1234510>>>

Олег Кожевников

Комбриг

Глава 1

Москва! Да, именно здесь я нахожусь уже больше года и всё ещё никак не могу привыкнуть к этому факту. Неторопливые трамваи, многочисленные автобусы, метро — кто бы мог подумать, что я когда-нибудь смогу это увидеть, смогу сколько угодно ходить по этому громадному городу, толкаться в людском водовороте и везде слышать родную русскую речь. Просто обалдеть! Столько людей, и ни одного гавкающего выкрика на немецком.

В эту, не по-апрельски холодную ночь, лёжа на своей койке в общежитии, я первый раз за прошедшее время задумался о себе, о своём месте в этом мире и о дальнейшей перспективе моей жизни. В мыслях опять возник вопрос — как же так получилось, что меня перебросило в совершенно другую реальность, в тело моего деда. Но как и в первые мгновения моего появления в этом мире — ответа не было. Оставалось снова предполагать, что это Божий промысел, и простому смертному не понять воли творца.

Хотя я думал, что Создатель вселил меня в тело деда с целью исправления трагических ошибок истории, чтобы не допустить страданий русского народа, какими они были в той, моей бывшей реальности. Почему выбран я — неведомо. Ведь в прежнем мире я был обычным парнем, без особо выдающихся задатков. Единственным моим достоинством было то, что я всей душой хотел освободить мою родину от гнёта немцев, поэтому и входил в ряды русского сопротивления курсантом подпольной военной школы — Эскадрона. Моя бывшая реальность была страшным миром. Немцы, выигравшие Вторую мировую войну, превратили нас, бывших граждан Советского Союза, в бесправных рабов. Они обращались с нами хуже, чем со скотом. Истинный ариец, если у него возникало такое желание, мог сделать с любым из нас буквально всё, что захотелось его левой пятке.

Первоначально я решил, что смысл переноса моего сознания в тело деда заключался в уничтожении предателя русского народа — генерала Клопова. Но после того как я его подставил и в конечном итоге он был расстрелян, ничего в моей судьбе не изменилось. В моей бывшей реальности дед погиб ещё в Финскую войну, а в этой я так и остался в теле предка и никуда не исчез. Получается, что-то ещё от меня ожидалось. Теперь я постоянно задавался вопросом, что же нужно сделать, чтобы выполнить своё предначертание.

Я не мыслитель, не инженер, или изобретатель — ждать от меня каких-нибудь свершений в этой области просто смешно. Предыдущая жизнь наградила меня только двумя неоспоримыми качествами — отличным знанием немецкого и финского языков и ярой ненавистью к их носителям. Ну и ещё, конечно, я обладал немалой толикой знаний и навыков, привитых в Эскадроне. Про изобретательность в вопросах выживания и не говорю. В моей бывшей реальности сам факт того, что ты жив, уже говорил об изрядной изворотливости и расчетливости, тем более если ты состоял в сопротивлении. Исходя из этой оценки своих возможностей, выходило только одно — нужно быть самим собой, а не пытаться достать звёзды с небес. Если ты солдат, то и будь им и всеми доступными средствами пытайся навредить врагу. А когда будет война с немцами, постарайся уничтожить как можно больше этих гадов. Такой незатейливой мыслью я и завершил все бесполезные размышления о своём предназначении.

Всё-таки я живой человек и имею право хотеть существовать в этом теле дальше. А счастливую звёздочку я всё-таки поймал. Сразу вспомнился тот особенный январский день и событие, которое буквально шандарахнуло меня тогда по голове, изменив всю мою дальнейшую жизнь. Случилось невероятное! На КПП военной академии, где я обучался, неожиданно возникло неземное создание, это была та, о которой я всё последнее время грезил и из-за которой не замечал никаких других женщин. Ниночка Переверзева стояла у окна в скромной кроличьей шубейке, совершенно неприметная в шеренге уверенных эффектных дам, которые высматривали в толпе своих кавалеров среди вываливающихся с занятий слушателей академии.

Если бы я не почувствовал на себе её взгляд, то наверняка, как и всегда, постарался проскочить побыстрее к выходу. Ожидать меня было некому, а в моей маленькой общаговской комнатушке лежали стопки непрочитанных и не законспектированных книг, рекомендованных нашими преподавателями. Я катастрофически не успевал это делать. Иногда мне казалось, что я необразованный тупица. Особенно когда слышал высказываемое обо мне мнение некоторых своих сокурсников — слушателей академии, не в лицо, конечно, а в разговоре со своими собеседниками, когда речь заходила о моей особе. Напрямую вряд ли бы кто осмелился меня критиковать. Уже практически все были знакомы с моим взрывным характером, а также с тем фактом, что, обидевшись, я мог запросто заехать любому из них по физиономии. А чтобы меня остановить, нужно было по крайней мере не меньше трёх здоровых мужиков.

