logo Книжные новинки и не только

«Декабрьская оттепель» Жаклин Топаз читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Жаклин Топаз Декабрьская оттепель читать онлайн - страница 3

У следующего перекрестка «мерседес» остановился на красный свет. Наблюдавшая за Санта-Клаусом Мерри увидела, как тот попытался почесать затылок, затем и вовсе снял свою шапку с кисточкой, открыв взлохмаченную копну каштановых волос. Вслед затем снял и белую бороду.

На светофоре вспыхнул зеленый, и «мерседес» сделал левый поворот. В этот момент Мерри отчетливо увидела человека в наряде Санта-Клауса.

Это был Дейв Эндерс.

Сразу многое стало на свои места. И его появление в пончиковой в захудалом квартале города, и дорогостоящие подарки детям. И «мерседес». Права бабушка Нетта: Эндерс живет своим умом и печется о добрых делах.

Двинувшись дальше, Мерри еще долго с улыбкой вспоминала инцидент с мальчишками. И только когда она уже повернула к дому, ее словно молнией поразило.

Дейв Эндерс встретит Рождество с нею и Стеффи.

3

Дни тянулись медленно. Хотя в клинику привозили немало животных с ранениями и другими повреждениями, связанными так или иначе с праздниками, — виноваты были то проглоченные елочные украшения, то игры в слишком тесной близости к огню в камине, — большинство владельцев не заботились в эти предпраздничные дни о прививках для своих любимцев. На упаковку подарков для Стеффи и Нетты поэтому времени вполне хватило. А Лайзе и Жижи все было давно уже отправлено по почте.

Любящая веселую суету праздничных дней, запахи ели и корицы, Мерри несколько вечеров подряд бродила по торговым кварталам. Она позволяла себе съесть пирожное, выпить чашечку горячего шоколада, поглазеть в магазинах игрушек, чем набивают рождественский чулок для подарков, или просто посидеть на скамейке в потоке обезумевших от суеты родителей, в последний момент закупающих дары для своих детей.

Без определенной цели она оказалась как-то в секции товаров для мужчин в универмаге Кейна и Слоуна. С удивлением обнаружила, что ее привлекают запахи одеколона, и подумала: а что бы хотел получить в подарок на Рождество Дейв Эндерс? Конечно, скорее всего, ему ничего не нужно, но Санта честно поработал и заслуживает вознаграждения.

Последний раз Мерри делала покупки для мужчины лет десять назад, не считая чисто символических подарков партнеру Биллу и другим платоническим друзьям. Десять… или одиннадцать? Странно, что теперь ей не удается точно вспомнить, как развивались отношения, тогда казавшиеся ей самым главным в жизни.

Запах кожи, исходящий от портмоне ручной работы, навеял воспоминания о Франко. Франко Мерони. Ее познакомила с ним мать, рекомендуя как потрясающе оригинального итальянского модельера. Тот действительно многим выделялся. И прежде всего Мерони превосходил молодых людей, окружавших Мерри в средней школе, интеллектом. В свои восемнадцать лет она хотела нравиться, была влюблена в идею любви. Франко, в свою очередь, восхищался свежестью ее чувств и молодостью. В Нью-Йорке он возил ее с собою повсюду, выставляя на всеобщее обозрение, — это стало понятно только потом. Франко играл роль некоего рекламного любовника. И она, Мерри, Господи помилуй, едва не вышла за такого человека замуж!

Ей просто случайно повезло, что они предприняли в ту весну поездку на уик-энд в Новую Англию и наткнулись там на объявление у одной гостиницы: «Дети и животные не допускаются». Франко затормозил машину.

— Остановимся здесь переночевать, — сказал он. — Под этим требованием я подписываюсь.

— Ничего удивительного, — откликнулась Мерри. — В конце концов ты не женат.

— Нет, нет. — Франко прищелкнул языком, снисходительно глядя на Мерри. — Так и надо жить. Дети и животные — это для простолюдинов.

Эти слова заставили Мерри взглянуть правде в глаза. Потребовалось несколько дней тяжелых раздумий, чтобы понять: она не принадлежит к миру Франко Мерони и собственной матери. Было естественным после этого задуматься о карьере, которая связала бы ее с заботой и о детях, и о домашних животных;

Вот такие дела. Диву даешься иногда, какие мысли может навеять, скажем, запах кожи.

