, как последний педант.

В голове завертелись слова детской песенки:


Языком что-нибудь болтайте, ребята.
Бормочи, бормочи, да поспешай.
Наболтай на прощанье «гуд бай».

Когда Мерри выходила на улицу, клетку с морскими свинками едва не защемило в дверях. В машине, нажимая на стартер, она уже негодовала на себя. Что, черт побери, с ней происходит? Бывало, она флиртовала с мужчинами, в том числе с очень красивыми, и ни разу слова не застревали у нее в горле. Пусть она выбрала себе профессию, связанную с жизненной средой простых людей, но в Нью-Йорке, когда ей было восемнадцать, она потратила почти год, таскаясь по ресторанам и квартирам богачей в пентхаусах вместе со своей матерью и старшей сестрой. Едва ли ее кто-либо считал неотесанной деревенщиной.

Но все равно будь проклят этот Дейв Эндерс! Она просто оказалась неподготовленной к его обольстительному обхождению. Тем более в кафе, где пекут пончики, да еще воскресным утром.

До культурного центра было рукой подать. Мерри заехала на стоянку, выгрузила своих животных, которые скреблись в тесной клетке. Она была рада отвлечься от неприятных мыслей, когда пришлось разыскивать распорядителя и подбирать подходящее место, где можно разместить морских свинок.

До начала утренника оставалось минут десять, и юные зрители уже прибывали. Добровольцы из числа организаторов почти закончили расставлять по столам блюда с пирожками и торты на бумажных салфетках. Большую, слегка кривобокую елку украсили длинными палочками конфет. Клоун ходил колесом, чтобы размяться.

Мерри достала свинок из клетки, опустилась на колени, показывая их первым гостям. Дети сгрудились вокруг. Каждому хотелось подержать зверька в руках. Все восхищались, сыпались вопросы.

Она тоже расспрашивала, у кого какие животные дома, и незаметно подкидывала в разговор порции информации о том, как лучше заботиться о животных в холодное время года. Мерри так увлеклась, что не обращала внимания на происходящее вокруг, пока детский голосок не сообщил с ликованием:

— Да это же Санта-Клаус!

Статная фигура в красно-белом одеянии заняла весь дверной проем, и седая борода взметнулась, когда загремел клич:

— Хо-хо-хо!

— Сюда, Санта! Мы здесь! — радостно завопили из зала.

— А кто из вас, скажите, по-настоящему старался, очень старался быть хорошим, но удавалось ему это только иногда?

— Я! Ты ищешь меня, Санта! — пропищал озорной малыш с неровными зубами.

— Ты обещаешь мне вести себя лучше в новом году? — Большой и толстый гном, сопровождавший Санта-Клауса, пронзил мальчишку строгим взглядом.

— Обещаю. Честное слово!

— Ну, в таком случае у меня есть подарки для каждого из вас.

Когда тонкие детские голоса слились в восторженном крике, Мерри пришла в голову замечательная мысль. А что, если бы Санта приехал в гости к Стеффи?

Да какой ребенок не потеряет голову от счастья, увидев Санта-Клауса, прибывшего к нему с личным визитом?

Она наблюдала, как дети столпились вокруг человека в яркой одежде, который с шутками раздавал кукол и плюшевых медвежат, книжки и коробки с играми. Он прекрасно справлялся со своей ролью: все делал весело и явно сам получал удовольствие.

— Вы не знаете, кто это? — обратилась Мерри к кому-то из добровольных помощников. — Он поддерживает связь с культурным центром?

— Не знаю. Спросите распорядительницу праздника.

Но дородная дама, бывшая душой утренника, находилась в другом конце зала, в тесном окружении детей. Ну что ж, решила Мерри, вероятно, есть службы, куда можно позвонить и пригласить за плату Санта-Клауса. Правда, сейчас там, наверное, уже не осталось свободных людей. Если этот парень работает не по найму, то, может быть, согласится уделить ей несколько минут под Рождество, чтобы помочь в исполнении замысла?

Она подождала, пока не были розданы последние подарки и последнее печенье не исчезло во рту малыша. К этому времени морские свинки начали капризничать, устав от бесконечного общения с детьми. Мерри поместила их в клетку, где они немедленно устроились спать, а сама направилась к Санта-Клаусу поговорить.

