logo Книжные новинки и не только

«Ворон, колдунья и старая лестница» Зильфа Китли Снайдер читать онлайн - страница 5

Дэвида потрясла эта история. Когда Аманда говорила что-то совсем невероятное, она всегда смотрела прямо в глаза, отчего вся история к концу уже не казалась такой уж невообразимой.

— Ух ты! — только и смог сказать Дэвид, когда Аманда закончила рассказывать про мистера Фицмуриса.

Девочке явно понравилась его реакция.

— Эй, — сказала она, — а сам бы ты не хотел взять несколько уроков магии? Думаю, малыши тоже могли бы чему-то научиться. Вы бы могли стать моими неофитами.

— А кто такой неофит? — спросил Дэвид.

— Ученик. Человек, который является новичком в чем-то. До прохождения ритуала инициации я была неофитом Леи, так что теперь вы все можете стать моими неофитами.

Дэвид здорово удивился, что Аманда пригласила его и малышей стать неофитами. Вот так сразу! Он-то надеялся, что она расскажет им побольше про сверхъестественное и, может быть, даст ему почитать какие-нибудь свои книги, но на участие в какой-то магической церемонии уж точно рассчитывать не приходилось. А тут такое!

Вообще-то Дэвид так и не составил окончательного мнения об Аманде и всей этой ее магии. Он не разобрался, насколько всё происходящее действительно являлось чем-то сверхъестественным, да и не пытался это понять. Однажды — он уже не помнил почему — Дэвид спросил маму, верит ли она в привидения, и она ответила, что вряд ли следует сразу отвергать существование того, что могло бы сделать наш мир более интересным. Дэвид решил, что сейчас он именно так и думает. Аманде стоило отдать должное: так или иначе, ей определенно удавалось делать мир более интересным.

Вечером перед сном Дэвид рассказал детям о предложении Аманды, и те пришли в восторг. Джени стала говорить, как она хочет научиться магии и стать ведьмой, на что Дэвид сказал, что она уже и так взяла неплохой старт. Эстер без умолку болтала про кроликов. Сначала Дэвид не мог взять в толк, о чем это она, пока не вспомнил, что сам только что рассказал про обещание Аманды учить их магии. Вероятно, Эстер где-то почерпнула эту идею — скорее всего из телевизора, — что магия в основном заключается в вытаскивании кроликов из черной шляпы. А Эстер была просто помешана на кроликах.

Блэр, как обычно, многословием не отличался, но Дэвид заметил что и младшего брата раздирает любопытство. Наконец Блэр сказал:

— Дэвид?

Брат посмотрел на него.

— А что такое магия?

До сих пор Дэвид даже не думал, как это трудно — объяснить словами, что такое магия.

— Ну, — сказал он, — это когда ты делаешь то, что другие не могут, при помощи таких сил, которыми другие не обладают.

Блэр кивнул и улыбнулся улыбкой рождественского ангела:

— Ах вот что такое магия, оказывается.

— Но сначала надо долго учиться, и проводить различные ритуалы, и читать всякие заклинания, чтобы получить эти самые силы.

Блэр взглянул на брата несколько озадаченно:

— Значит, надо читать заклинания? — спросил он.

Дэвид кивнул.

— А Аманда читает заклинания?

— Конечно, много разных заклинаний.

— Дэвид, — осторожно спросил Блэр, — а когда Аманда читает заклинания, она бьет ворону?

— Бьет ворону? — переспросил старший брат, но тут же рассмеялся, вспомнив, как одна домработница говорила, что когда Джени сердится, она как будто читает заклинания.

— Нет, Блэр, не такие заклинания, — сказал он. — И ворону Аманда не бьет.

Блэр покачал головой.

— Нет, она бьет ворону, — уверенно заявил он.

Тут Эстер прервала их диалог очередным вопросом про кроликов, и Дэвид стал объяснять, что, может статься, никаких кроликов вообще не будет, по крайней мере, сначала.

