logo Книжные новинки и не только

«Шальные желания» Зора Слоун читать онлайн - страница 11

Knizhnik.org Зора Слоун Шальные желания читать онлайн - страница 11

— Боже, как я хочу тебя! — хрипло произнес Ланс.

Другая ждала бы слов любви, но не Джин. Она все равно не поверила бы его признаниям. Их связывало только желание. Джин не могла больше выносить этой сладостной пытки.

— Прошу тебя… — прошептала она.

Он что-то пробормотал в ответ, и она услышала то, чему не верила.

— Я люблю тебя.

Резко отпрянув, она бросила:

— Ложь!

Ланс понял свою ошибку. Но он ни за что не выпустил бы это сокровище из своих рук. Только не сейчас. Обняв так крепко, что она еле могла дышать, он продолжал целовать ее, несмотря на сопротивление. Ведь Ланс чувствовал, что она все еще хочет его. И оказался прав. Джин устала сопротивляться самой себе и ответила на поцелуй. Да, ее плоть требовала исцеления. И все же Ланс нашел в себе силы остановиться. Разгоряченное дыхание наполнило тишину комнаты.

— Не говори таких слов! — выпалила Джин.

— А что, так ужасно быть любимой?

— Я не знаю, что такое любовь. — Невозможно поверить, что его слова — правда. Но сердце ее дрогнуло, когда он прошептал:

— Я покажу тебе.

Слова прозвучали так убедительно! Джин все еще боялась обмануться, но, Господи, как же она хотела ему верить!

Ланс заглянул ей в глаза.

— Да?

Джин не могла больше противиться силе своего желания.

— Да, — прошептала она, когда его губы снова прижались к ее рту. — Да, — повторила, ощущая, как поцелуи Ланса возвращают ей жизнь.

Она больше не сопротивлялась. Их поцелуи были полны такой страсти, будто они были вместе в последний раз.

Она приоткрыла губы навстречу его поцелуям, и почувствовала, как язык Ланса проник в ее рот. Мягкие легкие движения приносили ей блаженство. Ланс старался не торопиться, чтобы не испугать ее и чтобы ее желание достигло предела. Поняв, наконец, что не может больше сдержать себя, он слегка отстранился.

Джин показалось, будто ее вышвырнули на холод. Что случилось? Неужели он вновь отвергает ее, наказывая за старое?

Но тут же его сильные руки снова притянули ее к своему горячему телу. Она заглянула в глаза Ланса и увидела, что они полны страсти. Он нежно провел пальцем по ее щеке, губам…

— Ты такая красивая, — проговорил Ланс, словно делая открытие.

Как он может так говорить, если был женат на самой красивой женщине? — изумилась Джин.

Его руки соскользнули ниже и коснулись набухших сосков. Джин застонала от нахлынувшего наслаждения. Она ждала каждого прикосновения его рук, словно волшебства. Но когда он охватил губами ее сосок, а потом обвел его горячим языком, ей показалось, что она не выдержит больше этой сладостной муки.

Рука Ланса нежно скользнула еще ниже и дотронулась до ее горячего лона. Легкими движениями он ласкал ее живот, касался треугольника волос внизу до тех пор, пока Джин, сгорая от желания, не вскрикнула, уже готовая принять в себя этого мужчину.

Но Ланс был возбужден до предела. Он слегка повернул Джин и навис над ней. С трудом приоткрыв отяжелевшие от страсти веки, она увидела перед собой его полные желания глаза. Она обхватила руками плечи Ланса и прижала его к себе так крепко, как только могла. Джин вскрикнула, когда он вошел в нее, но на этот раз не от боли, а от неожиданности. Сначала она не почувствовала ничего, кроме оцепенения, а потом ей показалось, что он заполнил ее всю. Повинуясь заданному им ритму, тело Джин отвечало на каждое движение Ланса, напрягаясь и выгибаясь ему навстречу. Наконец последовал мощный толчок, и ее охватило неизведанное прежде блаженство.

Ланс был потрясен силой своей и ее страсти.

