logo Книжные новинки и не только

«Декабрьская оттепель» Жаклин Топаз читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Жаклин Топаз Декабрьская оттепель читать онлайн - страница 5

— Хочу поиграть в парке, — заявила Стеффи, сделав глоток молока.

— В парке? — Мерри не сразу сообразила, о чем идет речь. — Нам незачем идти в парк, чтобы поиграть, моя хорошая. Достаточно просто выйти во двор.

— Здорово.

Стеффи поставила стакан с какао на стол и подцепила новый кусок бекона, держа его над запрокинутой головой и постепенно сжевывая. Не лучший, разумеется, пример поведения за столом, отметила Мерри. Но вовсе не стоит из-за этого делать ей замечание. В конце концов сегодня праздник. Кроме того, уж если есть что-то, чему Лайза обязательно научит девочку в первую очередь, так это именно правила хорошего тона.

Едва исчезли во рту последние остатки румяного бекона, Стеффи помчалась наверх, заверив взрослых, что сумеет одеться сама, вплоть до комбинезона, все сделав правильно.

— Если так же правильно, как она застегнула халат, то будет беда, — шепнула Мерри.

— Ты можешь подняться к ней через пару минут и взглянуть, не нужна ли помощь, — согласился Дейв. — Но еще не сейчас.

— Да. Конечно. Для детей очень важны попытки самостоятельно делать что бы то ни было.

По впечатлению от своих слов Мерри поняла: она сказала не совсем то, чего ждал Дейв. Об этом же говорил его проникновенный взгляд, направленный на нее поверх края кофейной чашки. В то же время перед глазами вновь поплыли чувственные образы, избавиться от которых Мерри пыталась в течение минувшего получаса.

Она ясно видела, как касается кончиками пальцев шелковистых волос на груди Дейва в вырезе халата. Чувствовала, как дрожат ноздри от тонкого, еле уловимого запаха его крема после бритья, сохранившегося со вчерашнего дня и слегка усиленного пряным мускусным ароматом его тела.

— Ты хорошо выспалась? — Вопрос был вполне невинный, однако Мерри и здесь уловила иной подтекст.

— В общем-то, да. — Она не помнила, чтобы ей что-нибудь снилось. — Хотя сначала казалось, что полночи у меня уйдет на то, чтобы вскакивать и смотреть, как Стеффи.

— Присутствие мужчины на первом этаже, несомненно, успокаивало тебя, — уточнил Дейв. — С другой стороны, это может оказаться иллюзией.

— Иными словами, ты способен угрожать моему спокойствию?

— В известной мере, да, — усмехнулся Дейв, отставляя в сторону чашку. — Но в этом нет ничего опасного для тебя.

Мерри предпочла не продолжать обсуждение скользкой темы и коснулась другой, менее заряженной эмоционально:

— Ты удивительно умело обращаешься со Стеффи. Большинству мужчин даже в голову не пришло бы встать на четвереньки, чтобы поиграть с ребенком.

— Это она сама придумала. — Дейв как будто оправдывался. — Честное слово. Я ее только поддержал.

— И она так легко поверила выдумке насчет твоего обычного появления здесь на Рождество в банном халате? Забавно.

— Но у детей собственная логика. — Дейв начал складывать тарелки, не поднимаясь с места. — Я решил, не имеет смысла сочинять историю, убедительную с точки зрения взрослых.

— Ты и не смог бы это сделать. Взрослые люди не верят, что Санта-Клаус существует.

— Большинство взрослых не поверят также, что мужчина может бродить по дому женщины в халате, если накануне ночью ничего не случилось.

Внезапно Мерри сообразила: происходящее у нее дома должно произвести ужасающее впечатление на бабушку Нетту.

— Нет, только не это. — Мерри встала. — Мой сосед через два дома примерно такого же роста, как ты. Может, у него найдется что-нибудь из одежды, которую он согласился бы дать взаймы.

— Куда ты так спешишь? — Дейв откинулся в кресле назад и балансировал под опасным углом. — Знаешь, в розовом ты смотришься потрясающе. Удивительно эффектное зрелище при этом интенсивном красноватом отливе волос.