На следующий день рано утром Молли отправилась за покупками в деревню, и как только она ушла, Аманда позвала всех младших Стэнли к себе в комнату. С последнего визита Дэвида обстановка тут значительно изменилась. По стенам размещались яркие плакаты, тут и там с потолка свешивались странные предметы. Один из них напоминал гигантский глаз, нарисованный на картоне, другие были сделаны из палочек и веревочек. Длинные нити с нанизанными на них шариками занавешивали окно, и такие же занавеси закрывали еще несколько частей комнаты: дверь в чулан и книжный шкаф.

Посередине комнаты стоял игральный столик, покрытый шалью. В центре его лежала колода карт. На Аманде были черное платье и шаль, на лбу опять красовался зеркальный треугольник, но сегодня девочка не стала заплетать волосы.

Когда все зашли, Аманда закрыла дверь и села в кресло перед столиком. Напротив нее стояло еще одно кресло. Дэвид, Эстер и Джени предпочли занять край кровати, а Блэр уселся на полу рядом с вороньей клеткой.

Аманда взяла колоду и стала тасовать ее.

— Я решила, — сказала она, — что прежде чем я начну ваше обучение, нужно устроить вам кое-какие тесты.

— Типа как IQ? — спросила Джени. — У меня очень высокий IQ.

— Нет, не как IQ. Я проверю вашу склонность к сверхъестественному. Мне нужно выяснить, есть ли у кого-нибудь из вас природная склонность к экстрасенсорике. Некоторые от рождения обладают способностями к телепатии и тому подобному, и есть специальные тесты, которые проводят в исследовательских лабораториях, чтобы выявить эти способности. Мы с Леей много читали об этом. Не думаю, что у кого-то из вас есть такие способности, по крайней мере, выдающиеся, но сейчас мы это выясним наверняка. Ты первый Дэвид. Садись в кресло.

Целью теста было определить, насколько человек способен читать чужие мысли. Аманда по очереди доставала из колоды карты, так чтобы Дэвид их не видел, а он должен был угадать, черная масть или красная. По словам Аманды, обычный человек мог угадать не более половины, или не более десяти карт из двадцати возможных. Если же кому-то удастся угадать четырнадцать или пятнадцать, значит у него довольно сильная способность к магии. Когда Лея давала этот тест Аманде, то Аманда сразу угадала четырнадцать карт.

Итак, Аманда показывала Дэвиду карты рубашками, а он должен был угадать, красная масть или черная. Когда он закончил, Аманда сказала, что он дал девять верных ответов, то есть результат не очень хороший, но и не безнадежный. Следующей была Джени.

Джени каждый раз подолгу раздумывала над каждой картой. Всякий раз она подносила указательные пальцы к вискам, и, раскачиваясь взад и вперед с закрытыми глазами, бормотала: «Красная или черная, красная или черная». Когда же выбранная масть оказывалась неверной, она затевала долгие споры, что на самом деле она имела в виду другой цвет, и случайно дала неверный ответ, поэтому это не считается. Когда Джени и Аманда в очередной раз устроили препирательства, считается или не считается, Дэвид случайно обратил внимание на то, чем был занят в это время Блэр.

Младший брат чем-то кормил ворону. Со стороны это больше всего походило на сушеную ливерную колбаску, и скорее всего, так оно и было: Блэр обожал эти колбаски и всегда носил с собой кусочек-другой в кармане. Дэвид уже хотел предупредить Блэра об осторожности, но ворона, похоже, интересовалась только угощением, поэтому мальчик решил не вмешиваться. К тому же Блэр отлично находил общий язык со животными, так что вполне мог сам о себе позаботиться.

Когда тест Джени наконец был завершен, оказалось, что она угадала тринадцать карт, хотя малышка продолжала настаивать, что на самом деле ей удалось угадать пятнадцать, просто Аманда неправильно считала.

Следующей была Эстер. Она взобралась на кресло и стала старательно усаживаться на нем. Наконец она разместилась, выставив перед собой пухлые ножки и обняв их ручками. Как и Джени, Тессер закрыла глаза, но тут же снова их открыла, взмахнув ресницами, и пропищала:

— А если я выиграю, можно первый кролик будет мой?

— Кролик? — переспросила Аманда. — Она о чем вообще?