Он понял, что, кроме него, она не знала мужчин. И это переполняло его нежностью. А для Джин заниматься любовью с ним было так же естественно, как дышать. Ей не нужно было ни думать, что делать, ни стараться показаться лучше, чем она была на самом деле. Каждая минута, проведенная с ним, тяжесть мускулистого тела, прикосновения горячих рук — все дарило ей радость. Джин ощущала себя так же легко, как во время бега. Только на этот раз она была не одна. Они одновременно пришли к финишу, так и не ослабив объятий. Но все же победительницей она почувствовала себя, когда услышала, как Ланс, всхлипнув, произнес ее имя.

Реальности не существовало. Только он, и она. И никого вокруг. Будто мир еще только зарождается, а они — первые на земле люди.

Они занимались любовью, спали и вновь любили друг друга. И не было никого счастливее их двоих.

11

Джин проснулась с первыми проблесками зари. Она могла бы закрыть глаза и вновь заснуть. Но утро принесло с собой ощущение реальности. Она взглянула на мужчину, спавшего рядом, и горькая мысль, что она лишь на время обманула себя, пронзила ее. То, что вчера было таким желанным, сегодня стало невыносимым. Теперь она не могла лгать себе. Ланса Диллона она полюбила давно, любила, когда уехала из его дома, любит сейчас и будет любить всегда.

Она может вернуться в Мэн и жить там, пока его влечет к ней. Сколько это продлится — неделю, месяц? Но потом он неизбежно оставит ее, потому что, кроме секса, его ничто не связывает с ней. Кто она такая, чтобы Ланс Диллон смог полюбить ее? Она — никто. И надо бежать, уйти немедленно. Иначе потом будет еще тяжелее расстаться с ним.

Джин попыталась незаметно выскользнуть из объятий Ланса. Но он крепко прижимал ее к себе. Тогда она пробормотала что-то невразумительное насчет ванной, и он неохотно ослабил объятия, почти не проснувшись.

Она тихо оделась в соседней комнате и оставила Лансу короткую записку. Стараясь не привлекать внимания, она миновала холл отеля, где в седьмом часу утра не оказалось никого, кроме нескольких вышколенных служащих.

Добравшись до своего отеля, Джин долго стояла под душем, словно старалась смыть с себя воспоминания о волшебной ночи. Через пару часов ей придется собрать вещи. А пока она калачиком свернулась в кресле, надеясь хоть немного поспать. Но уснуть так и не смогла, не в силах забыть пережитое. Ей не было стыдно. Она никому не причинила боли, кроме самой себя. Но ведь она всегда знала, что так будет.

Любовь оказалась для нее украденным кусочком счастья. Как наивно было полагать, что, переспав с Лансом, она исцелится. Нет, предложив ему себя, она потеряла все. Теперь ей надо собрать всю свою гордость, чтобы забыть о невыносимом желании остаться с ним.

Только расстояние спасет ее. Джин встала и начала собирать вещи. Она почти закончила, когда раздался стук в дверь. На пороге стоял Джо Форбз.

— Где ты была? Я ищу тебя с прошлого вечера.

Джин покраснела. Она не хотела, чтобы Форбз узнал, что она ночевала совсем в другом месте.

— Старый приятель?

— Что?

— Вчерашний парень, — прошипел Форбз. — Я и не знал, что тебе нравятся зрелые мужчины, а то бы и сам попытал счастья.

Джин не скрывала отвращения.

— Оставь меня, пожалуйста, я должна собрать вещи.

— Всемогущая и независимая, да? — Форбз был взбешен. — Да я могу тебя вышвырнуть в любой момент.

— Поступай, как знаешь, — безразлично ответила она. — Я не хочу больше бегать.

— Что? — переспросил Форбз, не веря услышанному.

— Я устала. В жизни немало более интересного, чем наматывание бесчисленных кругов.

— Это что, шутка? Мы же начали зарабатывать огромные деньги.

— Боюсь, тебе придется подыскать для этого другую лошадку, — возразила Джин, перекинув сумку через плечо.

