Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Зильке Шельхаммер

Школа талантов. Урок первый: зверский шум!



ЭТО АЛЬВА, новенькая в Школе талантов. Альва любит загадки, а ещё у неё есть заветное желание: перестать понимать, о чём болтают звери!



ЭТО РОДРИГО, странная птица, с которой Альва иногда беседует.



ЭТО МАЛА, ЙОНАС И ТИЛЛЬ, новые друзья Альвы из Школы талантов, всегда готовые к приключениям!



ФРИДЕРИКА И ЭЛВИН ходят в новую школу Альвы. Фридерика — угрюмая ворчунья и соседка Альвы по комнате. А Элвин считает себя самым важным человеком в мире. Альва пока толком не поняла, как к ним относиться.



ДИРЕКТОР ТОМАС ФРАНЦЕН — дядя Альвы и основатель Школы талантов. Кроме того, он умеет читать мысли, но это секрет! Уроки в Школе талантов очень необычные… Впрочем, как и учителя! ФРАУ МОЛИНА весёлая и частенько пританцовывает. ФРАУ ТИНЕРИУС, наоборот, очень строгая. Лучше её не сердить, если не хочешь навлечь на себя гром и молнии.


— Ну и что там? Сколько я продержалась? — спросила муха, приземлившись на подоконник.

— Одиннадцать секунд! Теперь моя очередь! — ответила вторая муха и взлетела.

— Хорошо! Ты должна сесть ему на нос и не двигаться, пока он не вздрогнет, а я буду считать, сколько пройдёт секунд!

Альва наблюдала, как муха поднялась в воздух и принялась виться над её одноклассником Марко, нарезая круги прямо у него над ухом. Потом муха облетела вокруг него и уселась на самый кончик носа. Марко непроизвольно тряхнул головой и отмахнулся от назойливого насекомого.

Вторая муха с ликованием вернулась на подоконник.

— Я выиграла! Четырнадцать секунд, не меньше!

— Врёшь! Ты и десяти секунд не продержалась! — возразила первая.

— Быть такого не может! Четырнадцать! Я считала!

Первая свирепо кувыркнулась в воздухе.

— Десять! С каких это пор после десяти идёт четырнадцать, бестолковая ты…

Глава 1. Тук-тук-тук


— …Альва? Альва! Ты слышала мой вопрос?

Голос фрау Брёзенгель заставил Альву оторваться от мушиной ссоры и вернуться к уроку. Альва смущённо откашлялась, выпрямилась на стуле и перевела глаза на доску. Там были записаны предложения, некоторые слова подчёркнуты разноцветными линиями. Целых пять предложений — и ни единого шанса догадаться, какого ответа ждёт от неё учительница.

Фрау Брёзенгель стояла, скрестив руки на груди, и не сводила глаз с ученицы.

Альва моргнула. В горле у неё пересохло.

Фрау Брёзенгель принялась нетерпеливо постукивать ногой по полу.

— Мы ждём!

Тук-тук-тук.

Взгляд Альвы блуждал по доске. Что, если просто назвать какое-нибудь слово наугад? Но какое? Может быть, «плавать»? Или «собака»? «Бабушка»?

— Плавать, — раздался вдруг скрипучий голос с первой парты.

Фрау Брёзенгель тут же засияла улыбкой.

— Очень хорошо, Карлос! — похвалила она выскочку-вундеркинда. В свои восемь лет тот уже учился в четвёртом классе вместе с Альвой. И, хуже того, ещё и доводился ей родным братом.

Альва откинулась на спинку стула.

Остаток урока она просидела, таращась на доску и борясь со слезами. И при этом старательно делала вид, будто не слышит, как ссорятся мухи на подоконнике. В очередной раз. Ей вечно приходится притворяться нормальной девочкой. Абсолютно обычной среднестатистической девочкой, для которой мухи всего лишь жужжат, лягушки квакают, а собаки лают, и ничего больше.

Альва вздохнула. К сожалению, она слышала, что мухи на подоконнике не просто жужжат, а громко ругаются. И к тому же понимала все до единого обвинения, которыми они перебрасывались. Ну и как тут не слушать?

И ладно бы только мухи! На дереве за открытым окном классной комнаты две белки рассказывали друг другу анекдоты. Да ещё такие смешные! Альва закусила губу, чтобы не расхохотаться.

К сожалению, Альве никак не удавалось доказать, что она понимает животных. Вот умей она с ними по-настоящему разговаривать, было бы, наверное, проще. Тогда она попросила бы муху сделать сальто или выкинуть ещё какой-нибудь трюк, и ей бы поверили — хотя бы родители. И перестали бы твердить, что у Альвы просто чересчур развито воображение и она всё выдумывает.