Дэвид попытался объяснить, но девочка только фыркнула и продолжила тестирование. Когда они закончили, Эстер набрала ровно десять.

— У меня хорошо получилось? — спросила Эстер.

— Твой результат вполне зауряден. Никаких особых способностей нет, — ответила Аманда.

Эстер сползла с кресла и потянулась к брату.

— Дэвид! — заныла она.

— Послушай, Тессер, — прошептал Дэвид, — если мы вообще когда-нибудь дойдем до кроликов, у тебя будет кролик, обещаю тебе!

Эстер заулыбалась и заползла на краешек кровати рядом с братом. Дэвид заметил, что Аманда убирает карты.

— А как же Блэр? — спросил он.

Аманда посмотрела на него удивленно:

— А как же он будет выполнять этот тест? — спросила она. — Он же даже не разговаривает.

— Он разговаривает! — возразил Дэвид. — Я же говорил тебе, что он разговаривает. Просто не слишком часто.

— Может быть. Только я его ни разу не слышала.

Блэр подошел к столу и посмотрел на Аманду.

— Ну хорошо, — сказала она, — садись в кресло.

С этими словами девочка достала карту и уставилась на нее.

Блэр залез в кресло и застыл почти неподвижно, улыбаясь и смотря прямо на Аманду.

— Ну, и что это такое? — наконец спросила она. — Красная или черная масть?

— Там сердечки, — очень тихо ответил Блэр. — Там много маленьких сердечек.

Аманда бросила карты на стол.

— Вот видишь, — сказала она Дэвиду, — что я тебе говорила. Он даже не понимает, что от него требуется.

Дэвид подошел к столику и взял карту. Это была девятка червей. И в эту секунду Аманда с ужасом вскрикнула. На мгновение Дэвид подумал, что она удивлена, как это Блэру удалось угадать карту. Еще бы — младший ведь не только угадал красную масть, он еще и безошибочно определил, что это были черви и что сердечек на карте было нарисовано много. Он, наверное, смог бы угадать и старшинство карты, если бы умел считать до девяти.

Дэвид уж было открыл рот, собираясь объяснить, что Блэру каким-то непостижимым образом всегда удавались подобные вещи, как вдруг заметил истинную причину тревоги Аманды.

Ворона выбралась из клетки.

Она прыгала по комнате, клацая о пол когтями и все шире и шире расправляя крылья. Пока все, словно оцепенев, стояли и наблюдали за происходящим, птица особенно высоко подпрыгнула, и Аманда вновь вскрикнула. Ворона начала бешено бить крыльями и носиться по комнате, издавая ужасающие звуки. Вскочив на комод, она скинула с него несколько баночек и бутылочек, потом снова попыталась взлететь. Когда она наконец опустилась на кровать, Джени, Дэвид и Эстер уже лежали на полу, а Аманда заслоняла голову руками. Теперь все дети медленно и осторожно поднимались.

Блэр подошел к кровати. При виде мальчика ворона дернула головой и в два больших скачка оказалась рядом с ним. Пухлыми детскими ручонками Блэр осторожно потянулся к птице, поднял ее с кровати и понес. Ворона оказалась для него нелегкой ношей, Блэр прогибался и с трудом удерживал равновесие. Птица неуклюже свесилась на сторону из объятий мальчика, опустила голову, а ее здоровенные когти почти волочились по полу.

Блэр медленно подошел к клетке и посадил в нее ворону.

Аманда немедленно вскочила на ноги.

— Ух ты! — сказала она. — Оказывается, ворона-то ручная. А я и не знала, что она дрессированная. Знаете, почему она так себя вела? Должно быть, она обрадовалась возможности покинуть клетку и немножко полетать. Скорее всего, она сердилась из-за того, что ей не удавалось летать. Вот почему она и вела себя так странно.

Она подошла к клетке, открыла дверцу и сделала шаг назад. Ворона тут же выскочила наружу, подпрыгнула и взлетела. Шумно хлопая крыльями, птица сделала несколько кругов по комнате, поднимая ветер. Дети с криком опустились на корточки. Наконец птица опять села на кровать. Аманда подошла к вороне.

— Ролор, — сказала девочка. — Ролор обуфо луаул офубо ролор.