Наконец Форбз понял, что она не шутит. Он встал перед ней и захлопнул дверь.

— Ты не можешь так уйти! Никто еще не уходил от меня.

Джин смотрела на него, раздумывая, как бы выкрутиться.

— Тебе сделали более выгодное предложение? — обвиняющим тоном произнес он. — Так ведь?

— Ничего подобного, — возразила она.

Лицо Форбза исказилось от бешенства. Он с силой дернул ее за руку, намеренно причиняя боль. Внезапно раздался стук в дверь.

— Джин, босс у тебя? — донесся голос ее тренера, Майкла Грейди.

— Секунду, Майкл, — сказала она, — сейчас я открою.

На мгновение ей показалось, что Форбз потерял разум от ярости. Но он опомнился и отпустил ее руку.

Джин, не растерявшись, сразу открыла входную дверь.

— Босс! — приветствовал тренер Форбза. — С тобой все в порядке, Джин? — спросил он, увидев растерянное лицо девушки.

— Нет, она сошла с ума, — ответил за нее Форбз. — Она уходит.

— Уходит? — удивился Майкл. — Как уходит?

— Мы ей надоели, — огрызнулся Форбз. — Майкл, поговори с ней. У нее есть пять минут, чтобы передумать. В противном случае я ей не завидую.

Форбз вышел, оставив их вдвоем.

— Это правда? — с сомнением спросил Майкл.

Джин не хотелось огорчать тренера, но что она могла ответить?..

— Мне очень жаль.

— Но почему?

— Я больше не хочу бегать.

— Это из-за Форбза? — предположил Грейди. — Знаю, ты не очень-то его любишь. Но пойми, если ты уйдешь, он просто не даст тебе шанса вернуться.

— Меня это уже не волнует, Майкл.

Джин подняла сумку и двинулась по коридору к выходу.

Майкл Грейди не стал ее удерживать, уловив тоску и безразличие в ее голосе. А это для спортсмена самое страшное. Без воли к победе спортсмен ничто.

Джин почти вышла из отеля, когда кто-то удержал ее за локоть. Она развернулась, ожидая увидеть Джо Форбза. Но перед ней стоял Ланс.

— Что ты пытаешься доказать? — крикнул он достаточно громко, чтобы привлечь внимание окружавших.

— Могу я чем-нибудь помочь, мэм? — обратился к Джин портье.

Она молчала. Как он поможет ей? Сейчас никто не мог ей помочь.

— Мисс? — повторил он.

— Мисс не нуждается в помощи, — отмахнулся от портье Ланс.

Подняв сумку девушки и схватив Джин за руку, он буквально потащил ее за собой на веранду, тянувшуюся вдоль одной из стен гостиницы.

— Прошу тебя, отпусти меня, — запротестовала Джин.

— Забудь! — отрезал Ланс. — Ты убегала от меня столько раз, что я должен был предусмотреть это и спрятать твою одежду или привязать тебя к кровати. Ты знаешь, что чувствует человек, когда от него так уходят?!

Не большую боль, чем когда уходишь сам, подумала она.

— Я оставила тебе записку.

— О да, я нашел какую-то бумажку! — выкрикнул Ланс, доставая ее из кармана. — «Пора уходить. Скоро самолет. Деньги вышлю». Я, было, подумал, что ты собираешься оплатить мои услуги.

— Речь шла о больничных счетах.

— Понял, — невесело усмехнулся Ланс. — Ты рассчитывала исчезнуть, а потом прислать чек?

Ох, если бы все было так просто! Если бы она могла выбросить этого мужчину из сердца!

— Скоро самолет, — повторила Джин слова записки.

— Все так просто? Значит, ты исцелилась? — Губы Ланса скривила горькая усмешка.

Зачем он причиняет боль им обоим?

— Что ты хочешь, Ланс? — спросила она обреченно.

— В данный момент тебя следует хорошенько выпороть, — закричал он в неподдельной ярости.

— А что потом? — Она не знала, как объяснить ему, что им нечего предложить друг другу, что у их отношений нет будущего.