— Моя сестра работает моделью, но я не так уж часто следую ее советам, однако в расцветках она, надо признать, разбирается. — Мерри не знала, что отвечать. Рука ее лежала на спинке кресла. Она смутилась: получается, она отказывается выразить благодарность за доброе слово. — То есть я хочу сказать спасибо. Я, видимо, не привыкла принимать комплименты, да?

— Ты сама вполне могла бы быть моделью. — Дейв пропустил мимо ушей ее извинения. Его внимательный взгляд вбирал ее всю с головы до ног, и Мерри, к своему ужасу, обнаружила, что с особой остротой реагирует на это каждой клеточкой своего тела. Казалось, будто его рука уже гладит ее шею, ласкает плечо, переходит на… Нет, об этом думать она не будет. — Ты так изысканно-красива и в то же время так естественна…

— Ну уж! Фу, не надо столько лести.

Мерри попыталась разрядить создавшуюся атмосферу с помощью иронии, но голос ее прервался.

— Итак, ты могла стать моделью, но пошла вместо этого в ветеринары.

Дейв собрал тарелки, встал и по пути к мойке, словно нечаянно, задел Мерри бедром. Это как бы случайное прикосновение и взбудоражило, и успокоило ее одновременно.

— Я выбирала между ветеринарией и педиатрией. И все никак не могла решиться на что-то одно, — призналась Мерри. — А у тебя такого не было? У тебя ни разу не закрадывалась мысль о том, чтобы не идти в фамильный бизнес.

— Мне знакомы такие сомнения. — К ее удивлению, Дейв принялся загружать мойку посудой, как будто делал это каждый день. Впрочем, с его статусом холостяка ничего исключать нельзя. — У меня было очень много разнообразных предложений, когда я получил диплом.

— Гарвардского университета? — Мерри хотела пошутить, но он кивком головы подтвердил правильность догадки. — Ого! Ты, видать, ничего не делаешь вполсилы, а?

— Да, насколько это зависит от меня. — По-видимому, он вкладывал в свои слова особый, глубокий смысл, но лица его не было видно, так как он отвернулся, раскладывая серебряные вилки и ножи по местам. — Так или иначе, мой отец хотел, чтобы я работал с ним, и я рад, что пришел в нашу фирму. Для нас возникла возможность лучше узнать друг друга. Правда, он вскоре скоропостижно умер от инфаркта. Но если бы я работал тогда где-нибудь еще, я бы, наверное, никогда не простил себе этого.

На Мерри произвело глубокое впечатление, что на шкале ценностей Дейва сближение с отцом стоит выше, чем успехи в развитии фамильного дела. Но, предупреждала она себя, такие преуспевающие люди, как Дейв, добиваются своего благодаря целеустремленности и огромным затратам энергии, не говоря уж о трудолюбии. Сегодня она видит Дейва с лучшей стороны: он мягкий, добрый. Однако опыт подсказывает, что у таких вершителей человеческих судеб, как он, обязательно есть, так сказать, обратная сторона.

— Готов отдать пенс, чтобы узнать твои мысли. — Дейв закрыл посудомоечную машину и оперся о нее, в упор глядя на Мерри. — Что же я сказал такого, что вызвало целую бурю эмоций? Между прочим, знаешь ли ты, что у тебя удивительно открытое лицо? Я могу видеть на нем все твои переживания.

Мерри почувствовала: жар прилил к щекам.

— Ладно. Я лучше пойду наверх и проверю, как там Стеффи…

Она торопливо удалилась, не дав возможности Дейву задержать ее. Черт побери, он слишком уж проницателен!

Все размышления о Дейве умчались, однако, прочь, едва она увидела ребенка, преспокойно сидящего на кровати. Девочка натягивала свитер на нечто, напоминающее пачку балерины. На ногах у нее были только тоненькие колготки.

— Куда же это ты собралась? На репетицию в театр? — Мерри сдерживала себя, чтобы не рассмеяться.

— Неужели тебе не нравится мой костюм? — взглянула девочка на Мерри. — Учитель в балетной школе говорит: я лучшая ученица в нашем классе.

— Понятно, но мне показалось, что ты собиралась поиграть во дворе, а там снег.

— Поэтому я и надеваю свитер, — нетерпеливо объяснила Стеффи столь очевидную вещь. — Я хочу, чтобы Дейв увидел мою пачку.

Да, у детей своя логика. Ты очень верно подметил это, Дейв.