Ворона отступила от нее.

Тогда Аманда обошла кровать и стала осторожно приближаться к птице, тихо и медленно произнося странные слова. Ворона бочком-бочком отодвигалась на другую сторону кровати.

Вдруг девочка рванулась вперед и схватила птицу обеими руками. Раздался отчаянный крик, замельтешили руки и крылья, полетели перья. Ворона перешла в атаку, похоже, всерьез намереваясь покалечить хозяйку, а та со всех ног неслась к клетке, пытаясь удержать птицу и нещадно колотя ее. Когда Аманде наконец удалось дойти до клетки, ворона уже взобралась ей на голову и вцепилась когтями в волосы. Девочка сбросила с себя птицу, швырнула в клетку с такой силой, что та шмякнулась о противоположную стенку, и захлопнула дверцу: прутья зазвенели, а перья вороны буквально встали дыбом. Птица хрипло каркнула, а Аманда сказала: «Тебе пойдет на пользу бу-бу-бу-бу».

Когда девочка обернулась к остальным, Дэвид и малыши увидели, что волосы у нее всклокочены, лицо раскраснелось, а на щеке красуется длинная царапина. С минуту Аманда стояла и смотрела на них, тяжело дыша, затем провела рукой по волосам и слегка пожала плечами.

— Сумасшедшая просто, — спокойно сказала она. — Должно быть, чего-то испугалась.

«Новая сестра» подошла к столу и стала собирать карты в колоду.

— Можете идти, — сказала она. — На сегодня хватит. Обучение мы продолжим завтра.

Дэвид, Блэр и Эстер направились к двери, но Джени, как всегда, нужно было поспорить.

— А можно нам остаться? — заныла она. — Пожалуйста, мы хотим остаться и поучиться еще. Я хочу научиться дрессировать ворону.

— Уходите! — крикнула Аманда.

Глава 6

Только на следующий день Аманда позволила детям войти в свою комнату. На сей раз карточный столик был убран, а вместо него в центре на полу стояла свеча и металлическая чаша, в которой курились благовония. Окна были закрыты и плотно зашторены, в полутьме было видно, как поднимается сладковатый дым. Аманда велела всем рассесться на полу вокруг свечи и чаши с благовониями.

— Сегодня мы начинаем церемонию инициации, — сказала она.

— Что начинаем? — спросила Джени.

— Церемонию инициации, — медленно и отчетливо проговорила Аманда.

Все трое младших смотрели на нее, не понимая значения этих слов.

— Слушайте, — вмешался Дэвид, — это как в той сказке, которую я вам читал. Помните, когда принцу нужно было пройти несколько испытаний и выполнить разные задания, чтобы получить руку принцессы. Церемония инициации должна доказать, что вы подходите для той деятельности, которой собираетесь заниматься.

— Чур, Дэвид — мой, — сказала Эстер.

— В смысле «Дэвид — мой»? — спросил брат.

— Ну, в смысле мужа. Я хочу замуж за Дэвида.

Аманда и Джени засмеялись.

— Глупая, — сказала Джени. — Не можешь же ты выйти замуж за собственного брата. Да к тому же ты еще маленькая.

— И к тому же это не такого рода инициация, — объяснил Дэвид. — Нас ждет посвящение в сверхъестественное, — и он взглянул на Аманду, ожидая подтверждения.

Аманда кивнула:

— Посвящение в оккультизм.

— То есть в магию! — обрадовалась Джени.

— А-а, вот оно что, — сказала Эстер таким голосом, как будто все поняла. — Чур, первый кролик — мой.

Аманда не обратила не ее слова никакого внимания и продолжила объяснять. Оказалось, что их ждет девять заданий. Девочка называла их испытаниями. Каждое задание займет один день. Тот, кто прошел очередное испытание, допускается к следующему, а тот, кто не прошел, должен на следующий день пытаться снова. Когда все задания будут выполнены, состоится церемония инициации. Окончательный ритуал сложный и долгий, и по его окончании все присутствующие будут причастны к миру сверхъестественного.