Веселый человек выпроваживал за дверь последнего крошечного гостя, когда девушка приблизилась к нему.

— Извините, пожалуйста…

— Хо-хо-хо! — отозвался весельчак и вручил ей голубой с блестками завиток «тещиного языка».

Мерри попыталась вернуть подарок.

— Я хотела узнать, не…

— А вы все время были хорошей девочкой в минувшем году? — рявкнул он что было силы. По голосу и жестам Санта-Клауса совершенно невозможно было определить, сколько ему лет и как он выглядит без грима.

Она улыбнулась.

— Почти.

— Какой стыд! — Санта-Клаус отобрал у нее назад игрушку.

— Я хотела узнать, не могли бы вы мне помочь.

— Все что угодно, милая дамочка! Дайте только имя и адрес.

Попутно Санта вручил «тещин язык» кому-то из добровольных помощниц администрации.

Мерри в двух словах объяснила, кто такая Стеффи, сколько ей лет и назвала улицу и номер дома.

— Вы смогли бы в восемь? Я с радостью оплачу вашу работу.

— Ничего не надо! — отмахнулся Санта. — Хо-хо-хо! Буду счастлив услужить.

Возвращаясь к клетке со свинками, Мерри ощущала растущее беспокойство. Она даже не спросила имя приглашенного человека. Случись что, она и не опознает его. А сама только что сообщила ему свой адрес.

Впрочем, если подозревать Санта-Клауса, то кому же тогда вообще можно доверять?

Но все-таки Мерри поискала взглядом распорядительницу, Однако та исчезла. Подождав несколько минут, девушка взяла клетку и пошла к машине.

Она заметила Санта-Клауса, когда тот садился в серый «мерседес», находившийся в центре стоянки. Мерри помахала рукой, пытаясь привлечь его внимание. Хоть спросить, как его зовут, узнать номер телефона, если почему-либо потребуется его разыскать. Однако незнакомец не заметил ее и поехал к воротам стоянки.

Мерри все больше одолевало недовольство собственным импульсивным поведением. Она завела мотор седана. Похоже, ей предстояло ехать в том же направлении, что и Санта-Клаусу, а если так, то почему бы не проследить за серым «мерседесом»?

Примерно за милю до центра города передняя машина притормозила. Мерри, двигавшаяся с некоторым интервалом, сначала не поняла почему, но потом увидела там, впереди, четверых мальчишек на тротуаре.

Трое, видимо, о чем-то спорили с четвертым, который был поменьше ростом, но явно умел постоять за себя. Один из троицы толкнул непокорного.

Но тут из остановившейся машины раздался грозный окрик. Нападавшие оглянулись и увидели приближающуюся высоченную фигуру Санта-Клауса. Раскрыв рты, они испуганно застыли. На их головы обрушилась гневная тирада; слова докатывались даже до седана.

— Так что же у нас здесь происходит? Разве так ведут себя на Рождество? Не думаю, чтобы вы, молодые люди, после своих деяний могли рассчитывать на рождественские подарки, верно?

Пристыженные агрессоры уныло закивали головами. Четвертый с удовольствием, четко написанным на лице, наблюдал за происходящим. У Мерри почему-то защипало глаза. Ей еще не доводилось видеть, как осуществляются детские фантазии прямо среди бела дня.

— Итак, что все это значит?

Санта внимательно выслушал мнения участников конфликта, изложенные хором и такими взволнованными голосами, что с расстояния, где укрылась за другими машинами Мерри, почти ничего нельзя было разобрать.

— Ну, по-моему, повода для драки не было. А вы как считаете?

— Не было, Санта! — признался мальчик постарше остальных со слезами на глазах. — Неужели ты оставишь нас без подарков в этом году, а?

— Но теперь-то вы все будете дружить?

— Можешь быть спокоен, Санта!

Тот удовлетворенно кивнул головой, а приземистый толстый гном в красном пошел к машине и достал из багажника остававшиеся еще там игрушки. Три небольших подарка достались ребятам постарше, самый солидный пакет был вручен младшему.

— Помните: в новом году ведите себя хорошо, а не то скоро обо мне услышите!

Взмахнув рукой на прощание, Санта отъехал от тротуара. Посмеиваясь, Мерри снова завела двигатель. О своих опасениях она уже забыла. Кто бы ни был этот человек, он — превосходный Санта-Клаус и понравится Стеффи.