— Что ж, почему бы тогда тебе не сбегать вниз и не показаться ему в своем балетном платье? А потом уж мы с тобой оденем что-нибудь потеплее, ладно?

— Ладно.

Стеффи радостно выпорхнула из комнаты, даже не позаботившись о том, чтобы снять свитер.

По-видимому, я разбираюсь в детской психологии гораздо хуже, чем мне казалось, с грустью подумала Мерри, роясь в шкафу. Она разыскивала джинсы, которые достала из чемодана накануне. Постичь направленность энергии ребенка, тонкую игру детского ума — гораздо сложнее, чем усмирить самую злокозненную из беглых обезьянок.

Минуту спустя девочка вернулась. Но процесс одевания затянулся дольше, чем предполагала Мерри. Во-первых, ребенок, прежде отличавшийся молчаливостью, теперь тараторил без остановки, причем с бешеной скоростью; Стеффи объясняла историю появления каждой детали своего туалета, задавала сотни вопросов. Во-вторых, она ни минуты не сидела спокойно: вертелась, почесывалась, что-то рассматривала, куда-то тянулась…

К тому времени, когда они наконец спустились вниз, у Дейва, как ожидала Мерри, должна была отрасти собственная седая борода.

Она поразилась, когда не нашла в гостиной никакого старика в халате. У камина сидел благообразный джентльмен в пиджаке из толстого твида, в войлочной шляпе, старомодных брюках и кожаных штиблетах; на руках его были кожаные перчатки. В зубах — трубка. Вылитый Шерлок Холмс.

— Ты просто неотразим! — только и сказала Мерри.

— Благодарю вас, мадам, — ответил джентльмен, по-английски четко выговаривая каждое слово.

— Где только… — Мерри вовремя прикусила язык. — Этот костюм был в шкафу, стоящем в холле, не так ли.

— Вместе с другим комплектом одежды, но тот тесноват: не подошел, — уже своим нормальным голосом сообщил Дейв. — Просто боюсь спрашивать, кому все это принадлежит.

— В прошлом году на День всех святых мы с моим партнером решили, что нашим клиентам понравится, если мы устроим маленький маскарад. — Воспоминания вызвали у Мерри улыбку. — Билл оделся Шерлоком Холмсом, я — доктором Ватсоном. Все пришли в восторг. Тогда я подумала, что костюмы пригодятся для следующего года.

— В плечах немного тесновато, но в общем выглядит прилично. — Дейв подошел к шкафу и, достав оттуда лыжную куртку, помог Мерри надеть ее. — Так, дай-ка посмотрю. Я пришел к заключению, что вы с вашим партнером сработались хорошо, но он женат на другой женщине.

— Замечательно, Шерлок. — Мерри поправила капюшон у девочки, убрав выбившуюся темную прядку. — Однако каким образом вы это установили?

— Элементарно, дорогая Ватсон. — Дейв извлек из кармана пиджака смятую бумажку. Это была записка с поручением Биллу купить кое-что из провизии. Внизу стояла подпись: «Люблю тебя. Сью».

— Но у тети Мерри фамилия совсем не Ватсон, — заметила Стеффи.

— Это мы шутим, — пояснила Мерри, направляясь с девочкой к выходу. — Делаем вид, будто мы — герои одной книги. А теперь пойдем полюбуемся снегом, да?

Она распахнула дверь и вдохнула бодрый утренний воздух, напоенный ароматом сосен. С конца улицы доносились крики детей, посредине пролегла наезженная санками колея. Но вокруг снег все еще оставался нетронутым. Он превратил обыденные кирпичные дома, оголенные деревья и замершие на стоянке автомобили в детали пейзажа сверкающей фантастической страны.

— Домики такие низенькие, — заметила Стеффи, бросив взгляд вдоль улицы.

Дейв рассмеялся и подбросил ее на руках. Девочка залилась смехом.

— Это Нашвилл, а не Нью-Йорк. У нас здесь тоже есть небоскребы, но мы предпочитаем жить в обычных домах.

— Я тоже. — Стеффи издала вопль радости, когда Дейв покружил ее, взяв за руки, вокруг себя. — Еще, еще!