Прецеденты такие уже были, последний раз месяц назад, а именно в новогоднюю ночь, которую мы отмечали в актовом зале нашего общежития. После праздничных тостов разговор пошёл о недавно прошедшей Финской войне и о недостатках в нашей армии, которые она выявила. Было высказано очень много умных и дельных мыслей, большинство ребят были кровно заинтересованы в повышении боеспособности Красной армии. Я тоже, может быть слишком громко и горячо, высказал свои суждения. Когда немного успокоился и пошёл перекурить на лестничный пролёт, услышал разговор трёх своих сокурсников. Они стояли ниже этажом по лестнице и меня не видели. В силу своих специфических способностей я мог оставаться незаметным даже на открытых взору площадках, не говоря уже о местах, где прямая видимость отсутствовала.

Так вот, эти умники, обсуждая ход Финской войны, ехидно судачили о качестве командного состава. Говорили, что настоящих профессионалов в армии как не было, так и нет, что карьеру делают только комиссарские соски или полные дуболомы, вроде Черкасова, который путает Ганнибала с каннибалом. Что для меня, например, искусство манёвра заключается только в одном — подобраться к сонному противнику и надрать ему задницу, как я и имел наглость отвечать преподавателю по тактике — человеку, который ещё при царе носил полковничьи погоны.

Пока они обсуждали уровень образования, непонятные манеры и ужасный сленг, который характерен для той глуши, откуда выбралась такая деревенщина, как Черкасов, — я был спокоен. Спокойно выслушал я и разговор о том, что с таким багажом знаний и интеллектом нужно пасти колхозных коров, а не являться командиром полка, и тем более занимать более высокие штабные должности. Но когда они приступили к обсуждению тупости и бездарности командиров Красной армии, противопоставляя им высокий профессионализм немецкого офицерского корпуса, — я не выдержал. В три прыжка оказался на их лестничном пролёте и с криками:

— Ах вы, штабные крысы! Именно такие как вы, тыловые швабры даже и не чесались, когда настоящие бойцы гибли, прикрывая ваши толстые жопы!

Молниеносно начал раздавать тумаки. Бил я не в полную силу и в не очень опасные места. Всё-таки хоть они и сволочи, но свои. К тому же, как я ни был зол и поддат, но контролировал себя — старался, чтобы у этих козлов наутро не осталось следов от моих оплеух. Кроме этого, несмотря на играющий в крови алкоголь, я сообразил в конце этой воспитательной акции заявить:

— Хрен вы, белые недобитки, дождётесь краха Советской власти, а если будете мешать или попытаетесь навредить пролетарскому государству, то — Сибирь большая, а стране нужен лес. И пусть попробует кто-нибудь что-нибудь где-то вякнуть про меня, я молчать не буду, и следующую беседу с вами проведут уже другие люди, на Лубянке.

После этих слов я гордо выпрямился и удалился в актовый зал, продолжать так возбудившее меня застолье.

Как я и предполагал, этот инцидент не имел для меня никаких негативных последствий. Наоборот, пострадавшие начали относиться ко мне очень предупредительно и, можно сказать, даже подобострастно. Прошла неделя, и я почувствовал, что у них появилось ко мне весьма сильное уважение. Они, наконец, поняли, что я их не заложил, и всё произошедшее осталось только между нами.

Эти три архаровца были одними из самых успевающих и грамотных слушателей нашего курса. Наверное, поэтому прилюдно выказываемое уважение этими любимцами преподавателей повысило и моё личное самомнение. Я, уже ничуть не смущаясь, в компании своих однокурсников рассуждал о стратегии и тактике военных действий. При этом иногда нёс явную ахинею или высказывал совсем уж прописные истины, известные любому мало-мальски грамотному специалисту, однако слышал в ответ одобрительные возгласы или, в худшем случае, согласные кивки этих авторитетных в нашем кругу ребят.

Вот и 2 февраля я выходил из академии в полной эйфории от только что произнесённых умных речей. Мне казалось, что я велик, и сам Карл Клаузевиц пожал бы мне с почтением руку. Вот в таком боевом настрое я и увидел Ниночку. Если бы не это моё состояние, я наверняка сильно стушевался бы и смог промямлить только несколько приветственных слов. Да и она, почувствовав моё смущение, вряд ли бы искренне раскрылась мне навстречу. Скорее всего, я услышал бы от неё только несколько дежурных фраз о самочувствии да как прошёл процесс реабилитации после той страшной контузии.

1234510>>>