— А потом, — откликнулся Ланс, — я хотел бы снова затащить тебя в постель и заняться любовью. Хочу слышать твои стоны. Хочу, чтобы ты выкрикивала мое имя, когда я…

— Прекрати! — взмолилась Джин, не в силах слушать дальше.

— Почему? Не нравится, когда тебе напоминают, что ты человек и можешь чувствовать то же, что все? Что умеешь любить? Или Прошлая ночь была притворством?

Слово «да» уже готово было слететь с ее губ. Но она не смогла произнести его.

— Отпусти меня, Ланс.

— Я не могу, — просто ответил он. — Разве ты не видишь? Не могу.

Джин подняла голову и посмотрела ему в глаза. Его взгляд сказал ей больше, чем слова. На мгновение она готова была поверить, что произошло невозможное.

— Портье сказал, что ты еще здесь, — внезапно услышали они голос Майкла Грейди. — Ты не передумала?

Джин покачала головой.

— Извини, Майкл, нет.

Тренер посмотрел на нее и ее спутника и понимающе кивнул.

— Что ж… Береги себя, малышка. А если надумаешь вернуться, позвони, я попытаюсь убедить Форбза взять тебя обратно.

— Спасибо, Майкл.

— О чем он? — спросил Ланс, когда тренер удалился.

— Я ушла, — безразлично ответила Джин.

— Ушла? — недоверчиво повторил он. — Ты подложила им такую свинью?

Джин кивнула и добавила:

— Я могу отдать тебе часть денег из приза, но с остальными придется подождать.

— К черту, деньги меня не волнуют! — выкрикнул Ланс.

— Да… — Она прекрасно это понимала. — Но они волнуют меня.

— Ты знаешь, что я сделал с деньгами, которые ты прислала мне в последний раз?

— Сжег.

— Нет, я отдал их в фонд помощи студентам. Мне казалось, что тебе это придется по душе.

— Но твой отец привез мне конверт с пеплом.

— Просто бумага, — сознался Ланс. — Это был театральный жест, чтобы ты больше не посылала.

Джин улыбнулась: ей и впрямь стало приятно, что заработанные деньги пошли на добрые цели.

— Почему все-таки ты бросила бег? — спросил Ланс.

— Я поняла, что это не мое призвание, — тихо проговорила она. — Это была не моя мечта, а отца.

— Возможно, — согласился он. — И что ты собираешься делать теперь?

Джин помрачнела. Если бы она могла сказать, что ее мечта — он, а самое большое счастье быть с ним всегда! Но вместо этого она ответила:

— Я хотела бы продолжить обучение в колледже.

— В том же?

Она отрицательно покачала головой. С тем связано слишком много грустных воспоминаний.

— В Мэне тоже есть колледжи, и я мог бы порекомендовать тебя, — сказал Ланс, заметив нерешительность на ее лице.

Джин горько усмехнулась. Неужели он думает, что ей легко быть так близко от него?

Бросив быстрый взгляд на любимое лицо, Джин поняла, что злость Ланса ушла. Он казался таким уставшим… Не подумав, она сказала:

— Я очень благодарна тебе, Ланс. За все!

— Господи, это настоящее мучение! К черту благодарность!..

— Не понимаю, что еще ты хочешь от меня! — воскликнула она.

— Не понимаешь? — усмехнулся Ланс. — Если бы здесь не было так много людей, я показал бы тебе, чего я хочу!

Она поняла, что он имеет в виду.

— Ты можешь думать о чем-нибудь другом? — бессильно выговорила она.

— Нет. Это стало неизлечимо.

Джин все еще не верила. Но, Бог свидетель, как она ждала этих слов!

— А что, тридцать семь — подходящий возраст для женитьбы, — продолжал Ланс.

Он опять шутит!

Джин уже готова была уйти, но Ланс удержал ее.

— Позволь мне уйти, — взмолилась она.

— Мне это расценивать как отказ? — спросил Ланс.

— А ты как думаешь?

— Могу я узнать почему?