Рассматривая на прилавке подарки, Мерри решила не покупать Эндерсу ни галстука, ни носового платка, ни бритвенного прибора. Поэтому она вернулась в отдел игрушек и понимая, что это глупо, выбрала набитого опилками колли, напоминающего Забияку. Если не понравится, у Дейва, должно быть, найдется среди родни малыш, который обрадуется подарку.

Вернувшись домой, Мерри упаковала колли в красивую бумагу и стала думать о том, как будет встречать недавно приобретенную племянницу. Хорошо бы выпал снег…

И в четверг начался снегопад. К тому времени, когда самолет с маленькой пассажиркой должен был приземлиться в аэропорту Нашвилла, густые серые облака накрыли город. Мерри испугалась, не направят ли самолет на посадку в другой аэропорт. Однако на первых порах, несмотря на сильные осадки, белая пелена на земле еще была тонка.

В нервном возбуждении Мерри обхватила себя руками, высматривая в толчее зала ожидания среди прибывших пассажиров маленькую, утомленную перелетом девочку. Тогда, в Нью-Йорке, на День благодарения, не было времени как следует познакомиться. Однако Стеффи разделяла живой интерес своей новой тети к животным и засияла, услыхав, что может как-нибудь побывать в Нашвилле и увидеть котов и морских свинок.

И все же дети всегда загадка, особенно, если у них жизнь складывалась так тяжело, как у этой малышки. Не исключено, что Стеффи то и дело плачет, у нее, возможно, бывают эмоциональные срывы или она ходит мрачная, целыми днями молчит. Но Мерри была уверена: даже если ей самой не удастся найти путь к сердцу ребенка, это сделают за нее Домосед, Бродяга и Лодырь. И всегда рядом бабушка Нетта со своим имбирным печеньем, перед которым не устоит даже ожесточившаяся душа.

В глаза Мерри бросилась вдруг маленькая девочка в красном пальто, семенящая следом за высокой женщиной со вздернутым носом и искусно нанесенным макияжем. Никаких сомнений, это — подруга сестры, направляющаяся во Флориду.

Мерри сделала шаг вперед.

— Сюда!

— Ну, слава Богу! У меня через полчаса пересадка. — Женщина пожала руку Мерри. — Вы, должно быть, Мередит? Вот вам квитанции на багаж девочки. Два чемодана. Вы их сразу увидите: они от Гуччи.

— Спасибо, что вы позаботились о ней.

По замкнуто-враждебному выражению лица ребенка Мерри поняла: последние несколько дней не были для девочки приятными. Полная беспечность сестры вызвала негодование. Не то что Лайза способна на умышленную жестокость, но она органически эгоистична и, вероятно, всегда останется такой.

— Ну, она не причиняла много неудобств. Девочка даже ест мало. — Дама посмотрела на свои украшенные бриллиантами ручные часики. — Мне уже пора.

— Желаю хорошо провести время.

Почему-то этой особе не хотелось желать счастливого Рождества. Мерри с удовольствием наблюдала, как та, стуча каблуками, исчезла в толпе.

— Ну, здравствуй! — сказала Мерри, опускаясь на корточки и заглядывая девочке в лицо. — Ты меня помнишь?

— Да. Ты тетя Мередит. — Стеффи смахнула вперед на лоб прядь темных волос, как бы защищаясь от окружающего мира.

— Помнишь, я тебе обещала, что ты приедешь посмотреть моих котов и морских свинок?

— Помню.

Однако сказано это было без улыбки. На лице девочки сохранялось отчужденное выражение, совсем не свойственное такому юному существу.

— Ну, ладно. Пойдем получим твой багаж, чтобы можно было отправиться домой.

Мерри надеялась, что у нее в гостях малышка почувствует себя дома по-настоящему. На эскалаторе они спустились в багажный зал. Девочка крепко держала за руку Мерри и смотрела прямо перед собой, как если бы боялась проявлять к чему-нибудь интерес, боялась, что все приятное ей может быть вскоре у нее отнято. Вероятно, я слишком мнительна, подумала Мерри, но в этом она далеко не была уверена.