Наблюдая за этой увлеченно играющей и извалявшейся в снегу с ног до головы парой, Мерри почувствовала, как сердце сжала тоска по дням минувшим. Казалось, детство кончилось так давно, что была маленькой вовсе не Мерри, а кто-то другой. Теперь она поняла, что, имея в доме ребенка, человек вновь переживает начало собственной жизни. У нее тоже бывали дни, подобные этому, когда отец еще был жив, и пара его сильных рук и захватывающий дух полет над сугробами остались в памяти на долгие годы как одно из самых сильных впечатлений жизни.

Однако чувства Мерри уводили ее дальше. Расплывчатая мечта о замужестве и семейной жизни приняла конкретные очертания. Именно это — то, чего она желает. Этого момента она всегда ждала. Ей так хотелось быть нужной кому-то. Ах, если бы сегодняшний день тянулся вечно, надеялась Мерри, хотя знала: это невозможно.

— Тетя, а если мы слепим снеговика? — загорелась новой идеей девочка.

— Конечно, — живо откликнулась Мерри. — Но я сама занималась этим давным-давно.

— Нам кое-что потребуется для этого, — загорелся и Дейв. — Сомневаюсь, чтобы у тебя нашлись угольки для глаз, но хоть морковку для носа мы раздобудем?

— И шляпу! — добавила Стеффи.

— А почему бы нам сначала не слепить снеговика, а потом уже подумать об украшательстве? — Мерри сжала в руках комок снега и покатила его по территории садика.

— Рыхловатый. — Дейв проводил ее деланно-придирчивым взглядом. — Из этого никогда не скатать главного, опорного шара.

— Дай я попробую! — Стеффи схватила рукавичками немного снегу, но снежок рассыпался в ее руках.

— Смотри, как надо.

Дейв скатал на глазах девочки идеально круглый шар. Даже Мерри вынуждена была признать, что он знает свое дело, и отказалась от собственных неуклюжих попыток соперничать с Дейвом.

Снеговик получился на славу. Как обычно, его фигура состояла из двух шаров, но, кроме того, у него выросли скрещенные впереди ноги и руки, упертые в бока. Вместо глаз решили использовать чернослив. Для носа нашлась морковка, рот обозначили клюквой, которую потом с удовольствием склюют птицы. Из завалявшегося мотка коричневой пряжи получилась прекрасная шевелюра.

Группка соседских детей, которым надоело кататься на санках, собралась вокруг, наблюдая и делая замечания. Стеффи носилась туда-сюда, наслаждаясь всеобщим вниманием.

Наконец пришла пора возвращаться в дом, и, довольные и счастливые, все трое двинулись к заднему крыльцу. Снег скрипел под ногами. Его пришлось отряхивать, топая ногами. Издалека до слуха Мерри донеслось урчание автомобильных двигателей: это были снегоочистители.

Значит, Нетта скоро прибудет. Мерри всегда рада видеть бабушку, однако сейчас девушка невольно почувствовала сожаление из-за того, что кончается изоляция ее маленькой компании. Утро было волшебным, вне времени и пространства, и Мерри не торопила его уход.

— Будет настоящий горячий шоколад? — поинтересовался Дейв, когда они сбросили мокрую обувь, завалившую пол кухни. — Или это — ерунда с этикеткой «Моментальный»?

— Настоящий горячий шоколад, — заверила его Мерри. — Но сначала я хочу, чтобы Стеффи переоделась. Комбинезон у нее промок насквозь.

Девочка после стольких затрат энергии стала спокойнее. Она явно устала. Вскоре все трое уселись у горящего камина — об огне позаботился Дейв. У каждого в руках — чашка дымящегося шоколада. Потом Стеффи зарылась в чулок с подарками.

— Мне здесь нравится, — объявила вдруг она, нарушив умиротворенное молчание. — Можно, я еще приеду к тебе в гости, тетя Мерри?

— Я очень надеюсь на это. — Мерри переглянулась с Дейвом и в тот же миг услышала ожидаемый характерный звук — дребезжание уже не новой машины.

— Это бабушка Нетта? — Девочка припала к окну.

— Наверное, дорогая. — Мерри поставила чашку у кресла и для Дейва пояснила: — Бабушка живет в соседнем доме.

Дейв присоединился к ребенку у окна.