— Потому, что это абсурд! — воскликнула Джин с отчаянием. — Люди, которых связывает только секс, не могут пожениться.

Она бросилась к выходу. Ланс успел поймать ее уже у дверей. Он силой затащил ее в телефонную будку и прижал к стенке, лишив малейшей возможности двигаться.

— На нас смотрят, — прошептала Джин.

— И что?

— Немедленно отпусти меня! — крикнула она.

— Заткнись и слушай. Да, ты права. Жениться, испытывая, друг к другу только физическое влечение, было бы ошибкой. Но ты никогда не задумывалась, что могут быть другие причины? Тебе не приходило в голову, что это — любовь?

— Что? — Все еще не верила она.

— Да! Можешь считать это нелепостью, но я люблю тебя, — почти прокричал Ланс, — и не могу тебя потерять!

— Я… Ты… — пробормотала Джин. — Ты шутишь!

— Но это так, — возразил Ланс. — Если бы ты знала, как непросто любить того, кто почти ненавидит тебя. Но любви не нужны причины.

Он нежно прикоснулся к ее щеке. И тут из глаз Джин хлынул поток слез, унося боль, отчаяние, горечь.

— Ты плачешь? Ты?.. Господи, Джин, что я сказал такое, чтобы ты заплакала? — Быстрыми поцелуями Ланс пытался осушить слезы. — Неужели я ничем не могу помочь тебе?! — простонал он с отчаянием.

— Было так ужасно, — наконец призналась Джин, — любить тебя и знать, что никогда не буду любимой. Хотеть встреч с тобой и бояться их. Ты был единственным. Можешь мне не верить…

— Ты любишь меня? — Ланс спросил так, словно от ее ответа зависело, жить ему дальше или нет.

— Я… да, — прошептала Джин, испытывая невероятное облегчение от своего признания.

Ланс нахмурился.

— Но тогда почему?.. — не понял он.

— Я не хотела… Я боялась, очень боялась, что ты никогда не полюбишь меня.

Ланс посмотрел на нее, словно на сумасшедшую. Как ей только могло прийти в голову, что он не полюбит ее? Ведь это было неизбежно. Он наклонился к ней и нежно поцеловал. И Джин стала плавиться в его руках, как воск. Она ответила на поцелуй без страха, ощущая безмерную радость. Они не отрывались друг от друга, пока желание с новой силой не овладело обоими.

— Вернемся к тебе, — шепнул Ланс.

Джин кивнула. Больше она не собиралась убегать от себя. Они забыли про сумку с вещами и, обнявшись, прошли мимо портье, едва сдерживавшего улыбку.

Несколько минут назад эти двое готовы были разорвать друг друга в клочья. А теперь не было никого счастливее их.

— Это означает «да»? — внезапно спросил Лане.

— Да? — Джин не поняла, о чем он.

— Так ты согласна стать моей женой?

Ей хотелось не просто согласиться, а прокричать свой ответ так, чтобы услышали все. Но кое-что все еще тревожило ее.

У Ланса сжалось сердце от страха снова потерять ее.

— Не отказывай! Может, тебе нужно время, чтобы подумать?

Она покачала головой.

— Нет, просто…

— Бег? — предположил Ланс. — Ради Бога, можешь продолжать заниматься, чем захочешь.

— Нет… Дорри… Надо, чтобы и она согласилась.

Ланс, облегченно вздохнув, крепче сжал ее плечи.

— Поверь мне, она будет счастлива! — Он был убежден в этом потому, что знал: его дочь раньше всех разглядела в Джин доброту, искренность и силу.

Но Джин не оставляли сомнения.

— Мы могли бы быть просто любовниками, — робко предложила она.

— Мы и будем ими всегда, — пообещал Ланс.


Навеки вместе… Такую клятву дал Ланс той же осенью в маленькой церквушке в Мэне, когда его отец, Дуэйн Диллон, гордо вел Джин к алтарю, а рядом бежала счастливая Дорри — подружка невесты.

Все сомнения и тревоги Джин остались позади. Она верила, что отныне и навеки они будут вместе — и в горе и в радости.