Получив багаж, они вышли из здания аэропорта и очутились в мире, который превращался на глазах в белую сказку.

— Смотри, настоящий снегопад, — заметила Мерри. — А в Нью-Йорке шел снег?

— Чуть-чуть. А у тебя есть елка?

— Есть, конечно. У нас с тобой.

Мерри повела девочку на стоянку к своей машине.

— А это настоящая елка? И она пахучая?

— Пахнет замечательно. — Мерри положила чемоданы в багажник и подсадила Стеффи на сиденье. — А еще мы будем с тобой печь печенье, а вечером нас ждет чудесный сюрприз. — Тут Мерри пришла в голову тревожная мысль. — Если только не будет снежных заносов. В противном случае сюрприз, наверное, придется отложить на завтра.

До этого момента она не допускала и мысли, что Эндерс не сможет приехать, если на дорогах вырастут сугробы. Досадно будет, конечно. Однако капризы природы не объясняли, почему вдруг у нее испортилось настроение.

Мерри не разобралась в своих чувствах к Дейву Эндерсу. Ясно, что он — совершенно неподходящий для нее тип мужчины, тем не менее невозможно отрицать его привлекательность. Впрочем, мало ли на свете интересных мужчин!..

Мерри въехала на подъездную дорожку и увидела спешащую к машине бабушку Нетту.

— А это, наверное, моя новая правнучка! Тебе понравился снег? Я ведь заказала его для тебя.

— Ты заказала? — Стеффи посмотрела на старую женщину, не будучи уверена, что так далеко распространяется ее власть.

— Да, можно так считать. — Нетта нежно заключила ребенка в объятия. — Я, конечно, хотела бы поиграть с тобой прямо сейчас, но должна спешить к своей подруге. У нее машина с четырьмя ведущими колесами, и поэтому мы сможем вечером, даже если будет совсем глубокий снег, проехать по улицам туда, где должны спеть рождественские гимны.

— Ну, ничего. Тетя Мередит обещала показать мне своих котов.

Опять-таки без улыбки Стеффи помахала рукой Нетте и пошла вслед за Мерри.

Они поспешили заскочить внутрь дома и захлопнуть дверь, чтобы не впустить вьющиеся хлопья снега. Их охватила волна тепла. Интересно, понравится ли Стеффи ее дом? Конечно, девочка еще слишком мала, чтобы оценить, с какой любовью Мерри обставляла и украшала свое убежище. Но, возможно, она почувствует себя здесь желанной гостьей, ощутит, что молодая хозяйка всегда мечтала о дне, когда в этих стенах появится ребенок?

Раньше Мерри не отдавала себе отчета в том, как часто она мечтала о детских песенках и книжках с картинками, о телесериале «Сезам-стрит». Сердце больно сжалось, когда она подумала, что пройдет, видимо, еще немало времени, прежде чем она решится завести собственного ребенка. И как сможет она расстаться со Стеффи после праздников?

Лодырь лежал на своем обычном месте у плиты. Домосед склонился над чашкой, лениво пережевывая еду. Бродяги нигде не было видно, но следы от растаявших снежинок протянулись тропинкой от кошачьей лазейки, ясно показывая, что даже неугомонный путешественник предпочел укрыться от вьюги в доме.

Погрустневшая Мерри представила гостью своим котам. Девочка смотрела на них во все глаза почти с испугом.

— Я им понравилась?

Как бы вместо ответа любопытный Домосед направился к ним. Этот серый полосатый кот был самым дружелюбным из кошачьей троицы. В отличие от двух своих приятелей, которые забрели с улицы, Домоседа выбрали котенком из помета, подброшенного на крыльцо ветеринарной лечебницы.

— Домосед любит, чтобы ему чесали за ушами, — подсказала Мерри.

Стеффи присела на корточки и боязливо протянула руку. Кот мяукнул и наклонил голову. Неловкие пальчики добрались до основания его ушей, осторожно погладили их. Кот громко заурчал.

Перепугавшись, Стеффи отскочила в сторону с криком:

— Что случилось?!

— Он просто урчит. Значит, доволен.

— О! — чувствуя себя увереннее, девочка снова начала почесывать Домоседа и смущенно заулыбалась, когда кот заурчал снова.