Альве пришлось твёрдо пообещать родителям, что она ни с кем в школе не будет обсуждать свои «безумные фантазии». Потому что иначе никто не захочет с ней дружить, говорили они. Альва сдержала слово и ни разу не обмолвилась о голосах в голове. Но с ней всё равно никто не хотел дружить. Видимо, Альва, как ни крути, производила впечатление девочки, у которой внутри громко играет радио на какой-то неведомой волне. А ведь она так старалась казаться обычной. Честно. Изо всех сил!

Но звери… Ох, они просто слишком много болтали.

После школы Альва забралась в свой домик на дереве. Там можно было спокойно заняться домашним заданием. Когда она пыталась делать уроки у себя в комнате, туда каждые пять минут заглядывал Карлос и удивлялся, что она до сих пор копается с математикой.

В домике на дереве не водилось всезнаек и никто не посматривал на неё с тревогой, как будто она немножко «ку-ку». Вернее, «ку-ку» в квадрате. Здесь она была предоставлена самой себе. Чаще всего.

Но сегодня, похоже, был не её день. По соседней с домиком ветке взбиралась бесконечная вереница муравьёв. Насекомые обсуждали мёртвого жука, которого их разведчик обнаружил где-то наверху. Они говорили хором, перебивали друг друга и строили предположения о том, насколько огромной окажется добыча. А ещё по кроне дерева уже несколько минут подряд скакал чёрный дрозд и вопил:

— Внимание! Внимание! Всем птицам: на земле кошка. Родители-дрозды, следите за детьми! Внимание!

Альва сидела в домике, скрестив ноги по-турецки, и пыталась вчитаться в условия задачи. Мило, конечно, со стороны дрозда предупредить остальных птиц. Но неужели для этого обязательно завывать, как пожарная сирена?

Альва зажала уши. Бесполезно. Дрозда всё ещё было слышно.



— Внимание! Внимание! Код «кошка»! Она лежит под кустом и не движется! Внимание! Высадка на газоне небезопасна!

Альва посмотрела вниз. В саду под кустом действительно дремал соседский кот Мерлин. Он потянулся и сонно пробормотал:

— Да закрой же ты клюв, наконец.

Но птица уже разошлась и даже не подумала умолкнуть.

— Код «кошка»! Приём, приём! Красный уровень опасности! Внимание! Внимание! Это не учебная тревога!

Так не могло продолжаться. Настало время дать ушам передышку, решила Альва. Она сунула руку под подушку и достала оттуда коробочку с берушами. Она спрятала их там специально, чтобы не нашла мама.

— Альва, не выдумывай, — рассердилась бы она. — Это же очень вредно для твоих ушей!

На ощупь беруши походили на маленькие зефирки. Разминая их пальцами, чтобы уменьшить, Альва смотрела в сад. Мама сидела на террасе и читала газету. На лужайке Карлос играл с псом Муном, их семейным питомцем.

Брат размахивал теннисным мячиком у Муна перед носом. Мун бешено скакал и лаял:

— Мяч! Мяч! Мяч! Мяч!

Потом Карлос наконец бросил мячик. Но пёс этого не понял и с удивлением уставился на пустую руку.

Дрозд обновил текст предупреждения:

— …собака не представляет опасности! Она такая глупая, что даже мяч поймать не может! Всё внимание на кошку!

Тем временем Альва скатала беруши в узкие цилиндры и легко засунула в уши. Беруши медленно набухали, и голоса дрозда, пса, кошки, муравьёв и всех остальных животных в пределах слышимости постепенно стихли. Шумный мир вокруг исчез, и осталось… спокойствие.

Никаких разговоров. Ни единого звука. Абсолютная тишина.

Альва облегчённо вздохнула и вернулась к урокам. Условия задачи вдруг мгновенно прояснились. Она с первого раза понимала вопросы и находила решения. Домашние задания удалось сделать за считаные минуты.

Альва отложила в сторону школьные тетрадки и вытащила из сумки книжку. Наконец-то можно почитать!

Отыскав страницу, на которой в прошлый раз остановилась, она сразу побежала глазами по строчкам. Героиня книги, знаменитая кладоискательница Ханни Шлиман, нашла в пещере таинственную круглую пластину из металла. Альва не сомневалась, что эта штуковина окажется ключом к разгадке и Ханни вот-вот распутает главную интригу книги.

Альва быстро-быстро водила пальцем по строчкам и мысленно пыталась сложить все подсказки в единую картину.

Казалось, до ответа уже было рукой подать, но тут злоумышленники похитили у Ханни драгоценную пластину. О нет! Что же теперь делать?