— Она выглядит точно так, как и должна выглядеть настоящая бабушка. И она действительно идет сюда. — Он оглядел свой костюм Шерлока Холмса. — Предполагаю, она заинтересуется, чем это я занимаюсь здесь в таком виде.

К счастью, девочка была полностью поглощена предстоящей встречей с бабушкой и не стала засыпать Дейва кучей вопросов. Мерри пожала плечами. Она рассказывала старушке о том, что Дейв выступит здесь в роли Санта Клауса, а остальные выводы, как подозревала Мерри, та сделает сама.

Очевидно, Нетта загрузила подарок для девочки в машину, так как не стала даже останавливаться около своего дома. Стоя в дверях, обхватив руками пакет в бумаге веселой яркой расцветки, раскрасневшаяся с мороза, она в самом деле представляла собирательный образ бабушки старых времен.

— С Рождеством тебя — обняла ее Мерри. — У нас… гм… гость. — Мери надеялась взглядом выразить просьбу не обсуждать этот факт в присутствии ребенка.

— Шерлок Холмс, насколько я понимаю? — Нетта поздоровалась с Дейвом, не моргнув глазом.

— Он приходит сюда на Рождество каждый год, — вмешалась Стеффи. — В банном халате.

— В самом деле? — Нетта удивленно вскинула брови. — Ну что ж. А теперь, детка, ты не хочешь меня поцеловать?

В течение нескольких последовавших минут, чему Мерри была очень рада, всеобщее внимание обратилось на объятия и подарки — серию книг о Кролике Питере, вызвавшую радостные вопли у девочки. Затем надо было спешить, чтобы не опоздать на полуденную службу в храме в соседнем квартале. Когда они вернулись домой, Нетта принялась помогать Мерри готовить легкий обед — бульон с рогаликами. Однако Мерри ни на минуту не заблуждалась насчет способности старой женщины наблюдать за всем происходящим, чтобы потом задать ей кучу вопросов.

— Я слышала, Санта-Клаус посетил вас вчера вечером, — заметила Нетта за второй чашкой горячего шоколада.

— Он даже знал, как меня зовут! — выкрикнула Стеффи между двумя ложками бульона. — И он привез мне очень миленьких маленьких щеночков!

— Соскочив с кресла, девочка сбегала в другую комнату и возвратилась с одной из полученных игрушек. — Видишь? А у Дейва есть собака колли, совершенно такая же, как у Санта-Клауса. Правда, забавно?

— Подозреваю, что у Дейва Эндерса много еще такого же, как у Санты, — пробормотала Нетта.

Мерри почувствовала, что краснеет. Хотелось бы узнать, намеренно ли старая женщина придала своим словам рискованное звучание или нет. Мерри боялась глянуть на Дейва, а тот воспринял весь этот эпизод с благодушно-вкрадчивым выражением лица, под которым, как она подозревала, скрывалось бурное веселье.

Угостившись печеньем, Нетта стала извиняться.

— Я не была дома со вчерашнего дня и, честно говоря, едва передвигаю ноги. Старею, видимо.

— Но ты же не откажешься совсем от рождественских выступлений. — Мерри огорчилась при мысли о такой перспективе. — Тебе же всегда это нравилось.

— Ну, посмотрим. Впереди целый год, чтобы подумать. — Нетта застегнула пальто, закуталась в вязаный широкий шарф. — К счастью, вьюги не очень часто бывают у нас в канун Рождества.

После ее ухода Мерри окинула усталым взглядом кухню, в которой они сидели. Всюду валялась мятая оберточная бумага, на полу стояли пустые чашки из-под шоколада.

— Поджечь бы весь этот мусор, — заключила Мерри. Затем, вспомнив, что девочка все принимает за чистую монету, добавила: — Я пошутила.

Стеффи зевнула.

— Можно еще взять печенья?

— Да, а потом ты должна немного поспать.

Мерри проводила ее. Девочка шла наверх, крепко зажав печенье в маленьком кулачке. Она спорила, доказывала, будто не устала, но веки ее закрылись, едва голова коснулась подушки. Минуту спустя она задышала спокойно и глубоко.

Внизу Дейв собрал уже чашки и приводил в порядок кухню.

— Ты — прямо-таки идеал всех женщин, — с улыбкой сообщила ему Мерри, убирая в холодильник остатки еды.