Оставив новых друзей на пару минут вдвоем для углубления знакомства, Мерри повела затем девочку в гостиную. Хотя эта комната была выдержана в теплых коричневатых тонах, Мерри добавила по случаю праздника пеструю подушку на софе и вазу с букетом африканских фиалок.

Гостья никак не реагировала на увиденное, чему, впрочем, не следовало удивляться. В нью-йоркской квартире сестры детскую оформлял профессиональный художник-декоратор: он подобрал покрывало и занавеси в розовую клеточку, на стенах изобразил радугу, к потолку подвесил подвижные фигурки из мягких материалов и прочие дорогостоящие штучки — всем этим, понятно, играть было запрещено.

— Пойдем покушаем, — предложила Мерри, обнаружив, что морские свинки спят. Если их разбудить для забавы маленькой гостьи, они будут капризничать. — Уже шестой час.

— Ну, хорошо, — пожала плечами Стеффи.

Ужин был обычный: жаркое из курицы, разогретое в микроволновой печи, тушеная морковь, каждому — по стакану молока. Девочка ковыряла вилкой в своей тарелке.

— Тебе не нравится? Может, ты хочешь гамбургер или бутерброд с арахисовым маслом и джемом?

— Нет. Все в порядке. — Стеффи сделала вид, будто положила что-то в рот.

Девочка была довольно худа. Вероятно, Лайза, вечно сидевшая на диете, забыла, что дети должны хорошо питаться. На десерт Мерри подала шоколадные палочки с йогуртом, их Стеффи ела немного охотнее.

Шел седьмой час. Оставалось два часа до приезда Эндерса, если он, конечно, вообще появится.

За окном вырастали настоящие сугробы. Обычно в Нашвилле за зиму снегопады бывали всего раза два. Наверное, можно считать удачей, что нынешняя вьюга пришлась на самое Рождество. Вот только лучше б она началась на несколько часов позже.

Стеффи без единого звука протеста прилегла отдохнуть, и Мерри получила возможность приготовить тесто для печенья. Радио она не выключала, слушая сводки погоды.

Снегопад прекращается, сказал диктор; но на земле и так уже лежал слой снега толщиной не меньше шести дюймов, местами больше, и Нашвилл под Рождество выглядел вымершим городом.

Мерри опустилась в кресло. Чтобы остановить непрошеные слезы, она прикусила губу. Смешно, конечно, так расстраиваться — будь то из-за Стеффи или из-за самой себя.

С того места, где она сидела, были видны отражения елочных лампочек на стеклах окна, выходящего на улицу. Под елкой лежала горка подарков, купленных для Стеффи, и пакет с игрушкой для Эндерса.

Впервые с момента ее переезда сюда дом выглядел пустынным. Странно, ведь сейчас-то Мерри здесь не одна. А в обычные дни она настолько заматывалась с основной работой, с благотворительностью и визитами к бабушке Нетте, что даже не замечала отсутствия в доме мужчины.

Но ей не нужен кто-то вообще. Мерри мечтала о человеке с живым темпераментом, способном превратить нахальный поступок в веселую шутку, не моргнув своим серым глазом; о том, кто как с другом разговаривает с колли по кличке Забияка, кто способен выступать в роли Санта-Клауса, кто на улице, не колеблясь, встает на защиту обиженного малыша.

Мерри очнулась от раздумий, услышав, как заскрипели ступени лестницы. Наверху маленькая девочка растерянно озиралась, словно забыла, где она находится.

— Вот и хорошо, что ты проснулась. — Мерри заставила себя подавить в душе печаль, встречая ребенка с радостно сияющим лицом. — Давай печь печенье.

— А как его делают? — Без сомнения, Стеффи считала, что печенье растет пачками в продуктовых магазинах.

— Сейчас я тебя научу.

Ну, первый этап, когда месят тесто, я, пожалуй, возьму на себя, размышляла Мерри. Совместную работу начали с раскатывания лепешек на вощаной бумаге. Помогая пятилетней малышке, она гадала, надолго ли хватит у ребенка терпения.

— А теперь займемся особо важной работой. — Мерри достала из ящика набор металлических формочек, давным-давно подаренных ей бабушкой. Там были и звезда, и колокольчик, и елочка в виде пирамиды. — Смотри, надо их вдавливать в тесто — вот так.