— Кое-что нужно начать делать прямо сейчас, помимо прохождения испытаний, — объяснила девочка. — Во-первых, следует немедленно начать собирать предметы для ритуального одеяния. Не стоит откладывать это на потом: у меня ушло несколько недель, чтоб раздобыть всё нужное. Сегодня я расскажу вам, что требуется для ритуального одеяния. Во-первых, все его части должны быть старыми, как можно более старыми. Вот как мое черное платье. Я нашла его в лавке старьевщика, и продавец сказал, что это настоящая древность. Кроме того, хотя бы одна вещь в наряде должна принадлежать тому, кто уже умер. А одна из вещей должна быть украдена.

— Украдена? — переспросил Дэвид. — И кто же должен ее украсть?

— Ты и должен. Каждый крадет для себя.

— Нам что же, придется воровать? — недоумевала Джени. Дэвид прекрасно понял удивление сестры: отец много раз говорил им, что воровать нельзя, и Джени крепко-накрепко запомнила его уроки.

Аманда кивнула.

— Так это что же, для того, чтобы пройти этот самый ритуал инициации, мне надо воровать? — спросила Джени.

— Да!

Джени подумала немного и спросила:

— А ты точно всё знаешь про этот ритуал? Может, ты что-то перепутала?

— Знаешь что, деточка, — раздраженно отозвалась Аманда, — ты вообще хочешь проходить ритуал или нет? Еще кое-что касательно ритуальных одеяний: нельзя носить ничего белого.

— Что, даже трусики? — спросила Джени.

— Сказала же, ничего белого, — повторила Аманда, злобно посмотрев на малышку, и перевела взгляд на Дэвида. — Если ты ее не заткнешь, мы никогда не начнем церемонию.

— Помолчи, Джени, — сказал Дэвид.

Потом Аманда рассказала, в чем суть первого испытания. Она заключалась в том, что в течение суток запрещалось носить на теле что-либо металлическое, и даже прикасаться к чему-либо, содержащему металл, тоже было нельзя. Испытание начиналось сегодня в полночь и закачивалось в полночь следующего дня.

Поначалу условия показались Дэвиду довольно несложными. Но вскоре он понял, что всё не так просто.

— А как же воду в ванной открывать? — спросила Джени.

— Ну, это не сложно, — ответил брат. — Просто поворачивай кран через полотенце. Так ведь можно?

Аманда кивнула.

— Да, — ответила она. — Но вы забываете про самое сложное. Как вы собираетесь есть? Ведь вам придется есть руками.

— Молли это не понравится, — сказала Эстер.

— Уверен, она сделает исключение на один день, если мы объясним, почем мы так делаем, — сказал Дэвид. — Молли не имеет привычки придираться по мелочам…

Аманда покачала головой и посмотрела на него чуть ли не с отвращением.

— В чем дело? — спросил он.

— Ты даже представить себе не можешь, как она любит придираться к мелочам. Она ведь не твоя мать. А кроме того, никому ничего нельзя объяснять. Если ты расскажешь посторонним, что проходишь испытание, оно не считается пройденным. Задание будет непоправимо испорчено, и придется выполнять другое.

— Ничего себе! — сказал Дэвид. — Но почему? Почему нельзя даже своей семье сказать об этом?

Аманда состроила противную гримасу.

— Послушай, Дэйви, — сказала она, — как правило, маги и колдуны не бегут к мамочке за советом…

— Ладно, ладно, — сказал Дэвид. — Я просто спросил.

Весь оставшийся день — и работая в саду, и гуляя с младшими, и читая, — Дэвид думал об испытании, которое ждало его завтра. У него даже появилось несколько идей; кое-что оказалось весьма дельным, остальные он сразу же отмел.

Поначалу мальчику казалось, что проблема с едой решена, так как он вспомнил, что у Молли имелись пластиковые приборы для пикника. Но когда Дэвид пошел их проверить, оказалось, что всё исчезло. Он спросил Молли, куда они могли деться, и мачеха ответила, что понятия не имеет, так как еще день или два назад она их видела на месте. После того как Дэвид не смог ничего найти, Молли лично обыскала буфет.

— Очень странно, — сказала она. — Наверное, дети взяли поиграть.