Вскоре Стеффи была поглощена интересным делом. Сначала надо вырезать печенье, потом посыпать его мелкой крошкой из разноцветных леденцов. Только они поставили в духовку два полных противня, как Мерри услышала необычный звук.

До ее слуха донесся звон колокольчика на санях.

— Это должен быть Санта-Клаус! — торжественно провозгласила Стеффи.

— Ну… Может быть. — Мерри надеялась, что ребенка не ожидает слишком горькое разочарование. Не исключено, что это празднуют у кого-нибудь по соседству.

Но тут обе они уловили с улицы громогласное «Хо-хо-хо»!

— Это Санта!! — Впервые за весь день пребывания в Нашвилле Стеффи засияла.

Они вместе подбежали к окну. И верно, там, в снегу, остановились сани, запряженные двумя тяжело дышащими конями. Правил ими Санта-Клаус, помогал ему гном приличных габаритов.

— Не верю, — бормотала про себя Мерри. — Где он взял эту штуковину? — Она вскочила как раз вовремя, чтобы удержать девочку, собравшуюся уже бежать на улицу без пальто. — Подожди, моя дорогая, пока он войдет в дом.

— Но он может не знать, что я здесь. — Стеффи запрыгала и закричала в приоткрытую дверь с необычной для нее смелостью — Санта, я здесь!

— Хо-хо-хо!

Санта вылез из саней с мешком за спиной. В окнах соседних домов появились любопытные лица. Довольно посмеиваясь, Санта и гном раздавали откуда ни возьмись появившимся детям игрушки, затем направились прямо к дому Мерри. Мысленно она поблагодарила Эндерса за то, что тот подумал и о других детях, которые могли почувствовать себя обиженными без подарков.

— Он идет! — воскликнула Стеффи. — Я была хорошей, тетя Мерри! Честное слово!

— Я не сомневаюсь.

Распахнув дверь, Мерри с улыбкой встретила забавную фигуру, легко плывшую ей навстречу. Интересно, подумала она, видит ли Эндерс ее радость?

— А есть здесь маленькая девочка? — Отряхнув снег на половичке у парадной двери, Санта вошел в дом. Сопровождавший его гном вернулся к саням.

— Санта! Санта! — бросилась к нему Стеффи, отважно прижимаясь к ноге в красной штанине. — А почему ты не спустился через каминную трубу?

— Что такое? Да чтобы я запачкал в саже свою новую нарядную куртку? — Эндерс опустился на ковер и полез в свой мешок. — Давай-ка посмотрим, что тут у меня имеется…

— По-моему, Санта, ты уже оставил кое-что раньше, — пришла на помощь Мерри, доставая свертки из-под елки. — Помнится, ты просил сохранить все это до самого кануна Рождества.

— Да, конечно, но тут должно быть кое-что еще. Ага, вот! — Из мешка появился пакет в яркой упаковочной бумаге. — Да здесь написано кому — Стеффи!

— Он знает, как меня зовут! — Девочка прижала подарок к груди. — Тетя Мерри, он знает, кто я!

Санта втянул воздух носом.

— Похоже, кто-то печет вкусненькое для меня.

— Печенье! — Мерри бросилась в кухню — и очень вовремя. — А почему бы тебе не пригласить в дом твоего друга, гнома!

Санта и Стеффи прошли на кухню следом.

— Гном еще должен заняться кое-какими поручениями. Да и надо позаботиться, чтобы лошади не стояли на месте, — вы знаете, почему, док. Он скоро вернется. В конце концов эта маленькая девочка прилетела из такой дали, из самого Нью-Йорка. Не могу же я просто слопать пару печений и сразу скакать дальше, верно ведь?

— Однако, Санта, скажи… — Лицо Стеффи вновь стало торжественно-серьезным. — А что же насчет остальных детей в мире? Если ты останешься здесь, как они получат свои игрушки?

— О, у меня множество помощников. — Эндерс неопределенно помахал рукой в воздухе. — Они сейчас во всем мире доставляют подарки, повсюду, где есть маленькие дети, — в Гонконге и на Бермудах, в Париже и Токио.